Становление школы

Опытные работы ОКБ 74 в период 1949-60 гг.

Опытно-конструкторское бюро при отделе главного конструктора завода № 74 (Ижевский машзавод) — одно из важнейших подразделений предприятия, являющегося с 1948 г. головным по разработке и производству оружия системы Калашникова. В 1950-е годы основными задачами коллектива ОКБ стали работы по подготовке к производству и изготовлению автомата АК. При этом необходимо было не только сохранить достигнутые на опытных образцах технические характеристики безотказности работы и кучности стрельбы, но и решить вопрос их улучшения, обеспечить живучесть деталей в пределах установленного ресурса и их максимальную взаимозаменяемость. Однако наряду с этим (проработкой и отладкой готовой конструкции автомата, разработанной на другом предприятии) на заводе в этот период начинаются и первые самостоятельные шаги в направлении проектирования, конструирования и испытаний собственных оригинальных разработок.

В данной статье предлагается обзор конструкторских разработок завода первых послевоенных лет (1949–1960 гг.), поскольку именно этот период становится временем становления собственной конструкторской школы. На завод приходит большое количество молодых специалистов, инженеров — выпускников Ленинградского военно-механического института (ныне БГТУ «Военмех») и Ижевского механического института, открывшегося в 1952 г. Выпускники ленинградского «Военмеха» проходили дипломную практику на Ижевском машзаводе. Уже на этапе дипломного проекта молодым специалистам была дана высокая оценка ведущими ижевскими оружейниками. В документах архива встречаются отзывы за подписью старшего инженера группы М. Т. Калашникова, В. Н. Пушина; разработчика боевого и баллистического оружия Ф. Ф. Баринова и др.

Отзыв на дипломный проект студента Военно-механического института

Отзыв на дипломный проект студента Ленинградского Военно-механического института Столова Б. М.

Темы дипломных проектов выбирались в соответствии с конкретными целями и задачами, которые ставились перед всеми профильными конструкторскими бюро и научно-исследовательскими институтами. В архивных документах имеются отзывы на дипломные проекты студентов Ленинградского военно-механического института, в том числе на работу Ю. К. Александрова, ставшего впоследствии ведущим инженером-конструктором, заместителем главного конструктора Ижевского машзавода. Он явился участником разработки знаменитой снайперской винтовки СВД, разработчиком серии автоматов со сбалансированной автоматикой.

Одна из самых актуальных тем дипломных проектов 1950-х гг. — это разработка единого пулемёта взамен состоявших на вооружение пулемётов РП-46 и СГМ.

Примером высокого уровня качества подготовки молодых специалистов может служить приведённый ниже отзыв на один из дипломных проектов. В нём, помимо положительных отзывов о конструкции и самостоятельности работы, указывается на то, что проект выполнен в соответствии (либо приближённо) c тактико-техническими требованиями ГАУ, т. е. теми же требованиями, что были поставлены перед конструкторскими бюро и институтами.

В соответствии с архивными данными (планами и отчётами по научно-исследовательским и опытно конструкторским работам ОКБ 74 на 1949–1957 гг.), помимо основного направления — модернизации АК, проводились следующие работы:
— разработка магазина с большей вместимостью (на 36 патронов) по сравнению со штатным (на 30 патронов). Всего было изготовлено 18 магазинов, которые прошли заводские испытания. В результате испытаний выявлялись и исправлялись такие дефекты, как вылет пружины и пропуск патрона при стрельбе. Магазины были одобрены к отправке и испытаниям на Научно-исследовательском полигоне стрелкового и миномётного вооружения (НИПСМВО), однако о дальнейшей судьбе данной конструкции информации нет. Вероятными причинами окончания работ по магазинам большей вместимости для автомата АК могло быть увеличение трудоёмкости производства, увеличение массы носимого солдатом боекомплекта, увеличение габаритов автомата и пр. Тем не менее, впоследствии в ОКБ 74 неоднократно возвращались к теме повышения вместимости магазина — как при создании пулемётов РПК и РПК74, модернизации автомата Калашникова, так и в различных ОКР.
— разработка нового 7,62-мм автомата под патрон обр. 1943 г. В настоящее время, когда надёжность, безотказность, эффективность применения, простота конструкции и дешевизна производства автомата Калашникова является общепризнанным фактом, обоснование работ по данной опытно-конструкторской теме звучит весьма любопытно. Целью являлась разработка более дешёвого и технологичного автомата для вооружения Советской Армии, т. к. ещё в 1951 г. находящийся в производстве автомат Калашникова оценивался как «очень трудоёмкий и дорогостоящий вид оружия», а в совокупности с тем, что «данный тип оружия является массовым, характеризует существующий автомат с отрицательной стороны». Данная тема оставалась в планах вплоть до 1960 г.

Магазин большой вместимости на 100 патронов на пулемёте РПК74М

Магазин большой вместимости на 100 патронов на пулемёте РПК74М

Из воспоминаний ветерана Ижевского машзавода А. И. Нестерова (в 1950-е гг. — инженер-конструктор ОГК 74): «Автомат АК-47 ставился на производство под обязательство улучшить кучность стрельбы очередями в процессе производства. Новое автоматическое оружие осваивалось с трудом: штампованную из листа ствольную коробку были вынуждены делать фрезерованием. В первое десятилетие АК-47 интенсивно исследовался в различных научных институтах и конструкторских бюро, предпринимались многочисленные попытки улучшить кучность автоматической стрельбы, было проведено два конкурса по разработке нового автоматического оружия. В итоге в 1959 г. на вооружение был принят автомат АКМ».
— разработка 9-мм пистолета-пулемёта. Работа проводилась М. Т. Калашниковым ещё с 1947 г., изначально под патрон 7,62×25. Позже, с появлением патрона 9×18 ПМ образец был переработан под требования снабжения оружием экипажей бронетехники. В целом конкурсные работы по данному направлению, в том числе и прочих участников конкурса, завершились в 1950-е гг. безрезультатно. Причиной этого, вероятно, стала как неопределённость и неоднозначность тактико-технических требований, так и отсутствие целесообразности вооружения отдельных частей армии другим видом оружия на том этапе развития вооружённых сил.

Магазины большой вместимости для АК

Магазин большой вместимости на 70 патронов (на фото слева). Опытный образец 2000-е гг. Из фондов МВК им. М. Т. Калашникова
Магазин большой вместимости на 100 патронов (на фото справа). Опытный образец 2000-е гг. Из фондов МВК им М. Т. Калашникова

С 1958 г., в условиях завершения работ по модернизации автомата АК (будущего АКМ), появляется возможность активизировать и другие опытно-конструкторские работы. Согласно архивным материалам, число научно-исследовательских тем начинает увеличиваться именно с этого периода. Начиналось с малого; согласно материалам архива, одной из первых работ этого периода являлась разработка и испытания опытной конструкции протирки для чистки газоотводного отверстия автомата Калашникова. Вероятнее всего, данная работа выполнялась молодыми специалистами предприятия и была обусловлена заданием ГАУ вследствие существенного неудобства чистки газоотводного отверстия штатной принадлежностью к автомату. Эта конструкция позволяла без помощи дополнительного инструмента производить «удобную и удовлетворительную чистку». По итогам данных работ было рекомендовано изготовить опытную партию для войсковой эксплуатации, однако данная конструкция протирки в комплектах с последующими модификациями автоматов и пулемётов не встречалась.

Протирка для чистки газоотводного отверстия автомата Калашникова. Опытный образец 1958 г.

Протирка для чистки газоотводного отверстия автомата Калашникова. Опытный образец 1958 г.

Штатная принадлежность к автомату АКМ

Штатная принадлежность к автомату АКМ

Особого внимания, как пример кооперации предприятий, заслуживает научно-исследовательская работа, выполненная Реактивным научно-исследовательским институтом (Москва), в стенах которого в своё время была разработана знаменитая «Катюша». Материалы этой оригинальной работы поступили на завод в 1958 г., она была посвящена теме изучения возможных путей повышения кучности боя автомата Калашникова. Её изучение и результаты, безусловно, положительным образом сказались на профессиональной деятельности молодых конструкторов ОКБ 74.

К тому времени вопросами улучшения кучности боя автомата АК занимались многие предприятия и институты. Наиболее приемлемым и эффективным путём улучшения этой характеристики было введение в конструкцию ударно-спускового механизма замедлителя курка (1957 г.). Кроме того, для улучшения кучности боя было предложено применение опытных конструкций дульного тормоза и подвижного цевья (на тогда ещё опытных конструкциях автоматов АКМ). Представленный на испытания дульный тормоз состоял из двух камер с вогнутыми поверхностями перегородок в сторону дульной части ствола. Конструкция цевья обеспечивала его подвижность во время выстрела либо очереди выстрелов с фиксацией в том месте, в котором оно находилось в момент окончания стрельбы (с целью исключения лишних импульсов и колебаний).

Дульный тормоз для автомата Калашникова. Опытный образец 1958 г.

Дульный тормоз для автомата Калашникова. Опытный образец 1958 г.

В результате испытаний было выявлено, что дульный тормоз при стрельбе одиночным огнем на кучность боя автомата влияния не оказывает. При стрельбе автоматическим огнем из разных положений кучность боя автомата несколько лучше, чем при стрельбе без дульного тормоза. Это объясняется тем, что при применении дульного тормоза ослабевает сила отдачи и уменьшается энергия вращательного движения оружия и амплитуд колебаний, вместе с этим уменьшаются и углы поворота оружия к моменту вылета пуль. Но использование дульного тормоза вызывает болевое воздействие на слуховые органы стреляющего при длительной стрельбе. Применение же подвижного цевья не оказывает никакого влияния на кучность боя автомата.

Результаты данной опытно-конструкторской работы, в частности по подвижному цевью, нигде более не находили какого-либо практического применения и воплощения: ни на Ижевском машзаводе, ни в целом в известной оружейной практике. Применение же габаритных дульных тормозов в боевом оружии приводило к дополнительным неудобствам при чистке, невозможности постановки штыка-ножа, излишним габаритам и весу, и, как следствие, нецелесообразности использования. Но в настоящее время наработки в области высокоэффективных дульных устройств применительно к индивидуальному ручному огнестрельному автоматическому и самозарядному оружию активно воплощаются, в том числе на оружии для практической стрельбы.

Подвижное цевьё для автомата Калашникова. Опытный образец 1958 г.

Подвижное цевьё для автомата Калашникова. Опытный образец 1958 г.

В 1958 г. по заданию ГАУ в ОКБ 74 были разработаны и изготовлены автомат АКМ и пулемёт РПК под 7,62-мм винтовочный патрон. Оружие имело несколько большие габариты по сравнению со штатным, а роль механизма подачи патронов выполняли магазины винтовок СВТ-40. На объектах испытаний применялся дульный тормоз.

Основной целью работы была практическая проверка прочностных характеристик штатного оружия — запас прочности конструкции, а также оценка характеристик кучности стрельбы. Вероятно, данные исследования выполнялись в условиях работы над 7,62-мм единым пулемётом конструкции Калашникова.

В результате испытаний после 1818 выстрелов на пулемёте был получен разрыв вкладыша ствольной коробки ввиду малого запаса прочности для такого патрона, ухудшение кучности боя в 1,5–3 раза.

Из воспоминаний А. И. Нестерова о работе отдела в тот период: «В 1958 г. начались проектные работы по созданию самозарядной снайперской винтовки. На „Ижмаше“ работа была поручена конструктору Е. Ф. Драгунову — стрелку-спортсмену с семилетним стажем эксплуатации оружия в войсках. За плечами Евгения Фёдоровича также была разработка снайперского варианта винтовки обр. 1891/30 гг. и разработка серии спортивных целевых винтовок.

К 1959 г. была закончена работа по модернизации автомата АК-47, в апреле 1959 г. на вооружение был принят АКМ. В этот период туляками был разработан отличный единый пулемёт конструкции Никитина со специальной лентой для прямой подачи винтовочного патрона с закраиной. Пулемёт выдержал все испытания, а Министерством оборонной промышленности даже было инициировано изготовление установочной партии в г. Коврове, однако ГРАУ принципиально отказалось принимать на вооружение армии данный образец, т. к. он не соответствовал требованиям по необходимости применения в новом пулемёте штатной ленты от пулемета СГ-43. В Ижевске разработкой единого пулемёта занимался М. Т. Калашников, его проектные работы часто обсуждались в ГРАУ. Конструкторские „фантазии“ корректировались и находились под чутким контролем военных, на третьем-четвёртом опытном образце пулемёта появилась основная компоновка. Это была „адова“ работа. Михаил Тимофеевич говорил, что в течение семи лет не был в отпуске.

Единый пулемёт Калашникова был принят на вооружение в 1961 г., его танковый вариант — в 1962. В 1963-м на вооружение приняли самозарядную снайперскую винтовку Драгунова».

В 1959 г. на полигоне НИСПМВО проходили испытания нетрадиционной для ОКБ 74 конструкции — пускового приспособления для реактивного целеуказательного патрона, которое было разработано молодым специалистом ОКБ 74 Нестеровым А. И. по заданию и тактико-техническим требованиям ГАУ. Данная работа проводилась совместно с научно-исследовательским институтом прикладной химии № 862 (Московская обл.), который являлся одним из ведущих в стране предприятий по разработке и производству пиротехнических средств.

Реактивный целеуказательный патрон и пусковое приспособление. Опытный образец 1959 г.

Реактивный целеуказательный патрон и пусковое приспособление. Опытный образец 1959 г.

Основным назначением патрона было наземное целеуказание в дневное и ночное время на дальностях от 150 до 800 м. Патрон давал хорошо видимую трассу, а в месте падения — хорошо видимый световой ориентир. Патрон состоял из алюминиевого корпуса с расположенным внутри реактивным двигателем (по типу реактивных осветительных и сигнальных патронов) и сигнальной звёздкой жёлтого цвета. Воспламенительная звёздка двигателя, помимо воспламенительного и основного составов, имела трассирующий состав, дающий при горении красную трассу. В конструкции предусмотрена установка угла выстрела.

40-мм выстрел с осветительной гранатой к подствольным гранатомётам ГП-25 и ГП-30

40-мм выстрел с осветительной гранатой к подствольным гранатомётам ГП-25 и ГП-30

Стрельба осуществлялась из пускового приспособления, закреплённого на стволе автомата АК. Для выстрела необходимо было установить угол возвышения в зависимости от дальности выстрела, зарядить патрон с дульной части пусковой трубки, используя кольцо, взвести ударник и потянуть за спусковой трос. Через 1,5 с после выстрела начиналось горение трассирующего состава; по окончании горения срабатывал вышибной состав, который, в свою очередь, зажигал сигнальную звёздку. Звёздка при горении образовывала пламя желтого цвета и большое количество белого дыма.

УСМ пускового приспособления реактивного целеуказательного патрона

Ударно-спусковой механизм пускового приспособления реактивного целеуказательного патрона

В результате испытаний было выявлено, что патрон не удовлетворяет требованиям кучности стрельбы и требованиям безопасного обращения, т. к. имеет вероятность неправильной сборки и срабатывания, неудобное расположение кольца ударника и спускового троса, которое могло привести к зацеплению за посторонние предметы.

На этапе полигонных испытаний проект был одобрен и предложен к доработке. Основной причиной остановки работ по данному направлению стали неудовлетворительные результаты освещённости местности при падении на разные типы грунта. Так, при попадании в сугроб звёздка тонула в снегу и освещение было недостаточным; падение на твёрдый грунт давало большое количество рикошетов. Удовлетворительными были лишь результаты стрельбы по вспаханному грунту.

Пусковая трубка и механизм крепления к автомату Калашникова

Пусковая трубка и механизм крепления к автомату Калашникова

Наиболее близким практическим воплощением подобной схемы в наши дни является 40-мм выстрел с осветительной гранатой к подствольным гранатомётам ГП-25 и ГП-30. Данная система является более универсальной и совершенной, т. к. роль пускового устройства выполняет штатный подствольный гранатомёт. Проблема длительности освещения решена путём применения парашюта и замедления падения во время горения осветительного состава.

Материалы архива о научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах ОКБ 74 за 1960 г. завершаются ещё одним оригинальным заданием ГАУ по научно-исследовательской теме «Кремень» с грифом «Совершенно секретно».

Автомат Калашникова с пусковым приспособлением реактивного целеуказательного патрона

Автомат Калашникова с пусковым приспособлением реактивного целеуказательного патрона

Целью была разработка дистанционно управляемой системы стрелкового вооружения с комплексом помехоустойчивой малогабаритной аппаратуры управления и системой стрелкового вооружения, состоящей из десяти огневых точек с 7,62-мм едиными пулемётами. Комплекс радиоуправления должен был состоять из передающих и приёмных пунктов с подземными антеннами с возможностью обеспечения подачи команд на приведение в боевую готовность, открытие и прекращения огня в любых метеорологических условиях с дальностью действия 1–7 км.

Сама же огневая точка должна была представлять собой металлический закрытый ящик с размещённым в нем станковым пулемётом системы Горюнова СГМ, боеприпасами (750 патронов) и электрооборудованием (с массой в целом не более 70 кг). Ставилась задача — предусмотреть в системе возможность управления огнём и перезарядкой пяти пулемётов дистанционно (не менее 1000 м) через один проводной простейший пульт.

В архивных материалах завода отсутствуют какие-либо отчёты или акты о выполнении данных работ, вероятной причиной может быть отсутствие финансирования.

О применении подобного рода систем в полевых условиях в мировой практике ничего неизвестно. Большее практическое применение дистанционные системы получили в самолётном и корабельном оборонительном вооружении. К примеру, такие, как система управления четырьмя фюзеляжными башенными турельными установками с 20-мм авиапушками Б-20Э на бомбардировщике ТУ-4. Более современный и наукоёмкий пример практического воплощения дистанционной системы — это универсальная система управления огнём корабельной артиллерии «МР-123—02/3 «Багира» (ведение огня в автоматизированном режиме одновременно несколькими корабельными артустановками, в том числе двух различных калибров, по одной или одновременно по двум воздушным, морским и береговым целям с использованием орудий калибром от 30 до 100 мм).

С 1960 г. конструкторская работа ОКБ 74 получает свежий импульс с появлением новой большой научно-исследовательской темы: «Разработка новых схем стрелкового оружия под штатные патроны на основании изыскания более совершенных принципов работы автоматики, позволяющих получить образцы оружия, обладающие простотой конструкции, малым весом и надёжностью в эксплуатации». Заказчиком был Государственный комитет по оборонной технике и Удмуртский Совнархоз. Данные работы получили государственную поддержку, в том числе — финансовую, из средств госбюджеда и Совнархоза, а их результатом явилось создание молодыми специалистами (в числе которых упомянутые выше конструкторы Ю. К. Александров и А. И. Нестеров) в 1960-х гг. целой серии автоматов с новыми и оригинальными техническими решениями.

Из воспоминаний А. И. Нестерова о работе отдела в тот период: «КБ М. Т. Калашникова заканчивало отработку единого пулемёта под изготовление войсковой партии, и им было не до перспективного автомата, поэтому разработку новых схем стрелкового оружия передали в КБ Семеновых И. Е., под руководством которого ранее разрабатывались спортивные винтовки. Молодыми специалистами данного бюро, в числе которых был я и Б. М. Зорин, были опробованы достаточно экзотичные для того времени схемы: bull-pup, автоматы с длинным ходом ствола вперёд и назад, поступательный курок в нормальной компоновке. Однако результаты работ показали, что применение данных технических решений не оказывает положительного влияния на кучность стрельбы.

После завершения работы над СВД в бюро вернулся Александров Ю. К., на должность конструктора в то же время в КБ был принят молодой специалист Калашников В. М.

Одновременно с вышеописанной работой в бюро приступили к созданию баллистического оружия и автомата для создаваемого в ЦНИИТОЧМАШ 5,45-мм малоимпульсного патрона. Все эти разработки стали „предтечей“ автоматов АЛ-5, АЛ-6, АЛ-6М, АЛ-7, АКБ, АКБ-1 со сбалансированной автоматикой, разработанных в 1960–80-е гг. конструкторами Ю. К. Александровым, В. М. Калашниковым, которые успешно конкурировали на исследовательских испытаниях с образцами центральных КБ.

В 1979–1997 гг. конструктором Никоновым Г. Н велись разработки автомата со смещённым импульсом отдачи (АН-94), который был принят на вооружение армии в 1997 г.».

Часть этих разработок была показана на выставке МВК им. М. Т. Калашникова «Шаги к успеху» в 2011 г., репортаж о которой публиковался в нашем журнале. (Д. Беляев, «Шаги к успеху», «КАЛАШНИКОВ» № № 4,5/2012).

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий