Заново рождённый. Удивительная история АК-47 № 1

Удивительная история АК-47 № 1 из коллекции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи

В этом материале мы расскажем о техническом облике автомата Калашникова АК-47 № 1 и его изменениях в ходе заводских и полигонных испытаний 1947-1948 гг.

Зал имени М. Т. Калашникова в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи… Именно здесь демонстрируется посетителям самый первый автомат Калашникова АК-47 с серийным номером № 1, многомиллионное потомство которого, выпущенное в СССР, России и других странах, вот уже почти 70 лет несёт боевую службу и сражается по всему миру.

Автомат АК-47 №1 из коллекции ВИМАИВ и ВС. Вид справа. Журнал Калашников

Автомат АК-47 №1 из коллекции ВИМАИВ и ВС. Вид справа

Этот автомат является предметом гордости музея и нашим национальным достоянием. Его изображение многократно тиражировалось в десятках и книг и сотнях статей и так укоренилось в сознании людей, что никому в голову не приходило подвергнуть сомнению положение о том, что автомат Калашникова АК-47 № 1 изначально выглядел как-то иначе. В принципе, общеизвестная канва событий, в ходе которых появился АК-47 № 1, не даёт особых поводов для сомнений. Кратко напомним читателям ход этих событий.

После завершения первого этапа конкурса на создание автомата под 7,62-мм патрон обр. 1943 г., состоявшегося в июне 1947 г., в число образцов, выбранных полигоном для доработки и следующего — на этот раз окончательного — испытания, вошли автоматы М. Т. Калашникова, А. А. Булкина и А. А. Дементьева. Ни один из них в представленном виде не соответствовал тактико-техническим требованиям, но общая перспективность, уровень безотказности и боевой эффективности автоматов давали основания считать, что в ходе последующей доработки конструкторы смогут довести свои изделия до требуемого армией уровня. Также особо оговаривалось, что доработку автоматов конструкторы должны вести строго в соответствии с рекомендациями полигона, ибо «…если авторам будет дана полная свобода действия, то автоматы будут не доработаны, а изготовленные новые варианты новых конструкций, которые могут иметь мало общего с испытанными и покажут результаты хуже тех, что имеем сейчас».

Автомат АК-47 №1 из коллекции ВИМАИВ и ВС. Вид слева. Журнал Калашников

Автомат АК-47 №1 из коллекции ВИМАИВ и ВС. Вид слева

На эту работу конструкторам было отведено очень немного времени, менее шести месяцев — до декабря того же 1947 года, когда усовершенствованные автоматы должны были поступить на полигон для очередных испытаний. Понимая, что данный этап испытаний является ре-шающим, и объективно оценивая конструкцию рекомендованного к доработке автомата АК-46 № 2, М. Т. Калашников и его первый помощник А. А. Зайцев пришли к выводу, что несмотря на объективные преимущества их автомата над соперниками по безотказности, в существующем виде он вряд ли будет одобрен полигоном, а косметическая доработка не устранит главных претензий к нему. И они решили нарушить запрет полигона на проведение существенных усовершенствований автомата и полностью переделать его конструкцию. При этом они планировали радикально перекомпоновать оружие в целом и его некоторые главные узлы в частности, основываясь на лучших технических решениях, реализованных в автомате АК-46 № 2 и других автоматах, положительно зарекомендовавших себя в ходе предыдущих испытаний. Этим конструкторы рассчитывали добиться упрощения устройства автомата, повышения его надёжности, ремонтопригодности и простоты освоения в войсках.

Автомат АК-47 №1 из коллекции ВИМАИВ и ВС. Серийный номер и средняя часть. Журнал Калашников

Маркировка модели автомата АК-47 и его серийный номер — №1 (слева).
Автомат АК-47 №1. Средняя часть, вид справа (справа).

В новом варианте автомата М. Т. Калашников решил применить открытую сверху неразъёмную ствольную коробку, соединённую с прикладом и закрываемую съёмной крышкой, аналогичную использовавшейся в его автомате АК-46 № 1 и некоторых других. Оригинальный ударно-спусковой механизм, разработанный М. Т. Калашниковым, по рекомендации полигона заменялся новым, спроектированным на основе ударно-спускового механизма чехословацкой винтовки ZH-29. Был также введён предохранитель в виде поворачивающейся шторки, закрывающей окно для прохода рукоятки затворной рамы в крышке ствольной коробки и другие изменения. В то же время механизм запирания в виде лёгкого поворачивающегося затвора, хорошо зарекомендовавший себя в автомате АК-46, остался без изменения в главных частях. Интересный факт: в автомате АК-47 № 1, Калашников использовал незначительно модифицированный магазин от серийного автомата Судаева АС-44. Практика использования Калашниковым магазина от автомата АС-44 имела вполне сложившийся характер: на автоматах АК-46 № 1 и АК-46 № 2 также устанавливались доработанные по внешним элементам магазины от АС-44. Это позволяло минимизировать появление в ходе испытаний задержек по вине магазина — явления весьма характерного для оружия тех лет, а магазин от АС-44 был хорошо отработан в производстве заводом № 536 (Тульский оружейный завод), работал достаточно надёжно и с хорошим результатом прошёл войсковые испытания вместе с автоматом Судаева.

Автомат АК-46 №1 (из коллекции ВИМАИВ и ВС). Серийный номер и средняя часть. Журнал Калашников

Автомат АК-46 №1 (из коллекции ВИМАИВ и ВС)

В итоге проведённой работы, автомат Калашникова, как считалось, приобрёл знакомую в настоящее время конструкцию и внешний вид, получил обозначение АК-47 и серийный номер — № 1.

Автомат АК-46 №2. Журнал Калашников

Автомат АК-46 №2 (из коллекции ВИМАИВ и ВС)

И вот с этого момента начинаются неясности. Проблема в том, что внешний вид и конструкция автомата АК-47 № 1, хранящегося в коллекции Музея артиллерии, заметно отличаются от «канонических», известных по отчёту об испытаниях автоматов, произошедших в декабре 1947 — январе 1948 гг. В частности, АК-47 № 1 имеет ударно-спусковой механизм, обеспечивающий стрельбу автоматическим огнём с заднего шептала, при этом осуществление выстрела осуществляется привычным для всех образом — вращающимся курком. Его цевьё значительно длиннее и толще, чем у серийного автомата. На стволе установлено необычное газодинамическое устройство с шестью (по три с каждой стороны) поперечными сквозными отверстиями.

Магазины к автомату Судаева АС-44 и АК-46 №2 и №3. Журнал Калашников

Магазины к автоматам: слева магазин к автомату Судаева АС-44, справа магазин к автоматам АК-46 №2 и №3. Предметы из коллекцции ВИМАИВ и ВС

До сих пор для объяснения этих особенностей использовалась информация, опубликованная в книге «Энциклопедия ковровского оружия». В ней указано, что в ноябре 1947 года автомат АК-47 № 1 подвергся испытаниям на заводе, в ходе которых показал очень хорошие результаты по безотказности и живучести — на 15000 выстрелов пришлось всего 0,14% задержек и 2 поломки. По итогам заводских испытаний конструкция автомата была незначительно усовершенствована, и завод изготовил ещё два автомата: АК-47 № 2 и АК-47 № 3 (с металлическим откидным прикладом) для участия в полигонных испытаниях. И именно эти автоматы имели уже нам привычный вид и конструкцию. А содержащееся в книге указание на усовершенствование автомата АК-47, произведённое по итогам заводских испытаний, давало повод считать, что внешний вид и конструкция сохранившегося в коллекции музея автомата № 1 соответствует тем самым, изначальным.

Сомнения в такой трактовке эволюции технического облика и конструкции автомата АК-47 № 1 у автора имелись. К ним относятся, в первую очередь, учётный номер полигона на автомате («6—72оп»), а также вполне исправный, неизношенный канал ствола. Но оружие, прошедшее на заводе отстрел на полную живучесть на 15000 выстрелов не может иметь неизношенный ствол, это очевидно. Номер полигона на автомате свидетельствует о том, что он там проходил какие-то испытания. Но зачем полигону был нужен автомат, исчерпавший живучесть в ходе произведённых до этого заводских испытаний? Не нужно быть особым провидцем, чтобы понять: ствол автомата был заменён для каких-то работ с ним, но когда, кто и зачем это сделал, было непонятно. Однако эти сомнения не носили критического характера и относились автором к второстепенным событиям, не имевшим влияния на существующую канву событий, сопровождавших рождение АК-47.

Однако в этой части истории АК-47 № 1, всё оказалось совсем не так, как считалось до сих пор. И помогли в ней разобраться, как это чаще всего бывает, документы полигона ГАУ (НИПСМВО), хранящиеся в архиве музея. Уникальный документ, проливающий свет на всю историю АК-47 № 1 — отчёт полигона, датированный 6 марта 1948 года. Он называется «Отчёт № 109 по вопросу экспериментальной работы по изысканию способов улучшения кучности боя автомата Калашникова под патрон образца 1943 года». Отчёт подводит итоги работ, производившихся с автоматом АК-47 № 1 в январе — феврале 1948 года, и исполнен офицерами полигона инженер-майором Василием Фёдоровичем Лютым и инженер-капитаном Борисом Леопольдовичем Каннелем. Фамилии этих офицеров хорошо известны людям, интересующимся темой создания автомата Калашникова, они сыграли важную роль в его создании и испытаниях. Отчёт — документ официальный, но читается как интересная книга, настолько лёгкий и понятный стиль изложения у его составителей.

В соответствии с упомянутым отчётом, события вокруг автомата АК-47 № 1 развивались следующим образом. Проанализировав результаты полигонных испытаний автоматов декабря 1947 — января 1948 гг., в ходе которых для изготовления серии был выбран автомат Калашникова, сотрудники НИПСМВО пришли к выводу, что в имеющемся виде автомат не соответствует тактико-техническим требованиям по кучности стрельбы автоматическим огнём, особенно — короткими очередями. Надо отметить, что и другие автоматы, участвовавшие в конкурсе — конструкции Булкина и Дементьева — также не удовлетворяли ТТТ по кучности стрельбы очередями. Но по всем прочим параметрам, техническим и эксплуатационным, военных устраивал именно автомат Калашникова, что и стало главной причиной его выбора. Таким образом, автомат Калашникова получил «путёвку в жизнь» не будучи доведённым до требуемого армией состояния по кучности — важному параметру, непосредственно влияющему на боевую эффективность. Это решение было во многом вынужденным, ведь работы по созданию автоматов шли уже четыре года без видимого результата. Тянуть дальше было нельзя, и в итоге было принято решение выбрать автомат Калашникова, а его кучность улучшать в процессе подготовки к серийному производству. В эту работу включился и НИПСМВО, где автоматы проходили испытания.

Автомат Калашникова АК-47 №1 в изначальном виде. Журнал Калашников

Автомат Калашникова АК-47 №1 в изначальном виде (по отчёту НИПСМВО — «Автомат Калашникова — не изменённый»)

Необходимо отметить, что испытательная школа, сформировавшаяся на полигоне ГАУ к середине 1940 гг., накопила большой опыт работы с различными видами оружия. Офицеры-испытатели полигона являлись профессиональными оружейниками со специальным инженерным образованием, обладали высочайшей квалификацией, позволяющей не только анализировать поведение оружия при стрельбе и выявлять причины возникновения тех или иных задержек, но и формировать корректные и эффективные рекомендации по его усовершенствованию и воплощать их в жизнь. Возможности для этого имелись: на полигоне действовала механическая мастерская, способная изготавливать единичные образцы оружия практически любой сложности. Также на полигоне действовало конструкторское бюро, в котором на должностях конструкторов работали (точнее, служили) офицеры со специальным инженерным образованием. Большинство из офицеров полигона — и конструкторы, и испытатели — прошли обучение на факультете стрелкового вооружения артиллерийской академии РККА, который в то время возглавлял видный советский военный инженер-теоретик и автор множества трудов по устройству и проектированию оружия академик А. А. Благонравов. Именно такими офицерами были инженер-майор В. Ф. Лютый и инженер-капитан Б. Л. Каннель, включившиеся в работу по усовершенствованию АК.

Чертёж ствола к автомату Калашникова АК-47 №1. Журнал Калашников

Чертёж ствола к отремонтированному и усовершенствованному автомату АК-47 №1 (на фото сверху)

Некоторые соображения по усовершенствованию АК-47 у В. Ф. Лютого имелись ещё на этапе его испытаний: об этом членам Научно-технического совета полигона на заседании, где решалось — какой автомат будет выбран победителем конкурса (им, как мы знаем, стал автомат Калашникова) сообщил зам. начальника 1 отдела УСВ ГАУ инженер-подполковник И. Я. Литичевский. Поскольку конструкция автомата Калашникова уже была утверждена и не подлежала изменению в той части, которая влияла на безотказность, Лютый и Каннель выбрали другие пути улучшения кучности его стрельбы. Первым путём, который они решили исследовать, стало улучшение прикладистости автомата. Испытатели выявили, что длина приклада (расстояние между плечевым упором и рукояткой управления огнём) мала и создаёт неудобство при стрельбе, затыльник соскальзывает с плеча, наклон рукоятки управления огнём слишком велик. Кроме того было установлено, что форма цевья не обеспечивает удобства и прочности удержания автомата рукой при автоматической стрельбе. Все эти факторы в той или иной степени влияли на кучность стрельбы и испытатели решили, что их оптимизация сможет решить проблему.

Цевье автомата Калашникова АК-47 №1. Журнал Калашников

Вид нового цевья на автомате АК-47 №1

И вот на этом этапе исследований начинает открываться «тайна АК-47 № 1». Как уже указывалось ранее, этот автомат прошёл заводские испытания в Коврове и в полигонных испытаниях декабря 1947 — января 1948 гг. не участвовал. На эти испытания были направлены автоматы Калашникова № 2 и № 3, а автомат № 1 в это время ожидал решения своей судьбы, которая могла стать и почётной — размещение в музее полигона, и печальной — утилизация. Но ему выпал другой удел — родиться заново. Этот автомат решили использовать в качестве экспериментальной базы для проведения исследований по улучшению кучности боя автомата Калашникова, для чего подвергли ремонту и модернизации. Изначальный внешний вид и конструкция автомата Калашникова № 1 не отличались от вида и конструкции автомата № 2 (с деревянным прикладом). Это не подлежит сомнению, поскольку в отчёте имеется фото изначального облика подвергшегося в дальнейшем ремонту и модернизации автомата с подписью «Автомат Калашникова — не изменённый», и он не отличается от вида автомата АК-47 № 2, фото которого приведено в отчёте о полигонных испытаниях автоматов декабря 1947 — января 1948 г.

Чертежи цевья автомата Калашникова АК-47 №1. Журнал Калашников

Чертежи элементов нового цевья к АК-47 №1, разработанного на НИСМВО

Для проведения исследования на автомате АК-47 № 1 испытатели полигона заменили изношенный ствол новым, более массивным (вес увеличен на 70 г) улучшенной формы. Он имел меньшее количество переходов по диаметру, что по задумке должно было способствовать как улучшению кучности стрельбы, так и увеличивать его служебную прочность, которая у ствола обычного АК-47 виделась офицерам-испытателям недостаточной. Дульный тормоз ввиду его неэффективности решили не устанавливать. Кроме того, у автомата удлинили приклад на 25 мм, увеличили высоту затыльника приклада и снабдили его поперечным рифлением, уменьшили наклон рукоятки со 1230 до 1050. Кроме того, на автомат было установлено удлинённое цевьё, которое передней частью упиралось в обойму, размещённую сразу за газовой камерой. Цевьё имело увеличенную ширину и выступы для более прочного удержания от смещения вверх под действием отдачи. Так, ныне хранящийся в музее артиллерии АК-47 № 1, получил своё характерной формы цевьё…

По отзывам стрелков-испытателей, введённые изменения существенно улучшили удобство удержания автомата, что положительно сказалось на кучности автоматической стрельбы с упора. При стрельбе на 100 м преимущество по кучности над автоматом неизменённой конструкции составило: лёжа с упора одиночными выстрелами — 11,8%, лёжа с упора короткими очередями — 31,4%, лёжа с руки короткими очередями — 18,5%. Общим итогом этой части работы стал вывод о том, что с перечисленными изменениями автомат удовлетворяет ТТТ по кучности стрельбы одиночными выстрелами (R100=15 см, при заданной ТТТ R100=15 см) и весьма близко подошёл к соответствию требованиями по кучности стрельбы автоматическим огнём с упора (R100=37 см, при заданной ТТТ R100=35 см). Однако в полной мере на этом этапе работы выявить эффективные пути улучшения кучности стрельбы очередями из автомата не удалось. Вместе с тем стало понятно, что решение этой задачи лежит не в улучшении прикладистости оружия.

Стабилизатор автомата Калашникова АК-47 №1 и его чертеж . Журнал Калашников

Газодинамическое устройство «стабилизатор» на стволе автомата АК-47 №1 и его чертёж

Таким образом, перед Лютым и Каннелем встала необходимость проведения второго этапа работы, а автомату АК-47 № 1 предстоял очередной этап трансформации конструкции. На этот раз, испытатели решили испытать на автомате специальное ствольное газодинамическое устройство в виде шести поперечных сквозных отверстий, просверленных в районе дульной части. Они руководствовались тем, что аналогичное устройство, использованное на автомате АС-44, позволило существенно улучшить кучность стрельбы из всех положений вплоть до того, что он по кучности стал превосходить ППШ! Однако эксперименты показали, что будучи реализованным на АК, такие отверстия к аналогичному положительному эффекту не приводят. Исследовав вопрос глубже, испытатели пришли к выводу — виной тому была недостаточная длина газоотводных каналов в стволе. Проблему решили установкой на ствол муфты с удлинёнными газоотводными каналами (в документах полигона это устройство названо «стабилизатор»), равными по длине каналам автомата АС-44. Стрельба из автомата показала очень высокую эффективность стабилизатора — кучность стрельбы очередями лёжа с руки улучшилась по R100 на 41%, а по величинам полос рассеивания по вертикали и горизонтали — почти в 2 раза! Несмотря на столь впечатляющий результат, особой тайны он не содержит. Отверстия для отвода газов вели к сбросу в атмосферу части находящихся в стволе пороховых газов, что вело к уменьшению баллистического импульса и, соответственно, уменьшению энергии отдачи, а это напрямую сказывалось на поведении оружия при стрельбе, делая его более спокойным и управляемым. Платой за полученное таким образом улучшение кучности стрельбы является снижение начальной скорости пуль — с 715 до 650 м/с. Также, несмотря на то что испытатели отказались от установки на автомат дульного тормоза, стабилизатор в некоторой степени выполнял его функцию, дополнительно снижая воздействие отдачи на стрелка. Так на автомате АК-47 № 1 появилось и утвердилось известное по фото характерное наствольное газодинамическое устройство.

Чертёж ударно-спускового механизма автомата Калашникова АК-47 №1. Журнал Калашников

Чертёж ударно-спускового механизма, обеспечивающего стрельбу с заднего шептала

Анализ результатов стрельбы со стабилизатором показал, что несмотря на существенное улучшение кучности автоматической непрерывной стрельбы, сам характер рассеивания был весьма неравномерным — полоса попаданий оказывалась вытянутой по высоте почти в два раза больше, чем по горизонту. Кроме того, при стрельбе короткими очередями выявилось явное «двоецентрие» — пробоины группировались в две локальные группы, одна из которых находилась у точки прицеливания, вторая — в стороне и выше неё. Первая группа пробоин соответствовала первым выстрелам очереди, осуществлявшимся за счёт спуска курка при неподвижной затворной раме. Вторая — следующим в очереди выстрелам, происходившим в то время, когда автомат уже сместился под действием отдачи первых выстрелов. Этот же эффект «двоецентрия» наблюдался и на других образцах автоматов с курковым ударно-спусковым механизмом. Лютый и Каннель занялись борьбой с этим эффектом.

Исследования показали, что отклонение автомата от изначального положения на втором и последующих выстрелах вызывается в основном ударом подвижной системы в крайнем переднем положении, который происходил весьма энергично. Сначала они попробовали перенести место удара затворной рамы на другую сторону оружия (на левую стенку ствольной коробки), но это решение не привело к положительным результатам.

К тому времени было известно, что автоматы Судаева АС-44 (в том числе облегчённые до веса АК), имеющие ударниковый УСМ, который обеспечивал начало стрельбы спуском подвижных частей, находящихся на «заднем шептале», никакого двоецентрия не образуют и имеют хорошую кучность стрельбы очередями из всех положений. И тогда испытатели установили на автомат АК-47 № 1 … механизм осуществления стрельбы с заднего шептала! Механизм этот был несложным по конструкции, его установка в автомат не требовала переделки штатного УСМ. Описанный механизм также находится на автомате АК-47 № 1, хранящемся в Музее артиллерии.

Кроме того, испытатели приняли меры, чтобы обеспечить приход курка к ударнику до удара затворной рамы в крайнем переднем положении. Это достигалось двумя способами: организацией выстрела на «выкате» затворной рамы, т. е. в тот момент, когда после запирания затвора она ещё не дошла до крайнего переднего положения и плавно тормозилась входящими в газовую камеру пороховыми газами, а также за счёт введения в конструкцию автомата механического тормозного устройства затворной рамы, взаимодействующего с конусообразным участком задней части поршня. Результат стрельбы показал, что в случае выката автоматика работает крайне неравномерно, на неполных откатах, и на 3–4 выстреле отказывает из-за неполного отхода затворной рамы. Причина оказалась простой — на торможение и реверс затворной рамы расходовалось слишком много порохового газа, а увеличивать диаметр газоотводного отверстия было нельзя. Использование механического тормозного устройства приводило к аналогичным результатам: автоматика работала с затуханием и на 5–8 выстреле отказывала совсем. Но главное, оба этих решения — стрельба на выкате и введение механического тормоза рамы — оказались неэффективными, т. к. не устраняли двоецентрия. В итоге механическое тормозное устройство затворной рамы было снято и вместо него на автомат установили обычную ствольную накладку, которая на нём имеется и сейчас.

Вид на шептало автомата Калашникова АК-47 №1. Журнал Калашников

Вид на шептало автоматической стрельбы ударно-спускового механизма, обеспечивающего стрельбу с заднего шептала

А вот использование механизма стрельбы с заднего шептала заметно улучшало кучность боя очередями при стрельбе с рук, хотя в полной мере оценить эффект от его введения в конструкцию оружия не удалось поскольку механизм не был отлажен по усилию спуска (оно было весьма значительным). При этом ухудшилась кучность стрельбы одиночными выстрелами, хотя и незначительно.

Общий итог введения в автомат перечисленных усовершенствований был следующим: внесённые изменения значительно улучшали кучность стрельбы короткими очередями из положения лёжа и с колена и делали автомат в этом плане равноценным пистолету-пулемёту ППШ. Испытатели сочли, что кучность стрельбы из автомата, имеющего УСМ, обеспечивающий стрельбу с заднего шептала, можно дополнительно улучшить, и за счёт этого вписаться в ТТТ. Все эти изменения не требовали существенной переделки автомата и совершенно не изменяли других его характеристик. Интересно, что в итоговых положениях отчёта, Лютый и Каннель отдельно указали, что в оружии, предназначенном в основном для ведения автоматической стрельбы, каким является автомат, предпочтительным будет иметь ударно-спусковой механизм обеспечивающий стрельбу с заднего шептала. Использование куркового УСМ, по их мнению, было необходимо там, где от оружия требуется высокая точность стрельбы одиночными выстрелами — в самозарядных винтовках и карабинах.

Вид механического тормозного устройства затворной рамы автомата Калашникова АК-47 №1. Журнал Калашников

Вид механического тормозного устройства затворной рамы, установленного на газовую трубку

Какова же оказалась судьба усовершенствований, предложенных Лютым и Каннелем в начале 1948 года и испытанных на АК-47 № 1, столь радикально изменивших его облик? К сожалению, ни одно из них не было внедрено в конструкцию автомата Калашникова, готовившегося к изготовлению опытной серии и в 1948 году — в производство он пошёл практически в том же виде, какой имел в ходе полигонных испытаний декабря 1947 — января 1948 гг. Однако труд офицеров-испытателей В. Ф. Лютого и Б. Л. Каннеля не пропал: часть из разработанных ими предложений постепенно ввели в конструкцию автомата АК после 1949 года, уже на этапе его серийного производства. Так, например, рукоятка управления огнём с уменьшенным наклоном вошла в конструкцию АК в 1951 году, уширенное снизу цевьё с выступами для более прочного удержания оружия введено в конструкцию автомата Калашникова на этапе его модернизации, воплотившейся в 1959 году в автомат АКМ. Прочие предложения по усовершенствованию АК, разработанные Лютым и Каннелем, не нашли применения в серийных автоматах Калашникова.

Чертёж механического тормозного устройства затворной рамы автомата Калашникова АК-47 №1. Журнал Калашников

Чертёж механического тормозного устройства затворной рамы

А насколько вообще были эффективны эти нереализованные предложения? Могло ли у них быть будущее? Не стал ли ошибкой отказ от внедрения этих предложений? С позиций современного знания на все эти вопросы можно ответить утвердительно. В современных автоматах и автоматических винтовках широко используются массивные стволы, которые по сравнению со стволами обычной толщины обеспечивают лучшую кучность стрельбы и большую продолжительность непрерывной стрельбы без перегрева. Нетривиальным, хотя и ожидаемым позитивным предложением, оказалось использование «стабилизатора» на стволе — поперечных отверстий в его дульной части, обеспечивающих уменьшение баллистического импульса и энергии отдачи. Это решение может быть использовано в автоматическом оружии спортивного типа, у которого нет необходимости иметь большую настильность траекторий пуль и их пробивное действие. Ну и стрельба с заднего шептала, как показывают данные отчёта, является весьма перспективным путём улучшения кучности стрельбы очередями и при этом не настолько сильно снижает кучность стрельбы одиночными выстрелами, чтобы считать такое оформление конструкции УСМ «архаичным».

Затворная рама АК-47 №1. Журнал Калашников

Затворная рама АК-47 №1 с новым газовым поршнем, предназначенным для взаимодействия с механическим тормозным устройством. Стрелкой показан конусообразный участок поршня, взаимодействующий с роликами тормоза

А мы завершаем погружение в тайну АК-47 № 1. Сам же автомат по-прежнему будет находиться в своей персональной, сверкающей зеркалами, витрине Музея артиллерии, и каждый день радовать посетителей своим видом. Этот автомат никогда не станет таким, каким изначально его разработал конструктор Михаил Тимофеевич Калашников, но навсегда останется памятником не только своему изобретателю, но и двум талантливым офицерам полигона ГАУ — В. Ф. Лютому и Б. Л. Каннелю, вложившим много труда и ума для того, чтобы он явился миру.

Автомат Калашникова АК-47 №1 в отремонтированном и усовершенствованном виде. Журнал Калашников

Автомат Калашникова АК-47 №1 в отремонтированном и усовершенствованном виде (по отчёту НИПСМВО — «Изменённый автомат Калашникова с улучшенной кучностью боя»)

Как сложились судьбы этих талантливых людей? Очень, очень по-разному… По воспоминаниям сотрудника НИПСМВО А. А. Малимона, после описанных событий инженер-капитан Борис Леопольдович Каннель продолжил служить на полигоне в должности начальника лаборатории автоматики оружия. В 1959 г, накануне расформирования полигона, он занимал должность начальника центральной контрольной лаборатории мер и весов. Несмотря на то что Б. Л. Каннель обладал резким, вспыльчивым и несдержанным характером, он дослужился на полигоне до звания «инженер-подполковник». О дальнейшей судьбе этого талантливого человека пока ничего не известно.

Первая страница отчёта № 109 НИПСМВО по автомату Калашникова АК-47 №1. Журнал Калашников

Вид первой страницы отчёта № 109 НИПСМВО, 1948 г. Отчёт хранится коллекцции ВИМАИВ и ВС

Жизнь Василия Фёдоровича Лютого сложилась совсем иначе. Яркая личность этого человека достойна воплощения если не в романе, то в повести точно. Выпускник факультета стрелкового оружия Артиллерийской академии РККА 1941 г., ученик корифея советской школы проектирования оружия академика А. А. Благонравова, он пришёл служить на полигон ГАУ накануне войны и с её началом включился в тяжёлую работу по обеспечению армии надёжным стрелковым оружием. В 1944 г. инженер-капитан В. Ф. Лютый отправился на фронт с проходящим испытания пулемётом СГ-43 и весной 1944 г. в составе 8 армии 3-го Украинского фронта прошёл с ним фронтовыми дорогами от Кривого Рога до Николаева и Одессы, за что был награждён медалью «За боевые заслуги». Вернувшись с фронта на полигон, принял участие в создании новых образцов оружия: в сотрудничестве с Н. М. Афанасьевым и В. С. Дейкиным им был разработан очень удачный ручной пулемёт ЛАД под пистолетный патрон ТТ. Только совокупность обстоятельств, не зависящая от оружия, не позволила этому образцу пойти в серию.

К моменту начала второго конкурса по проектированию автоматов (середина 1946 г.) В. Ф. Лютый занимал должность начальника Отделения по научно-испытательной работе группового оружия в составе 5 отдела полигона (Научно-испытательного по стрелковому оружию). Вскоре после завершения конкурса, в середине 1948 г. его назначили на должность Учёного секретаря полигона, а в марте 1949 г. перевели с полигона в Москву, в ЦНИИ-3, на должность старшего научного сотрудника. На новом месте его служба не сложилась: Лютый вступил в острый конфликт со своим руководителем — генералом Горяиновым, но не рассчитал сил в этой борьбе. Каким-то способом оппонент Лютого смог навести на него соответствующие органы, и в апреле 1951 года его арестовали, обвинили по «политической» 58-й статье (58–10 Ч.1. —

Инженер-капитан В. Ф. Лютый и инженер-капитан Б. Л. Каннель. Журнал Калашников

Инженер-капитан В. Ф. Лютый (слева) и инженер-капитан Б. Л. Каннель (справа)

«Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений»), и в феврале 1952 г. осудили на 10 лет с лишением воинского звания и поражением в правах. За этим последовали лагеря, которые всегда (а в то время особенно) были крайне тяжёлым испытанием для человека даже с очень крепким характером и здоровьем. Лютому пришлось валить и сплавлять лес, заниматься другими тяжёлыми работами. Но Василий Фёдорович не пал духом: его обширные технические знания и умения обратили на себя внимание руководство лагеря, и его направили в организацию НКВД, занимавшуюся проектированием средств механизации лесоразработок (были в этом многогранном ведомстве и такие подразделения). После смерти Сталина, Лютый начал процесс своей реабилитации. В 1955 г. он добился успеха, был освобождён, восстановлен в армии и звании и даже вернулся дослуживать в НИИ-3! Участвовал во многих работах по совершенствованию стрелкового и зенитно-ракетного оружия, защитил диссертацию кандидата технических наук, стал автором нескольких изобретений, научных работ. Переехал в Киев, преподавал в зенитно-ракетном военном училище. В 1969 году В. Ф. Лютый уволился в запас, но научной работы не оставил и перешёл на работу в один из НИИ, где проработал до 1990 года. До конца жизни Василий Фёдорович помнил о своём участии в работе над АК, поддерживал отношения с М. Т. Калашниковым. 16 декабря 1990 г. после тяжёлой болезни Василий Фёдорович Лютый скончался.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий