По заданию «Арткома»… Отечественные пистолеты-пулемёты

История отечественных пистолетов-пулемётов для РККА, СА и РА

Этой статьёй мы начинаем цикл, посвящённый непростой истории создания отечественных пистолетов-пулемётов с 1926 г. по настоящее время.

Необходимость создания лёгкого и удобного в обращении автоматического оружия выявилась ещё задолго до 1-й мировой войны. Наиболее простым способом удовлетворения этой потребности военнослужащих отдельных специальностей стало оснащение мощных армейских пистолетов (Mauser, Parabellum) приставными кобурами-прикладами. Однако они обладали одним существенным недостатком — отсутствовала возможность ведения мощного «пулемётного» огня хотя бы и в сравнительно небольшой промежуток времени, и на сравнительно близких дистанциях стрельбы. Этого недостатка были лишены пистолеты-пулемёты, впервые появившиеся в итальянской и германской армиях в 1-ю мировую войну и заслуженно получившие прозвище «траншейная метла» (9-мм пистолет-пулемёт. Ревелли обр.1915г. и 9-мм пистолет-пулемёт. Шмайссера обр. 1918 г.). Причём, компоновка и конструктивные особенности последнего для многих конструкторов разных стран на долгие годы стали образцом для разработки собственных систем. Наверно лучшее определение термина пистолет-пулемёт появилось после 1944 г., когда произо­шёл окончательный отказ от навязывания несвойственных этому оружию функций (например, наличие штыка и возможность прицельной стрельбы на запредельные дальности). Итак, пистолет-пу­лемёт — это индивидуальное автоматическое оружие ближнего боя, сконструированное под пистолетный патрон и предназначенное для поражения живой силы противника на дистанциях до 300 м. Его роль и место в системе отечественного стрелкового вооружения не всегда были правильно оценены, что в совокупности с определёнными техническими просчётами и привело к сравнительно короткому периоду боевой службы.

А начиналось всё так. Военная реформа 1925 г. предполагала перевооружение РККА. Стрелковое оружие было основой вооружения армии и специалисты Главного артиллерийского управления (ГАУ) зорко отслеживали тенденции его развития за рубежом. И поэтому, совсем не случайно, в программу перевооружения была включена работа по созданию отечественного пистолета-пулемёта. На основании этого, в декабре 1926 г. 5-й секцией Арткома совместно с 1-м отделом Учебно-стрелкового Управления ГУРККА были впервые отработаны технические требования для проектирования отечественного пистолета-пулемёта, которые были утверждены протоколом Арткома № 1290 от 28.12.1926 г. Требования уложились в одиннадцать пунктов:
— Вес 9 фунтов;
— Действительность огня до 500 шагов;
— Темп стрельбы 600–700 выстрелов в минуту;
— Огонь одиночный и автоматический;
— Магазин на 50 патронов;
— Патроны пистолетного типа (при этом допускается использование патрона для пистолета Parabellum);
— Смены ствола во время стрельбы не требуется;
— Удобная прикладка и носка;
— Наличие приклада;
— Охлаждение ствола воздушное;
— Калибр 9 мм.

Окажись эти требования незыблемыми (особенно в типе применяемого патрона), отечественная оружейная история, видимо, пошла бы по другому «руслу» и не пришлось бы возвращаться к этому вопросу через семьдесят лет. Но как известно, она, история, не имеет сослагательного наклонения. В отношении выбора калибра произошло разногласие: представители 1-го отдела Учебно-стрелкового Управления считали возможным ограничиться калибром 7,65 мм (Браунинга), как более лёгким и дающим возможность носить больший запас патронов, а 5-я секция Арткома, учитывая, что данное оружие предназначено для действия в непосредственном столкновении с противником, настаивала на калибре 9 мм — как «более убойном».

Выдающийся отечественный конструтор-оружейник Фёдор Васильевич Токарев

«Прения» по этому вопросу продлятся почти два года, а пока проектирование пистолета-пулемёта поручили Тульскому оружейному заводу, который был, мягко говоря, не совсем рад этому решению — «заедала» серийная продукция, которую к тому же тоже нужно было модернизировать. А тут ещё более глобальная задача — создание нового вида оружия. Сетования ТОЗа были небезосновательными — в то время проектирование механизмов оружия производилось эмпирическими методами, что сулило долгий и трудный путь подбора наивыгоднейшего энергетического баланса автоматики и обеспечения требований прочности деталей при минимальной массе. Ведь первые зачатки «теории и расчёта» появятся только в начале 30-х годов, и основывались они именно на разработках новых для отечественной оружейной промышленности видов оружия пистолетов, автоматических (самозарядных) винтовок и пулемётов.

Неизвестно что повлияло на дальнейший ход работ — слёзные просьбы ТОЗа, или здравый смысл в достижении поставленной цели, но груз единоличной ответственности за порученное дело распределили на всю оружейную отрасль. Пока шли споры о выборе калибра ТОЗ всё-таки подтвердил звание флагмана советской оружейной промышленности — Ф. В. Токарев, практично рассудив, что отечественный револьверный патрон по баллистическим характеристикам никак не хуже 7,65-мм патрона Браунинга, да и к тому же производится серийно, занялся разработкой пистолета-пулемёта именно под этот, вроде бы совсем неподходящий для автоматического оружия патрон. И правда, для обеспечения подачи патронов из магазина, пришлось модифицировать (обжать) дульце гильзы собранного патрона. Уже в ноябре 1927 г. Токарев представил первый образец своего пистолета-пулемёта на полигонные испытания.

Автоматика пистолета-пулемёта основывалась на принципе отдачи свободного затвора. Спусковой механизм куркового типа позволял ведение одиночного и автоматического огня, для чего вместо обычного переводчика были применены два спусковых крючка — передний для автоматического и задний — для одиночного огня. Магазин коробчатый двухрядный на 21 патрон присоединялся снизу через окно ложи, при этом его направление в окно происходило по пазу задней стенки рукоятки цевья. Фиксация магазина производилась с помощью защёлки, вращающейся в горизонтальной плоскости. Пистолет-пулемёт имел автоматический предохранитель (автоспуск), действовавший на курок и не дававший возможность произвести выстрел при не докрытом (не дошедшем до крайнего переднего положения) затворе. Неавтоматическим предохранителем от случайного выстрела служил флажковый предохранитель, поворачивавшийся в поперечной плоскости оружия и блокировавший перемещения спусковых крючков назад (типичное токаревское конструкторское решение). Процесс заряжания пистолета-пулемёта происходит по довольно сложному алгоритму (впрочем, в то время никого не смущавшему): 1 — поставить затвор на затворную задержку, для чего оттянуть затвор назад и, удерживая его, поднять вверх кнопку затворной задержки (на правой стороне затворной коробки) и при этом отпустить затвор (движение которого вперёд ограничит зуб затворной задержки). 2 — движением вправо или влево вперёд повернуть защёлку магазина на 90 градусов, вставить магазин и вернуть защёлку в исходное положение. 3 — включить предохранитель от случайного выстрела. 4 — оттянуть затвор несколько назад и отпустить его в переднее положение (при этом патрон из магазина будет дослан в патронник). 5 — доложить командиру «Оружие заряжено и поставлено на предохранитель!» и быть готовым к стрельбе.

Общий вид пистолета-пулемёта Токарева. Фото из отчёта по испытаниям питолета-пулемёта

ТТХ опытного пистолета-пулемёта Токарева обр.1927 г.

Масса без магазина

2,8 кг
Масса пустого магазина 0,102 кг
Вместимость магазина 21 патр.

Длина

99,5 см

Ширина

4,7 см

Длина ствола

48,2 см

Длина нарезной части ствола

44,4 см

Темп стрельбы

1100–1200 выстр./мин

Число частей при полной разборке

60

Число частей для чистки

8

Начальная скорость пуль

308 м/с

Длина прицельной линии

62,5 см

Прицельная дальность

100 и 200 м

Прицел имел довольно примитивную, но вполне практичную конструкцию в виде двух подъёмных щитков для дальностей 100 и 200 м. Запасной магазин помещался в гнезде затыльника приклада (оригинальное, но не очень практичное решение — в стрессовых ситуациях и на морозе процедура смены магазина стано­вится проблематичной). Увеличение длины ствола до 482 мм позволило повысить скорость пули по сравнению с револьвером Нагана на 36 м/с, что обеспечило достаточно высокую её пробивную способность: на дальности 200 шагов почти 80% пуль побивали четыре дюймовых доски при критерии гарантированного поражения цели — пробитие одной. Однако, при стрельбе практически на каждом магазине было получено по одному утыканию патрона в пенёк ствола со значительной деформацией дульца гильзы, что суммарно составило недопустимо большую величину — 4,8%. Задержки в стрельбе не были связаны с условиями испытаний т. к. и в нормальных, и в затруднённых (запыление) условиях эксплуатации проявлялись в равной мере. С кучностью стрельбы, особенно очередями тоже не совсем заладилось. На дистанции 100 шагов эллипс рассеивания пуль по вертикали едва укладывался в габарит грудной мишени, а на 200 шагов для этого уже требовался габарит ростовой. Хотя, пока этот факт тоже никого не смутил — на тот момент отсутствовали критерии (требования) оценки кучности, опыт стрельбы и просто не с чем было сравнивать. В общем, результат вполне обнадёживал — оставалось доработать тракт подачи патрона и привести в норму общую длину образца более похожего на карабин, чем на пистолет-пулемёт. Кстати, тот факт, что пистолет-пулемёт. Токарева не удовлетворил трём важнейшим пунктам технических требований 1926 г. (см. таблицу ТТХ) вроде бы никого не смутил. Резюмируя результаты испытаний, 4-я секция Арткома 31 декабря 1927 г. поручила полигону определить наиболее рациональную длину ствола. «Поручить научно-исследовательскому опытному полигону (НИОПу) провести стрельбу на кучность боя и пробивное действие со стволом, обрезанным на 10 и 20 см, причём каждый раз при подрезке ствола следует соответственно обрезать цевьё ложи и ставить на конец ствола мушку. Одновременно поручено конструктору Токареву по образцу с укороченным стволом изготовить пять п. п., устранив задержки — утыкание». В апреле 1928г. полигон отчитался о проведённых работах, представив результаты испытаний и не сделав заключения (далее станет понятно почему, он также имел особое мнение по поводу применяемого патрона).

Разрез пистолета-пулемёта Токарева: 1 – ствол; 2 – предохранитель мушки; 4 – затвор; 5 – затворная коробка; 6 – возвратная пружина; 7 – стержень возвратной пружины; 8 – курок; 9 – боевая пружина; 11 – направляющий стержень боевой пружины; 12 – автоматический предохранитель; 13 – спусковой рычаг; 14 – спусковая тяга; 15 – спусковой крючок одиночного огня; 16 – спусковой крючок автоматического огня; спусковая скоба; 18 – предохранитель; 19 – ударник с пружиной; 20 – крышка затворной коробки; 21 – магазин; 22 – подаватель; 23 – пружина подавателя; 24 – крышка магазина; 26 – ложа; 27 – ствольная накладка; 28 – ложевое кольцо; 29 – шомпол;30 – пружина спускового крючка; 31 – защёлка крышки ствольной коробки; 32 – защёлка магазина

В общем, оказалось, что укорочение ствола и на 10, и на 20 см не изменяет характеристики рассеивания пуль по сравнению с длинным стволом во всём диапазоне дальностей от 200 до 700 шагов. Да и пробивное действие пуль уменьшилось не очень значительно — не более, чем на 15% от первоначальной на дальности 200 шагов, а на дальности 700 шагов и вовсе не изменилось. Пока Токарев занимался доработкой своего образца, вопрос о калибре перспективного пистолета-пулемёта был поднят вновь по настоянию конструкторов, параллельно работающих над разработкой армейского пистолета и 6-го отдела АУ курировавшего эти работы. В июне 1928 г. 6-й отдел АУ запросил НИОП о его мнении о калибре пистолета-пулемёта, на что полигон ответил, что наиболее желательным было бы принятие на вооружение калибра 9 мм (как наиболее распространённого в настоящее время). Однако предпочтение следует отдать патрону системы Браунинг (в настоящее время известен как патрон 9×17), как более простому и обладающему хорошей баллистикой. Чем патрон 9×17 проще патрона 9×19, который упомянут в ТТ 1926 г., — непонятно. А уж про хорошую баллистику — тем более. Через много лет его прототип — патрон 9×18 Макаров практически «похоронит» пистолет-пулемёт для Советской армии, разрабатывавшийся в рамках ОКР «Букет» (1969–1974 гг.). Но это будет очень нескоро. А пока, в июле 1928 г. 6-я секция Арткома, рассмотрев результаты испытаний самозарядных пистолетов, в своём журнале за № 465–1928 отметила: «…вопрос о калибре и патроне для пистолета должен быть решён в срочном порядке». Со своей стороны 6-я секция Арткома считала калибр 7,65 мм достаточным, но, с точки зрения обеспечения гарантированного убойного действия, продвинула «патрон типа Маузер калибра 7,63 мм — который будет удовлетворять своему назначению. Этот патрон будет подходить также и к п. п., т. к. баллистические его качества (кучность и пробивное действие) будут вполне приемлемыми для производства действительного огня на 800–1000 шагов». Решить этот вопрос окончательно должен был штаб РККА.

Внешний вид наиболее распространённых пистолетных патронов середины 20-х годов. Фото из журнала «Калашников»

Внешний вид наиболее распространённых пистолетных патронов середины 20-х годов. Слева направо: 7,65 мм Браунинг, 7,65 мм Парабеллум, 7,63 мм Маузер, 8 мм Намбу, 9 мм Браунинг, 9 мм Парабеллум, 9 мм Маузер, 11,43 мм Кольт-Браунинг, 7,62 мм револьверный Наган, 7,62 мм Наган-Токарев

И вот, 31 июля 1928 г. штаб РККА сообщил своё Решение за номером 38859, что он «вполне присоединяется к постановлению Артиллерийского комитета, изложенному в журнале от 7 июля 1928 г. за № 465, в отношении калибра и патрона для пистолетов и пистолетов-пулемётов». Далее, 10 августа 1928 г. Артком «с целью точного совпадения калибра этого патрона с калибром существующей винтовки и единства поверочного инструмента» решил принять для пистолета и пистолета-пулемёта калибр 7,62 мм. Данное Решение Артком сообщил ТОЗу 10 августа 1928 г. за № 52514/9р в котором указал, что «проектируемые и изготавливаемые по заданию Арткома пистолеты-пулемёты должны изготавливаться под патрон Маузера калибра 7,62 мм». Одновременно было выдано задание тульскому патронному заводу (ТПЗ) на изготовление 10 000 шт. 7,62 мм патронов типа Маузер. К концу 1928 г. ТПЗ эти патроны изготовил, а полигон, в свою очередь, испытал. По результатам испытаний 6-я секция Арткома 23 мая 1930 г. постановила:

«1. Утвердить для первой валовой партии 7,62 мм патроны типа Маузер с пулей плакированной томпаком и с капсюлем к патрону револьвера Наган. Установить начальную скорость для изготовления патронов 410 +_12,5 м/с при испытании из пистолета Маузер с длиной ствола 20 см.

ТПЗ после окончательного установления производства представить в НТК АУ рабочий чертёж патрона и технические условия на приём».

Вот уж действительно, «были времена…», даже патроны выпускались без чертежей и ТУ.

Но это произойдёт чуть-чуть позже. А пока, параллельно испытаниям первой валовой партии 7,62-мм патронов, полигонным испытаниям подвергся первый образец 7,62-мм пистолета-пулемёта В. А. Дегтярёва под этот патрон. Парадокс ситуации заключался в том, что на тот момент сами патроны уже были, а вот Решения Арткома по утверждению партии этих патронов не было. Поэтому испытания первого образца 7,62-мм пистолета-пулемёта конструкции Дегтярёва были проведены на 7,63-мм патронах производства немецкой фирмы Geco. Но об этом в следующей статье.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий