СКС, который так и не вступил в бой

О самозарядном карабине Симонова СКС модели 1941 года под 7,62-мм винтовочный патрон 7,62×53R

В кругах людей, интересующихся оружием, нет таких, кто не знает 7,62-мм самозарядный карабин Симонова СКС. Но несмотря на широкую известность СКС, история его создания до сих пор «покрыта мраком» и сопровождается заблуждениями. Одним из них является история о том, что в 1944 году партия карабинов СКС проходила испытания на 1-м Белорусском фронте. Эта информация приведена в известной книге Д. Н. Болотина «История советского стрелкового оружия», причём специально указано, что это были карабины Симонова под патрон обр. 1943 г.

С. Г. Симонов. Журнал Калашников

С. Г. Симонов. 1947 г. Фото из архива ВИМАИВ и ВС, публикуется впервые.

История о воевавшем на фронте карабине СКС получила широкое распространение в кругах любителей оружия, став неотъемлемой частью «биографии» СКС. Однако это ошибка: карабин СКС действительно проходил испытания на фронте, но… это был совсем другой СКС, не тот который всем известен, а его прототип, разработанный в 1941 году. И — а это самое главное — он был спроектирован не под промежуточный патрон обр .1943 г., а под классический 7,62-мм винтовочный патрон. Чрезвычайно компактный и почти невесомый (вес без патронов и штыка 2,9 кг), этот карабин и сейчас производит сильное впечатление своим удобством в обращении. Изготовленный малой серией, карабин остался практически неизвестным исследователям истории отечественного оружия, но результаты его испытаний существенно повлияли на технический облик всей послевоенной системы индивидуального стрелкового оружия Советской армии.

В 1940 году, ещё до завершения работ по отработке самозарядной винтовки СВС, С. Г. Симонов занялся созданием карабина на её базе. Нельзя сказать, что разработкой оружия данного типа занимался только Симонов: в 1940–1941 годах самозарядные и автоматические карабины проектировались в нескольких конструкторских бюро: ЦКБ-14 (г. Тула — Ф. В. Токарев), ЕПБ завода № 314 (г. Тула), КБ завода № 74 (г. Ижевск). Все они разрабатывали карабины на базе серийной винтовки СВТ-40. ОКБ-180, возглавляемое С. Г. Симоновым, создавало карабин оригинальной конструкции. В конце 1940—начале 1941 года в СССР к испытаниям одновременно были готовы четыре образца самозарядных карабинов:
— конструкции Токарева ТКБ-65;
— конструкции завода № 74;
— конструкции ЕПБ завода № 314;
— конструкции Симонова СВС-53.

 

Карабин Симонова СВС-53. Журнал Калашников

Карабин Симонова СВС-53. Образец хранится в ВИМАИВиВС. Публикуется впервые

Карабин СВС-53 прошёл полигонные испытания в октябре 1940 года. По их результатам полигон пришёл к выводу, что в различных условиях эксплуатации карабин показал неудовлетворительные результаты, имел несколько поломок неосновных частей и нуждался в доработке. Однако его конструкцию признали наиболее перспективной, и полигон рекомендовал разработать на базе СВС-53 новый образец с целью окончательного решения вопроса о принятии на вооружение КА самозарядного карабина.

Карабин Симонова СКС-30. Журнал Калашников

Карабин Симонова СКС-30. Образец хранится в ВИМАИВиВС. Публикуется впервые

Пачка с патронами к карабину СКС-30. Журнал Калашников

Пачка с патронами к карабину СКС-30. (Российский государственный архив научно-технической документации)

В апреле 1941 года С. Г. Симонов разработал два карабина с магазинами на 10 и 5 патронов — СКС-30-П-41г. и СКС-31-П-41г. Их механизмы автоматики были идентичными, отличие состояло только в конструкции магазинов — карабин СКС-30 имел магазин вместимостью 10 патронов, заряжаемых пачкой снизу магазинной коробки, карабин СКС-31 имел магазин вместимостью 5 патронов, заряжаемых сверху из штатной винтовочной обоймы.

В мае 1941 года карабины СКС-30 и СКС-31 поступили на полигонные испытания. Здесь выяснилось, что СКС-31 с постоянным магазином на 5 патронов обеспечивал скорострельность 20 выстр./мин., что было существенно выше, чем у винтовки обр. 1891/30 г. (15 выстр./мин.). Карабин СКС-30 имел ещё более высокую скорострельность (около 25 выстр./мин.). В то же время для снаряжения патронами пачки для карабина СКС-30 требовалось значительно больше времени, чем снаряжение патронами обычной обоймы. Заряжание магазина пачкой с патронами также требовало больших временных затрат, чем заряжание винтовки СВТ-40 отъёмным магазином из-за дополнительной операции по открыванию и закрыванию крышки магазина для вынимания опустошённой пачки и вкладывания снаряжённой.

Технические характеристики серийного карабина СКС (СКС-31)

Характеристика

Параметры

Масса без штыка, г.

2900

Масса штыка, г.

225

Масса обоймы на 10 патр., г.

22

Длина со штыком, мм.

1285

Длина без штыка, мм.

1085

Длина прицельной линии, мм.

445

Прицельная дальность, м.

1000

Безотказность карабина СКС-31 с магазином на 5 патронов оказалась выше, чем у карабинов конкурирующих конструкций. Число задержек при стрельбе из карабина СКС-30 с магазином на 10 патронов составило 4,58%, у карабина СКС-31 с магазином на 5 патронов — 3%. Поломок деталей карабинов в ходе отстрела на полный ресурс не произошло. В маневренном отношении оба карабина признаны удобными, в т. ч. в штыковом бою, но лучшим оказался карабин СКС-31, из-за отсутствия выступающей за габариты ложи магазинной коробки.

По итогам испытаний полигон ГАУ признал, что карабин Симонова СКС-31 с постоянным магазином на 5 патронов по живучести и безотказности работы автоматики показал удовлетворительные результаты. Карабин СКС-30 испытания не выдержал из-за большого количества задержек. 1 июля 1941 г. результаты испытаний карабинов Симонова СКС-31 и СКС-30, карабина Токарева и карабинов конструкции заводов № 74 и № 314 рассмотрел АК ГАУ, который пришёл к следующим выводам:

«1. Основной особенностью самозарядного карабина Симонова 1941 г. является лёгкий вес и постоянный магазин, улучшающие конструкцию в следующем:
а) карабин по сравнению с карабином Токарева значительно легче. Например, вес карабина Токарева со штыком и ножной, комплектом магазинов и обойм из расчёта боекомплекта патронов (90 шт.) — 4,6 кг, а вес карабина Симонова со штыком, ножной и комплектом обойм из расчёта боекомплекта патронов (90 шт.) — 3,4–3,55 кг, что даёт возможность повысить боекомплектность примерно на 50 патронов.
[…]
По штыковому бою имеет преимущество перед СКТ, особенно при длинном уколе, вследствие того, что у него не выступает магазин».

ГАУ решило утвердить чертежи карабина Симонова с постоянным магазином на 5 патронов для заказа по ним партии в количестве 50 шт. для проведения войсковых испытаний со сроком изготовления партии до 15 июля 1942 года, войсковые испытания предписывалось провести в июле 1942 года.

Как можно заметить, решение об изготовлении партии карабинов Симонова для проведения войсковых испытаний состоялось 1 июля 1941 года, т. е. в условиях уже начавшейся Великой Отечественной войны, что в значительной степени определило ход дальнейших событий по этому изделию. Понятно, что в условиях тяжелейших поражений, которые понесла КА в начале войны и последовавшей за ними срочной эвакуации предприятий оборонной промышленности, сопровождавшейся требованием резкого наращивания количества выпускаемого вооружения, об изготовлении партии опытных карабинов не могло быть и речи. К этому вопросу НКВ вернулся только весной 1942 года, когда развертывание массового производства вооружения на оружейных заводах в основном завершилось.

Карабин Симонова СКС-31. Журнал Калашников

Карабин Симонова СКС-31 (серийный образец карабина СКС №19 выпущенный в 1944 году на заводе №314 г. Медногорск). Образец хранится в ВИМАИВиВС. Публикуется впервые

Заводское клеймо на карабине Симонова СКС-31. Журнал Калашников

Заводское клеймо Медногорского оружейного завода №314 на прикладе карабина СКС (СКС-31) №19 1944 г/в

29 мая 1942 года Наркомат вооружения сообщил в ГАУ, что изготовление партии самозарядных 7,62-мм карабинов Симонова (СКС) для войсковых испытаний намечено на заводе № 74 (г. Ижевск). Срок изготовления партии карабинов устанавливался III квартал 1942 года. Однако завод № 74, до предела загруженный изготовлением оружия для фронта, отказался от выполнения заказа. В связи с этим в апреле 1942 г. ГАУ ходатайствовало перед Наркоматом вооружения о переносе изготовления партии карабинов СКС на завод № 314 (г. Медногорск), который с ноября 1941 г. выпускал самозарядные винтовки Токарева СВТ-40. В июне НКВ разрешил перенос заказа и постановил, что завод № 314 должен изготовить партию карабинов к 25 июля 1942 года. Но время шло, срок изготовления партии карабинов наступил, а дело почти не дв игалось. 12 августа 1942 года С. Г. Симонов обратился с письмом в ГАУ, в котором сообщил, что завод № 314 по производственным причинам не может в срок выполнить заказ на изготовление карабинов, и просил перенести его на IV квартал 1942 года. Работа по изготовлению карабинов началась, но к 1 сентября 1942 года завод выполнил задание по освоению технологического цикла их производства только на 50%. Это положение не устраивало ГАУ, и оно стало торопить завод, высылая в его адрес и в адрес НКВ письма, с просьбой ускориться и сдать партию карабинов к 20 октября 1942 года. Однако, ни в 1942 году, ни в следующем 1943 году, изготовление партии карабинов Симонова не было завершено — завод № 314 испытывал большие трудности при выпуске винтовок СВТ-40, и уделить внимание выполнению заказа на карабины не мог. В итоге изготовление партии карабинов приостановили. Вернуться к этой работе удалось только в декабре 1943 года, когда завод, наконец, изготовил первые три карабина, а выпуск всей их партии завершился в мае 1944 года. Из 50 карабинов один был отстрелян на НИПСВО на полную живучесть в 8000 выстрелов (при этом было получено 1,76% задержек), один направлен в распоряжение НКВ и шесть отправлены в ГАУ. К отправке на войсковые испытания завод подготовил 42 карабина. 14 июня 1944 года партия карабинов Симонова в количестве 37 шт. ушла с завода в действующую армию, остальные пять карабинов отправились на курсы усовершенствования офицерского состава «Выстрел».

На фронте карабины СКС решили выдать в войска 1-го Белорусского фронта в подразделения, находящиеся в обороне, посчитав, что в этих условиях можно будет оценить их максимально полно. Ход и результаты испытаний карабинов СКС на фронте отражены в отчёте представителя ГАУ капитана П. И. Параничева (документ датирован 19 августа 1944 года): «Начальнику УЗПСВО ГАУ КА генерал-майору инженерно-артиллерийской службы тов. Дубовицкому Н. Н. Отчёт-доклад инженер-капитана Паранчева Н. И., принявшего участие в войсковых испытаниях партии 7,62-мм самозарядных карабинов Симонова. […]Карабины переданы личному составу 2-й роты 1083 стрелкового полка 14 августа 1944 г. В период с 14.08.1944 г. по 18.08.1944 г. карабины применялись в боевых операциях части. В боевых условиях испытаний не было.

Из бесед с офицерским и рядовым составом 2-й роты 1083 стрелкового полка 312 стрелковой дивизии выявлены следующие недостатки:

— 7,62-мм самозарядные карабины Симонова при незначительном запылении (загрязнении), при сухих деталях подвижной системы автоматики и без повседневной чистки, что неизбежно в современном бою, дают много задержек при стрельбе. Характерные задержки при стрельбе в боевых условиях изложены в акте от 18.08.1944 г. в четырёх отзывах офицерского состава части, которые были вооружены карабинами. 18.08.1944 г. мною и другими членами комиссии опрошено 12 бойцов, которые с карабинами Симонова принимали участие в боевых операциях части. Из них большинство бойцов т.т. Менинов, Ломзин, Нгазбеков, Шакиров и др. указали на частые задержки «неизвлечение», «неотражение», «утыкание», «непродвижение» и др. […] При этом задержки «неизвлечение» повторялись. При смазанном патроннике эти же карабины задержек «неизвлечение» не имели. […] По заявлениям бойцов, отдельные карабины в боевых условиях работают сравнительно неплохо. Считаю, что в боевых условиях 7,62-мм самозарядные карабины Симонова по безотказности работы автоматики показали неудовлетворительные результаты. В связи с выявленными отрицательными качествами карабина при боевых условиях, командование 312 стрелковой дивизии к дальнейшему использованию их в боевых условиях не передней линии обороны не сочло возможным и большую часть карабинов передало во 2-й эшелон и специальные подразделения. […] Испытания 7,62-мм самозарядных карабинов Симонова в войсках показали, что без существенных доработок карабинов в направлении повышения безотказности работы автоматики в любых условиях их применения в войсках, массового применения и в действующей армии в современных условиях боя иметь не будут”.

С. Г. Симонов в конструкторском бюро. Журнал Калашников

С. Г. Симонов в конструкторском бюро за работой над карабином СКС-31

Приведённый выше документ отображает один из важнейших аспектов испытания карабинов СКС-31 на фронте — непосредственно в боевых столкновениях с противником они не участвовали!

По итогам испытаний карабинов, учитывая недостаточную безотказность оружия и отзывы личного состава, командование дивизии изъяло их из подразделений первой линии и передало в артиллерийские подразделения. Но и там они не заслужили признания у бойцов. В других документах раскрываются причины такого их отношения: «…начальник артснабжения 312 стр. Смоленской Краснознаменной дивизии сообщает: «В данный момент личный состав трёх артиллерийских и миномётных подразделений 1083 СКП требует (ввиду значительного количества задержек) этот карабин от них изъять».

Штык на карабине СКС (СКС-31). Журнал Калашников

Штык, установленный на стволе карабина СКС (СКС-31)

Однако, несмотря на существенные недостатки карабинов, комиссия фронта сделала по их испытаниям довольно благожелательный заключительный вывод: «7,62-мм самозарядный карабин Симонова по манёвренным и эксплуатационным качествам может быть принят на вооружение частей КА при устранении отрицательных сторон, т. е. при повышении безотказности работы автоматики». Мотив такого решения комиссии понятен — уж очень привлекательно выглядели малый вес, компактность и манёвренные свойства карабина.

Затворная рама с затвором СКС. Журнал Калашников

Подвижная система (затворная рама с затвором)

Результат испытаний карабинов на курсах «Выстрел» приведён в акте от 29 августа 1944 года. Обобщая материал акта, можно привести содержащиеся в нем сведения в следующем виде. Карабины испытывались по следующим пунктам:
— скорость и удобство освоения материальной части военнослужащими срочной службы;
— определения безотказности работы автоматики в различных условиях: при густой смазке, после переползания по вспаханному полю, при насухо протёртых деталях, после 25 км перехода (запыление), после переползания 100 м по болотистой местности и по узкому окопу, при выдерживании длительное время без чистки, после выдержки в течение суток на открытом воздухе, под дождём и в болотной грязи, после суточного выдерживания в болотистой грязи. Каждое испытания сопровождалось отстрелом 50 патронов. Кроме того, карабин оценивался на ремонтопригодность, определялись его манёвренные свойства в повседневном обращении в полевой обстановке и на удобство в штыковом бою, причём в последнем испытании принимали участие офицеры, имеющие фронтовой опыт.

Дульная часть карабина СКС (СКС-31). Журнал Калашников

Дульная часть карабина СКС (СКС-31)

Вид на зеркало затвора карабина СКС (СКС-31). Журнал Калашников

Вид на зеркало затвора

Главные результаты испытаний карабинов СКС имели следующий вид:
— освоение материальной части карабина, приёмов и правил стрельбы из него не представляет затруднений;
— заряжание карабина из обоймы занимает много времени и крайне затруднительно по причине неправильного расположения патронов в магазине после заряжания, вызывавшего перехлёст фланцев, что делает досылку патронов невозможной;
— полученная практическая скорострельность (6 выстр./мин.) с учётом прицеливания, несмотря на автоматическое перезаряжание, ниже, чем скорострельность винтовки обр. 1891/30 гг. из-за задержек при спускании патронов в магазин. Отмечались перекосы патронов в магазине, закусывание фланцами патронов за стенку магазина;
— карабин сильно подбрасывает при стрельбе, что требует дополнительного времени для его возврата на линию прицеливания и снижает скорострельность;
— стрельба сопровождается сильным и резким звуком, оглушающим стрелка на левое ухо, с потерей слуха в течение суток. Пламя выстрела, а в сухую погоду и пыль, демаскируют стрелковую позицию, причём вспышка видна не только ночью, но и днём. Ведение стрельбы в составе подразделения из машины невозможно из-за того, что стрелки глушат друг друга. Стрельба с лошади вперед также затруднительна по причине оглушения лошади;
— карабин имеет большую отдачу: после 50 выстрелов стрелок чувствует сильную боль в плече;
— по кучности боя при стрельбе на различные дальности карабин не уступает винтовке обр. 1891/30 гг. и превосходит СВТ: R50ср(100м)=7,9 см, R100ср(100м)=16,5 см.;
— карабин не обеспечивает требуемого уровня безотказности из-за большого количества задержек. Работа автоматики признана неудовлетворительной, особенно в затруднённых условиях — в этих условиях происходит 20–100% задержек. В нормальных условиях количество задержек составляло 4,61–6,16%.
— в рукопашной схватке на открытой местности и в траншее карабин удобен, имеет хорошие манёвренные свойства.

Ударно-спусковой механизм карабина СКС (СКС-31). Журнал Калашников

Ударно-спусковой механизм

По итогам испытаний на курсах «Выстрел», комиссия пришла к заключению, что карабин Симонова имеет следующие существенные недостатки:

Недопустимо большое количество задержек и большая чувствительность к загрязнению;

Резкая отдача и сильный и резкий звук выстрела, из-за чего стрелок не в состоянии вести продолжительный огонь;

Большое пламя при выстреле;

Малая скорострельность, из-за трудности заряжания, наличия задержек, подброса карабина при выстреле.

Магазинная коробка карабина СКС (СКС-31). Журнал Калашников

Магазинная коробка карабина СКС (СКС-31)

Часть задержек объяснялась неудовлетворительным качеством изготовления ряда важных деталей карабинов, но этот фактор не был определяющим. Значительная часть задержек являлась следствием конструктивных недоработок. Например, много нареканий вызвало заряжание магазина обоймой, при котором патроны не занимали нужное положение в магазинной коробке. Причиной явления была не обеспеченная конструктором однообразность положения обоймы в пазах ствольной коробки. Вследствие этих недостатков курсы «Выстрел» не рекомендовали карабин СКС к принятию на вооружение.

Обобщив результаты войсковых испытаний, Артком ГАУ в документе от 18 октября пришёл к следующим основным выводам:

Самозарядные карабины Симонова работают неудовлетворительно: дали высокий процент задержек, показав себя чувствительными к загрязнению, и имели низкую скорострельность, т. е. лишены основного преимущества по сравнению с магазинными карабинами.

Основные задержки, полученные при войсковых испытаниях аналогичны задержкам, получаемым при стрельбе из СВТ-40: тугие экстракции гильзы, недокрытие затвора, неотражения гильз, утыкания патрона«.

Сильная отдача, резкий звук выстрела и большое пламя при выстреле.

Фрагмент чертежа карабина СКС (СКС-31). Журнал Калашников

Фрагмент чертежа карабина СКС (СКС-31) (Российский государственный архив научно-технической документации)

Технические характеристики автоматических карабинов Симонова 1940-1941 гг.

Характеристика

Параметры

СКС-30-П

СКС-31-П

Масса со штыком и с магазином без патронов, г

3206

3122

Масса штыка без ножен, г

221

217

Длина со штыком, мм

1285

1285

Длина без штыка, мм

1035

1035

Темп стрельбы, выстр./мин.

Энергия отдачи с дульным тормозом, кгм

1,36

1,36

В своих выводах Артком ГАУ отдельно указал, что задержки, возникавшие при стрельбе из СКС, требуют серьёзной его доработки. Направлением этой работы, указанным ГАУ, являлось увеличение веса подвижной системы. Это указание было абсолютно правильным: такая мера, в первую очередь в направлении увеличения веса затворной рамы, позволяла увеличить энергию подвижной системы в накате, т. е. на наиболее энергозатратном участке движения, когда перемещение подвижных частей осуществляется только под действием возвратной пружины. В дальнейшем, способ повышения надёжности работы автоматики оружия за счёт принудительного «затяжеления» затворной рамы, был использован не только Симоновым в его карабинах СКС под патрон обр .1943 г., но и другими конструкторами в наиболее удачных автоматах конструкции Судаева, Булкина и Калашникова. Он сыграл значительную роль в легендарной безотказности АК и всех его модификаций.

Итоговое заключение по войсковым испытаниям карабина СКС звучало как приговор: «При данных недостатках, положительные стороны карабина (простота устройства, лёгкий вес, хорошая манёвренность, удовлетворительная меткость и удобство ведения стрельбы) — не представляют существенного интереса, так как большинство перечисленных положительных качеств являются причиной появления недостатков. Вследствие этого 7,62-мм самозарядный карабин конструкции Симонова с постоянным магазином на 5 патронов войсковые испытания не выдержал и в представленном виде его доработка нецелесообразна».

Мнение 1 Белорусского фронта о потенциальной пригодности самозарядного карабина Симонова под винтовочный патрон к доработке и принятию на вооружение в расчёт не приняли: игнорировать недостатки СКС, проявившиеся на фронте и на курсах «Выстрел», было невозможно — уж очень серьёзный характер они имели. Финальная часть выводов ГАУ, обоснованно утверждающая, что положительные стороны карабина Симонова являются, одновременно, источниками его недостатков, «ставила крест» не только на разработке конкретного образца карабина, но и, вообще, на концепции максимально облегчённого индивидуального автоматического оружия под полноразмерный винтовочный патрон. Желание армии иметь компактный образец самозарядного карабина минимального веса при винтовочном патроне привело к существенному увеличению отдачи и подбросу при выстреле, компенсировать которые приходилось установкой на оружие дульного тормоза. Но, как можно видеть из документов испытаний, в полной мере с задачей уменьшения отдачи дульный тормоз не справился, притом, что его использование привело к образованию мощной ударной волны, повышая до критического значения уровень звукового давления на стрелка. Короткий ствол карабина в сочетании с винтовочным патроном вёл к возникновению сильной вспышки выстрела, которая вместе с пылью поднимаемой ударной волной пороховых газов, истекающих из дульного тормоза, демаскировали стрелковую позицию. Этим в очередной раз была доказана непреложная истина: физику обхитрить не получится, ибо это невозможно.

Карабин СКС №19. Журнал Калашников

Карабин СКС №19 с установленной обоймой, снаряженной винтовочными патронами

Работы по проектированию самозарядных карабинов под винтовочный патрон больше не возобновлялись. Но в этом уже не было необходимости: в 1944 году в СССР уже имелся 7,62-мм патрон промежуточной мощности, и С. Г. Симонов, как и некоторые другие оружейники, переключился на разработку оружия под этот, гораздо более удобный во всех отношениях боеприпас, обещавший выход из сложившегося тупика. И вот в этих работах, С. Г. Симонов сполна использовал опыт, полученный в ходе разработки и испытаний карабина СКС-31. Взяв за основу конструкцию его основных частей (затворной рамы, затвора, ствольной коробки), в 1944–1948 годах С. Г. Симонов разработал несколько образцов самозарядных и автоматических карабинов, лучший из которых был принят на вооружение в 1949 году как СКС.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий