По схеме «Дрейзе»

О первом отечественном крупнокалиберном пулемёте 5.П

Среди немалого количества людей, интересующихся историей советского стрелкового оружия, бытует устойчивое мнение, что первым отечественным крупнокалиберным пулемётом является пулемёт ДК, разработанный в КБ ковровского завода № 2 под руководством В. А. Дегтярёва и принятый на вооружение в 1932 г. На самом деле история отечественных крупнокалиберных пулемётов началась не в Коврове, а в Туле. Во второй половине 1920-х гг. туляки создали 12,7-мм пулемёт, который в одних современных ему документах обозначался как «пулемёт 5.П», в других — «крупнокалиберный пулемёт по схеме германского пулемёта «Дрейзе» и даже «пулемёт системы «Дрейзе». Однако при этом ни одна немецкая фирма напрямую не была причастна к его созданию.

Необходимость разработки крупнокалиберного пулемёта была поднята руководством Красной Армии перед разработчиками стрелкового вооружения в начале 1920-х. Тогда стало понятно, что Красная Армия не имела специальных противотанковых средств кроме 37-мм траншейных пушек Розенберга и обычных полевых орудий, выставлявшихся на прямую наводку. Хорошим противотанковым средством мог стать крупнокалиберный пулемёт, ведущий огонь бронебойными пулями. Танки того времени обладали тонкой бронёй и могли поражаться пулями таких пулемётов на достаточно больших дистанциях. Противовоздушная оборона и авиация также нуждались в мощном крупнокалиберном пулемёте. Большой интерес к этому оружию проявляло автобронетанковое управление РККА (для вооружения бронеавтомобилей) и Военно-морской флот. Положение нужно было исправлять. Впервые вопрос о создании тяжёлого пулемёта был поднят на заседании Реввоенсовета в январе 1924 г., но к практической реализации этой задачи приступили только почти через полтора года.

Портреты  В. Г. Фёдорова, П. П. Треть­якова и И. А. Пастухова на иллюстрации к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

Слева-направо: В. Г. Фёдоров осуществлял надзорный контроль над работами по созданию пулемёта в Туле; Общее руководство работами по конструированию пулемёта было возложено на П. П. Треть­якова; И. А. Пастухов – непосредственный исполнитель работы над пулемётом Фото 1889 г. (ВИМАИВиВС)

Начало процесса создания крупнокалиберного пулемёта датируется 27 октября 1925 г., когда постоянная комиссия по вооружению РККА протоколом заседания № 4/КВ постановила следующее: «Ввиду отсутствия на вооружении противоаэропланного пулемёта крупного калибра, поручить Артиллерийскому комитету, к 1 мая 1927 года разработать образец этого пулемёта и патронов к нему калибром от 12 до 20 мм. При разработке противоаэропланного крупнокалиберного пулемёта учесть необходимость его использования и для борьбы с танками».

Первоначально предполагалось разработать пулемёт калибром 14 мм, но позже остановились на калибре 12,7 мм, как наиболее распространённом в других армиях. Проект технических условий (ТУ) на крупнокалиберный пулемёт разработали к апрелю 1926 г. (разработку ТУ вёл НТК УВВС) и уже в 17 мая Артиллерийский комитет ГАУ принял постановление о проектировании пулемёта на Тульском оружейном заводе. Рассмотрев задание, руководство завода приняло решение организовать специальную секцию конструкторского бюро для работы именно над этим проектом. Общее руководство работами по конструированию нового пулемёта возложили на П. П. Третьякова, который до этого заведовал пулемётным отделом ТОЗ. Персонально работу над пулемётом поручили И. А. Пастухову (в документах АУон именовался «старший конструктор — исполнитель спец. работы»), переведя его на новую должность из сборочно-пулемётной мастерской. В его группу вошли также чертёжники И. П. Сомов и С. А. Ярцев, ставший впоследствии знаменитым конструктором-оружейником. Станок к новому пулемёту разрабатывал конструктор С. А. Прилуцкий. Надзорный контроль над всеми работами в Туле со стороны «РУЖ треста» осуществлял инженер Ковровского оружейного завода (И.Н.З № 2) известный оружейник В. Г. Фёдоров.

Общий вид 7,62-мм ручного пулемёта «Дрейзе» под патрон 7,63х53R. Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

Общий вид 7,62-мм ручного пулемёта «Дрейзе» под патрон 7,62х53R

Тактико-технические требования к 5-лин. (12,7-мм) пулемёту. Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

Тактико-технические требования к 5-лин. (12,7-мм) пулемёту (документ хранится в коллекции ВИМАИВиВС)

16 июля 1926 года журналом 5-й секции Арткома АУ № 525с от 17.05.1926 г. были оформлены окончательные технические условия (так тогда называли тактико-технические требования — ТТТ) к проектируемому оружию — пулемётам (ручному калибром 7,62 мм и тяжёлому — 12,7 мм), которые выслали потенциальным разработчикам. Перечень требований включал в себя следующие основные моменты:
— пулемёт предназначен для вооружения самолётов и для стрельбы в земных условиях;
— пулемёт должен быть спроектирован под 12,7-мм патрон, принятый в английской армии для крупнокалиберного пулемёта Виккерса;
— темп стрельбы для воздушного варианта пулемёта не менее 750 выстр./мин, для наземного не более 500 выстр./мин;
— вес сухопутного варианта пулемёта не более 25 кг, авиационного — не более 20 кг;
— конструкция пулемёта при замене приёмника должна допускать питание пулемёта патронами (ход ленты) как с правой, так и с левой стороны и не требовать введения дополнительных частей в конструкцию приёмника;
— охлаждение ствола воздушное.
Среди прочего к документу имелось дополнительное указание: «До получения образцов 5-линейного пулемёта принять пока в основу при проектировании пулемёт «Дрейзе». Почему именно этот пулемёт был указан в качестве образца? У Арткома АУ имелись довольно веские причины для такого решения. Дело в том, что работу по созданию крупнокалиберного пулемёта пришлось начинать с чистого листа — сколь-нибудь значимый опыт конструирования подобного автоматического оружия в СССР (да и в Императорской России) в то время отсутствовал. В этой ситуации, как это не раз бывало и раньше, и позже, молодой Советской республике пришлось опереться на зарубежный опыт. Одним из мероприятий являлась покупка лицензии на проверенную иностранную конструкцию — английский 12,7-мм пулемёт Виккерса. Осенью 1926 года этот пулемёт, оснащённый синхронизатором ПУЛ-9 разработки ТОЗа, испытывался на самолёте разведчике Р-1. Испытания прошли неудачно: стрельба из пулемёта вызывала деформацию обшивки и элеронов — самолёт-разведчик Р-1 оказался слаб для подобного оружия. Но с англичанами не удалось договориться о продаже лицензии на изготовление пулемёта и стало ясно, что придётся искать другие пути получения оружия данного типа. При этом полностью отказываться от использования иностранного опыта никто не собирался. Кроме англичан, техническую помощь СССР в разработке вооружений оказывала и тогдашняя Веймарская Германия.

12,7-мм английский пулемёт «Виккерс» и Патрон .50 Vickers (12,7х81). Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

12,7-мм английский пулемёт «Виккерс» и патрон .50 Vickers (12,7х81) (патрон хранится в коллекции ВИМАИВиВС)

Основания для опоры на германские разработки имелись: в 1923 г. во время визита в Германию одной из советских военных делегаций среди разных новинок нашим специалистам показали ручной пулемёт «Дрейзе». Образец произвёл сильное впечатление: он был прост по устройству, компактен, лёгок и надёжен. «Дрейзе» (Dreyse) — это торговая марка фирмы Теодора Бергмана Bergmannindustriewerke. Прототип ручного пулемёта «Дрейзе» был разработан сотрудником этой фирмы Луисом Шмайссером ещё в 1915 году — это был лёгкий станковый пулемёт Бергмана М1915. Проигравшей Первую мировую войну Германии было запрещено разрабатывать новое оружие, но такие работы продолжались зарубежными филиалами немецких фирм и в самой Германии, и под видом модернизации ранее созданных конструкций. Упомянутый ручной пулемёт «Дрейзе» являлся продуктом тех самых, «полутайных» работ. Действие автоматики пулемёта основывалось на использовании отдачи ствола при его коротком ходе. Оригинальной была система запирания канала ствола. Массивный затвор, до момента выстрела сцеплялся со стволом при помощи двуплечего запирающего рычага, взаимодействующего своими концами с одной стороны с вырезом в затворе, а с другой — со специально спрофилированной поверхностью на затыльнике затворной коробки. После выстрела, когда ствол с затвором пройдут путь, достаточный для того, чтобы пуля покинула канал ствола, скос на затыльнике, взаимодействуя с задним плечом запирающего рычага, поворачивает его на незначительный угол вниз, выводя из зацепления с затвором. После этого вступает в действие ускорительный механизм, который увеличивает скорость отката затвора и тормозит откат ствола. Боевая пружина вынесена в ствольную коробку, что предохраняло её от перегрева и осадки (бывшего бичом конструкций Дегтярёва, где пружина помещалась под стволом), при этом общее число трущихся поверхностей получилось минимальным. У подобной компоновки запирающего механизма имелись и проблемные стороны: для изготовления запирающего рычага требовалась высококачественная сталь и довольно высокая точность обработки.

Характеристики крупнокалиберных патронов 1910-1920 гг.
Тип боеприпаса 12,7х81 .50 Vickers (.5V/580)(Англия) 13,2х92SR Mauser (Германия) 13,2х99 Hotchkiss (Франция) 12,7х99 (.50 BMG) (США) 12,7х108 ДК (СССР)
Масса пули, г 37,6 51,5 52,2 46 48
Масса патрона, г 83 119 119 110 134
Начальная скорость, м/с 775 785 800 858 840
Дульная энергия, КДж 11,3 15,9 16,6 16,8 16,2

К моменту прекращения сотрудничества СССР с фирмой «Виккерс» по крупнокалиберным пулемётам в 1926 г., взаимодействие советских военных с германской фирмой Bergmannindustriewerke находилось в самом разгаре. РККА нуждалась в современном ручном пулемёте, и пулемёт «Дрейзе» был признан наиболее подходящим для этой цели образцом. В сентябре 1925 г. станковый пулемёт Dreyse MG.15 прошёл испытания в СССР на опытном ружейно-стрелковом полигоне, где получил высокую оценку качества конструкции и боевых характеристик. К декабрю 1926 г. советская делегация закупила в Германии для проведения исследований ручные пулемёты «Дрейзе» в количестве 10 шт., а также станковый вариант, переделанный под советский 7,62-мм винтовочный патрон. Рассматривался даже вопрос введения пулемётов типа «Дрейзе» на вооружение РККА! Но дальнейшее сотрудничество с Германией в области стрелкового оружия застопорилось, из-за того, что немецкие фирмы поставили «совершенно неприемлемые» условия: в частности, стоимость пулемёта составляла 6000–10000 марок. Кроме того, на конкурсных испытаниях ручных пулемётов, прошедших в июне 1927 г., ручной пулемёт «Дрейзе» проиграл дегтярёвскому ДП, однако составив ему очень серьёзную конкуренцию. Указанные выше положительные свойства пулемётов «Дрейзе» и побудили советских военных выдать задание на разработку на его основе крупнокалиберного пулемёта — простого, лёгкого, пригодного к применению на земле и в авиации.

Пулемет «Дрейзе», вид слева. Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

Пулемет «Дрейзе», вид слева

Здесь следует особо обратить внимание на то, что АУ видело вновь разрабатываемый пулемёт унифицированным образцом для армии и ВВС (причём для ВВС — одновременно в турельном и синхронном варианте), что должно было способствовать уменьшению количества образцов оружия принятых на вооружение, упростить снабжение войск запчастями и обучение пользователей. Возможно, упор на универсализацию стал следствием влияния английского подхода к этому виду оружия, ведь английский пулемёт .50 Vickers выпускался в сухопутной, морской и авиационной модификациях. По пути универсализации крупнокалиберных пулемётов пошли и в США. Можно предположить, что в случае успешной разработки в СССР крупнокалиберного пулемёта универсального типа, могло получиться семейство пулемётов, сходных с американским Browning М2НВ и его авиаверсией AN/М2. Но, что очень важно — советские военные хотели, чтобы при универсальности пулемёта некоторые его важные характеристики в воздушном и наземном вариантах существенно отличались друг от друга. Например, в ТТТ темп стрельбы для воздушного варианта задавался не менее 750 выстр./мин, а наземного — не более 500 выстр./минуту. При этом вес пулемётов обоих версий должен находиться в пределах 20–25 кг. Это весьма жёсткие требования для того времени! В принципе, приблизится к заданным требованиям по массе, при использовании патрона и ленты пулемёта Виккерса было возможно. Как стало известно значительно позднее, создание универсального оружия пригодного для использования в средах и на технике, существенно отличающимися по свойствам и тактике применения, является очень непростой задачей, и целесообразней создавать специализированные образцы. Однако в середине 1920 гг. это ещё не было очевидным, и советские военные — заказчики пулемёта вместе с его разработчиками пошли по самому трудному пути, что в итоге сказалось на судьбе изделия.

Схема функционирования автоматики пулемёта и функционирования ускорительного механизма этого пулемёта. Иллюстрация к статье в журнале «КАЛАШНИКОВ»

Слева приведена схема функционирования автоматики пулемёта «Дрейзе», рядом – схема функционирования ускорительного механизма этого пулемёта

Работы по проектированию крупнокалиберного пулемёта начались 3 августа 1926 г. Конечно, речь не шла о простом масштабировании конструкции станкового или ручного пулемёта «Дрейзе» до размера, позволяющего принимать патроны крупного калибра. Подразумевалось, что в основу конструкции проектируемого пулемёта должна лечь принципиальная схема автоматики и главных механизмов германского пулемёта, но оформление деталей конструкции будет новым и соответствовать ТТТ. Как уже упоминалось выше, изначально пулемет проектировался под патрон английского пулемёта .50 Vickers (12,7×81) и его ленту. Почему был выбран именно этот, не самый эффективный в своём классе боеприпас, уступавший по мощности своим сверстникам — патрону 13,2SRх92 Mauser к пулемёту ТuF и 12,7×99 к пулемёту Браунинга М1921? Причина этого выбора была вполне прозаична: в СССР имелся запас таких патронов и лент (оставшихся после неудачной попытки получения лицензии на пулемёт .50 Vickers), который сочли достаточным для быстрого запуска проектировочных решений, поскольку разработка отечественного мощного 12,7-мм патрона требовала немало времени. С маломощностью английского патрона, в принципе, можно было мириться: эффективность стрельбы по фанерно-тканевым самолётам 1920 гг., не имевших никакой защиты даже такими патронами была более чем достаточной, а бронебойный патрон вполне справлялся с бронёй тогдашних в основном лёгких танков, рассчитанных на обстрел бронебойными пулями калибра 7,62 мм. Но техника авиации и танковых войск быстро развивалась и нельзя было рассчитывать на то, что в ближайшем будущем танки и самолёты не получат усиленную защиту. Поэтому вскоре после начала работ по созданию крупнокалиберного пулемёта АУ решило начать работы по созданию отечественного патрона увеличенной мощности к нему.

Пулемёт «Дрейзе», вид справа,
сошки сложены, магазин отделён. Сошки складывались по направлению к дульному срезу

Как уже упоминалось выше, крупнокалиберный пулемёт (в документах ТОЗ и АУ РККА он именовался пулемётом 5.П, т. е. 5-линейный пулемёт) должен быть готов к 1 мая 1927 г. Но работы шли со значительным отставанием от графика: в июле — августе 1927 года были изготовлены два стреляющих прототипа пулемёта. Правда, стрельба очередями у них не получалась — пулемёты делали только одиночные выстрелы. Нормально функционирующий и пригодный к проведению испытаний пулемёт был готов только в мае следующего, 1928 года. Одной из трудностей, серьёзно затруднявшей разработку пулемёта 5.П, являлся дефицит 12,7-мм английских патронов. Запас их был ограничен, и АУ требовало от завода экономного расхода выделяемого боекомплекта и строгой отчётности за него. Поэтому испытания оружия проводились очень небольшим количеством выстрелов.

Авторы благодарят ЦКИБ СОО за предоставленные фото пулемёта «Дрейзе».

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий