Итоги испытаний. Отечественные пистолеты-пулемёты. Часть 5.

История создания отечественных пистолетов-пулемётов. Часть 5

Итак, с июля 1931 г. по 30 апреля 1932 г. на полигоне АУ РККА прошли сравнительные полигонные испытания семи образцов пистолетов-пулемётов под 7,62-мм патрон Маузер шести авторов: Дегтярёва № 1, Токарева № 1, Прилуцкого, Коровина №№ 1 и 2, Колесникова и БНК ИНЗ-2 (с 8 мая 1929 г. Проектно-конструкторское бюро Инструментального завода № 2 (ПКБ ИНЗ-2) было переименовано в Бюро новых конструкций и стандартизации — БНК).

Целью испытаний было выявить основные качества пистолетов-пулемётов в отношении кучности боя, удобства в обращении, безотказности действия механизмов и определение действительности огня по удалённым целям на пределе пробивного действия пуль. Перед собственно сравнительными испытаниями была проведена аттестация используемой для испытаний партии № 12 7,62-мм патронов Маузер отечественного изготовления. Резюме по данному вопросу гласило: «…патроны партии № 12 по кучности боя, начальной скорости пуль и давлению пороховых газов близки к иностранным патронам Маузер». Так что началу испытаний ничто не препятствовало.

Пистолет-пулемёт Коровина 2-й образец (1931 г.). Журнал Калашников

Пистолет-пулемёт Коровина 2-й образец (1931 г.) общий вид

В качестве эталонного образца был принят пистолет-пулемёт производства фирмы «Рейнметалл» под 9-мм патрон «Парабеллум».

Уже на первом этапе выполнения программы испытаний — определении кучности стрельбы — появились сложности. Худо-бедно удалось получить результаты стрельбы одиночным огнём. Многочисленные случаи выпадения стреляных капсюлей из гильз сделали этот процесс долгим и мучительным. Стрельба же автоматическим огнём и вовсе была невозможной. В связи с этим было принято решение дальнейшие стрельбы проводить импортными патронами. К этому моменту кучность стрельбы одиночными выстрелами удалось определить при стрельбе из пистолетов-пулемётов Дегтярёва, БНК ИНЗ-2 и Токарева. Кучность одиночного огня остальных конкурсантов определялась только при стрельбе импортными патронами. И только изделие Токарева, по каким-то не вполне понятным причинам, было дополнительно отстреляно импортными патронами. При этом получены результаты, по нашему мнению, ставящие под сомнение результат аттестации патронов партии № 12. Уж слишком отличаются полученные при этом величины характеристик рассеивания пуль R100 и r50, — 46,1 и 20,4 см при стрельбе отечественными, и 28,7 и 9,7 см при стрельбе импортными патронами на дистанции 100 м (на 200 м — 103,6 и 36,1 см против 45 и 21,7 см; на 300 м — 162,7 и 58,7 см против 128,7 и 60 см, а на 500 м 238 и 132,3 см против 170,7 и 69 см).

Пистолет-пулемёт Колесникова (1931 г.). Журнал Калашников

Общий вид (справа и слева) пистолета-пулемёта Колесникова (1931 г.).

А вот с определением кучности стрельбы очередями дело обстояло настолько плохо, что и импортные патроны не помогли. Пистолет-пулемёт Прилуцкого так и не удалось отстрелять очередями не только из-за задержек в стрельбе, но и из-за поломок деталей. Образцы Коровина и Колесникова были отстреляны с таким превеликим трудом, что «овчинка выделки не стоила». Кстати, ввиду того что пистолеты-пулемёты не давали безотказного автоматического огня, темп стрельбы удалось определить только у пистолета-пулемёта Токарева (1000 выстр./мин), БНК-ИНЗ-2 (700 выстр./мин) и Дегтярёва (600 выстр./мин). Тем не менее, по результатам определения кучности одиночного огня на «пьедестале почёта» конкурсанты расположились в следующем порядке: 1 — пистолет-пулемёт Коровина, 2-й образец; 2 — пистолет-пулемёт Колесникова; 3 — пистолет-пулемёт Дегтярёва; 4 — пистолет-пулемёт Токарева; 5 — пистолет-пулемёт БНК-ИНЗ-2; 6 — пистолет-пулемёт Коровина 1-й образец; 7- пистолет-пулемёт «Рейнметалл» и 8 — пистолет-пулемёт Прилуцкого.

Пистолет-пулемёт Токарева № 1 (1931 г.). Журнал Калашников

Общий вид (справа и слева) пистолета-пулемёта Токарева № 1 (1931 г.)

Таким образом, несмотря ни на что, наметился явный прогресс — пистолет-пулемёт «Рейнметалл», занимавший на предыдущих испытаниях одно из первых мест, проиграл практически всем отечественным конструкциям. И это при совершенно безотказной работе автоматики, не отвлекающей стрелка на устранение задержек в стрельбе и соответственно вынуждающего его изменять прикладку после этого.

А вот при стрельбе короткими очередями 3–4 выстрела пистолет-пулемёт «Рейнметалл» остался непревзойдённым. Выдержка из итоговых выводов: «…п.п. Дегтярёва, дающий наиболее кучный бой автоматическим огнём, бьёт на 50% хуже, чем п.п. Рейнметалл». Остальные конкурсанты также несколько поменялись местами: 2 — Колесников; 3 — Дегтярёв; 4 — БНК ИНЗ-2; 5 и 6 — Коровин и 7 — Токарев.

Пистолет-пулемёт Дегтярёва № 1 (1931 г.). Журнал Калашников

Общий вид (справа) пистолета-пулемёта Дегтярёва № 1 (1931 г.)

Лидерство «Рейнметалла» объяснили большим весом, меньшим темпом стрельбы и менее слабым патроном, обуславливавшим меньшую отдачу. При стрельбах патронами отечественного изготовления в объёме 250 выстрелов из каждого пистолета-пулемёта получен недопустимо большой процент задержек в стрельбе. У системы Токарева 4,3 %, БНК ИНЗ-2 — 4,5%, Дегтярёва — 7,8%, Коровина — 24,9 и 10,5% и Колесникова — 12,5%. И если у токаревского и дегтярёвского образцов основные задержки в стрельбе были напрямую связаны с качеством отечественных патронов (выпадения капсюлей и осечки), то остальные системы «грешили» не только совершенно неотлаженной автоматикой (Колесникова), но и рядом поломок деталей.

Пистолет-пулемёт БНК ИНЗ-2. Журнал Калашников

Общий вид пистолета-пулемёта БНК ИНЗ-2

В результате соревноваться опять пришлось только Токареву и Дегтярёву (Прилуцкий, Колесников, Коровин и коллектив БНК ИНЗ-2 сошли с дистанции). Определение вероятности поражения отдельной поясной фигуры в зависимости от вида огня производилось стрельбой на дальности 200 и 300 м при ограничении времени (1 минута). На дистанции 200 м пистолет-пулемёт Токарева показал 32,5 и 5,8 % поражения мишени (одиночным и автоматическим огнём соответственно), а Дегтярёва — 64 и 28%. Дегтярёвский образец был первым и при стрельбе на дистанцию 300 м — 37,3 и 21,3% попаданий, против 12 и 0% у конкурента.

Пистолет-пулемёт Коровина 1-й образец (1931 г.). Журнал Калашников

Пистолет-пулемёт Коровина 1-й образец (1931 г.) общий вид

Плохое поражение целей при автоматическом огне объяснили большим темпом стрельбы (особенно у системы Токарева), забыв при этом упомянуть, что пистолеты-пулемёты не имели единой утверждённой насечки прицела. Проведение стрельбы в таких условиях было чистой воды авантюрой, не имеющей ничего общего со стрелковой наукой. Так что полученные результаты следует считать далеко не однозначными.

Для определения предела убойности пули была проведена стрельба на дистанцию 900 м по щиту, сколоченному из сухих 25-мм сосновых досок. Все попавшие в щит пули, выпущенные из обоих пистолетов-пулемётов, его пробили. Так что предел убойности пуль был признан вполне достаточным. А вот при стрельбе по пакету этих же досок вывод: «…патроны отечественного производства при стрельбе из отечественных п.п., по пробивному действию вполне удовлетворительны, и не уступают заграничным» несколько лукав (11 рядов досок пробивало лишь 10% отечественных пуль). При стрельбе иностранными патронами из дегтярёвского и токаревского образцов было получено 60% и 18% пробитий тех же 11 досок. А вот по безотказности и ресурсу токаревская система переиграла дегтярёвскую, особенно в различных условиях эксплуатации (с густо смазанными механизмами и при стрельбе с искусственным запылением) не получив ни единой задержки в стрельбе. Дегтярёвский образец в этих условиях дал 50 и 15% задержек в стрельбе. При стрельбе в нормальных условиях в объёме 10 000 выстрелов (охлаждение ствола после 100 выстр., чистка после 1000 выстр.) дегтярёвская конструкция также дала повышенный процент задержек в стрельбе — 6,5% против 1,9%. Не лучше было и с поломками деталей — у пистолета-пулемёта Токарева вышли из строя и были заменены: шпилька выбрасывателя, боёк и две боевые пружины. У пистолета-пулемёта Дегтярёва — шпилька стержня затвора, рычаг переводчика, боёк, ствол, ударник, спусковой механизм и два затыльника.

Справедливости ради необходимо отметить, что большинство однотипных задержек в стрельбе (для обоих пистолетов-пулемётов) были получены из-за плохого качества патронов. Раздутие гильз с большой остаточной деформацией приводило к не экстракциям гильз со срывом закраины гильзы выбрасывателем; неполным откатам затвора, приводивших к не отражениям гильз (затвор не доходил до отражателя и возвращал гильзу в патронник) или ущемлениям гильз (затвор дошёл до отражателя и тут же вернулся к переднему положению прижав гильзу к пеньку ствола). Осечки происходили на патронах, имеющих укороченный корпус гильзы, когда патрон проваливался в патронник и боёк не разбивал капсюля, а у пистолета-пулемёта Дегтярёва ещё и при увеличенной длине корпуса гильзы — получалось недокрытие затвора и отсюда неполный выход бойка.

9-мм пистолет-пулемёт «Рейнметалл» (разрез). Журнал Калашников

9-мм пистолет-пулемёт «Рейнметалл» (разрез)

Перекосы патрона (утыкания) при заряжании и стрельбе происходили из-за плохой отладки магазинов — патрон не успевал полностью подняться на линию досылания и досылался с перекосом. Ещё одним плюсом образца Токарева стала конструкция защёлки магазина — «…разряжание (смена магазина) наиболее удобное и быстрое, производится одной рукой». А вот «жирным» минусом — сложная разборка и сборка. Общим недостатком всех систем было признано неудачное расположение антабок — «…для ношения на ремне все п.п. неудобны тем, что спусковая скоба беспокоит спину стрелка. Ещё неудобнее носить это оружие с приставленным магазином. Антабки следует укреплять сбоку ложи».

В целом же заключение по этому этапу работ гласило:
“1. Все испытуемые п.п. в существующем виде на вооружение РККА приняты быть не могут по следующим соображениям:
а) п.п. системы Токарева хотя и надёжен в работе, но благодаря сложности конструкции будет дорог в производстве и из-за высокого темпа стрельбы имеет недостаточный действительный огонь при автоматической стрельбе даже на дистанции 100 м;
б) п.п. системы Дегтярёва и БНК ИНЗ-2 просты по своей конструкции, благодаря чему будут недороги в производстве, но неудовлетворительны по надёжности работы механизмов;
в) все остальные испытуемые п.п. по своей сложной конструкции и ненадёжности работы механизмов не заслуживают внимания и настолько несовершенны, что продолжать их доработку нецелесообразно.
2. Для ускорения решения вопроса о вооружении РККА п.п. и освоения их войсковыми частями необходима дача серийного заказа на 100 шт. п.п. системы Дегтярёва, как наиболее простой и приемлемой из всех испытанных систем для войсковых испытаний. Одновременно ИНЗ № 2 должен устранить отмеченные в протоколе недостатки:
а) изменив систему ударного механизма, устранить осечки и уменьшить процент задержек в стрельбе;
б) принять к п.п. прицел, имеющийся на п.п. Коровина, дающий возможность нарезать прицел до 500 м;
в) поставить антабку для ремня сбоку, подобно тому, как сделано НИОППом у п.п. системы Токарева № 1;
г) длину ствола п.п. системы Дегтярёва оставить прежней, равной 270 мм.
3. Не ограничиваясь полученными результатами и дачей серийного заказа для продвижения п.п. в войска, необходимо продолжить дальнейшую работу по усовершенствованию п.п. Дегтярёва.
4. Независимо от результатов усовершенствования п.п. системы Дегтярёва и войскового испытания их, необходимо приступить к разработке и изготовлению п.п. по системе КЗБ (конструкторов НИОППа) со сроком окончания опытного образца к 25.06. 1932 г.

Пистолет-пулемёт Прилуцкого (1931 г.). Журнал Калашников

Пистолет-пулемёт Прилуцкого (1931 г.) общий вид

Просить НТК АУ РККА выдать на эту работу опытный заказ”.

До принятия на вооружение РККА первого отечественного пистолета-пулемёта оставалось чуть более двух лет.

История создания пистолетов-пулеметов: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий