Оружейный журнал

Издаётся с 1999 г.

Статьи

Пулемётная драма Красной Армии. Часть IV

Крупнокалиберные противотанковые пулемёты

Танк Т-38
История 14,5-мм пулемётов для советских конструкторов началась в 1936 году, когда Артиллерийское управление Красной Армии выдало задание на разработку и изготовление танкового крупнокалиберного пулемёта, предназначавшегося для установки на лёгкий танк Т-38.

Начало цикла в журналах «КАЛАШНИКОВ» №№ 5/2016, 12/2016 и 4/2017.

По техзаданию требовалось создать пулемёт калибром 12,7 мм с начальной скоростью пули 1300–1400 м/с и массой пули 50–60 г. Трудно сказать, какие чувства испытали специалисты НИПСВО КА после знакомства с требованиями, но назад в Управление ушёл вежливый ответ, что существующие пороха не дают возможности достичь заданной скорости при калибре 12,7 мм.

После этого требования были пересмотрены ближе к реальности — по новому проекту ТТТ пулемёт должен был иметь калибр не более 16 мм и обеспечивать пробитие 20 мм на дистанции 600 м, под углом встречи в 20°.

НИПСВО КА приняло решение остановиться на калибре 14,5-мм. Под новый патрон была начала отработка сразу по двум направлениям — на основе уже имеющегося ДШК и полностью оригинальной конструкции. Вторым проектом занимался сотрудник полигона В. И. Симонин.

пулемёт Симонина
14,5-мм пулемёт Симонина с дульным тормозом конструкции НИПСВО

Проведённые в 1939 году испытания показали, что конструкция Симонина является более перспективной. Доработка 14,5-мм ДШК была признана нецелесообразной. Однако и у Симонина дело не очень ладилось. Ни в 1940, ни в 1941 году отладить пулемёт для стрельбы с металлической лентой так и не удалось — на испытаниях именно проблемы с лентой и приёмником давали 1,7% задержек. Избавиться от них удалось лишь после перевода пулемета на питание от обойм на 10 патронов. В планах на 1942 г. было заложено изготовление опытной серии в 100 пулемётов, но реально в мастерских НИПСВО изготовили только 10 образцов.

К сожалению, как оказалось, проблемы с питанием были не единственным недостатком пулемёта. Хотя и планировавшийся как танковый, к 1942 году пулемёт пока ещё не имел разработанной для него танковой установки. Испытания же его как пехотного, с водружением на станок обр. 1938 г. от «младшего брата» — 12,7-мм ДШК — показали, что в таком виде пулемёт значительно уступает даже однозарядному ПТР Дегтярева. В ходе испытаний стрельбой по танкам-макетам за 25 минут из ПТРД обстреляли 25 мишеней, поразив 18 из них. Расчёт пулемета Симонина за то же время смог обстрелять всего 10 целей, поразив 4 из них одной пулей и 1 мишень — двумя.

Очевидно, что в таком виде пулемёт, мягко говоря, не являлся грозным противотанковым оружием. Впрочем, это не помешало начальнику 5-го отдела Артиллерийского комитета ГАУ А. Р. Емецу отдать приказ об установке четырёх изготовленных на НИПСВО пулемётов на станки ДШК и отправить их на оборону Сталинграда. К сожалению, каких-либо данных о боевом применении пулемётов Симонина автору пока найти не удалось.

пулемёт Симонина
14,5-мм пулемёт Симонина с дульным тормозом «по типу ПТР РЕС»

Тем временем к перспективной теме «противотанкового пулемёта» подтянулись и другие. Одним из первых «интересантов» стало ОКБ-16, предложившее создать пулемёт под «гибридный» патрон — 12,7-мм пуля от ДК/ДШК с гильзой от 14,5-мм патрона. Таким образом они надеялись реанимировать тему «тройника» 32-П, рассчитывавшегося по заказу из ВВС — «универсального» пулемёта со сменными стволами калибра 12,7-мм, 14,5-мм и 20-мм. Однако если на эксперименты бывших таубинцев с патронами для «сверхмощных» ПТР в ГАУ смотрели сквозь пальцы, то идея ещё одного пулемётного патрона в тяжёлом для страны 1942 году выглядела мало вдохновляющей.

Более интересным выглядел другой предложенный ОКБ-16 проект — пулемёта конструкции Соколова-Норова под штатный 14,5-мм патрон. Но в марте 1942 г. на рассмотрении проекта на совещании в 5-м отделе АК ГАУ было сочтено, что прилагательное «универсальный» в данном случае чересчур оптимистично. Представители ГАУ сочли, что для наземного пулемёт имеет слишком высокий темп, большие габариты казённой части и чересчур сложный доступ к затвору. ГАУ к этому времени уже получило печальный опыт опускания «с небес на землю» авиапушки ШВАК, ставшей ТНШ (танковая Нудельмана-Шпитального) и ставившейся в танки Т-60. Рапорты из танковых бригад сообщали о массовых отказах пушки, слишком чувствительной к пыли и прочим «земным» условиям эксплуатации.

Забегая вперед, стоит отметить, что в ОКБ-16, не сумев «продать» проект «гибрида» калибра 12,7-мм, отнюдь не успокоились и параллельно с отработкой заказанного 14,5-мм пулемёта тут же предложили выдать новые ТТТ на пулемёт под разрабатываемый у них патрон БНС (большой начальной скорости) для упомянутых выше сверхмощных ПТР.

пулемёт 32П
Чертёж ствола «триплекса» 32П из ОКБ-16, под «гибридный» патрон

Но пока военные хотели получить хотя бы «синицу в руках». Разосланные в сентябре требования на новый крупнокалиберный пулемёт предусматривали штатный 14,5-мм патрон, вес не более 30 кг, действие пули по броне не ниже, чем у ПТРД, и темп стрельбы порядка 400–500 выстрелов в минуту.

Согласно докладу 5-го отдела АК руководству ГАУ КА, уже к декабрю 1942 г. предполагалось получить для испытаний следующие образцы:

1) Системы Салищева (ЦКБ-14) на простейшем станке системы ЦКБ-14.

2) Системы Дегтярёва (КБ-2) на простейшем станке КБ-2.

3) Системы Соколова-Норова (ОКБ-16) на приспособленном простейшем станке системы ЦКБ-14 или ОКБ-43.

4) Системы Симонина (НИПСВО) на простейшем станке системы ОКБ-43.

Реальность, как водится, от воспетого Маяковским «планов наших громадья» отличалась, и весьма сильно. Так, испытания пулемёта ЦКБ-14 конструкции Салищева-Галкина задержались из-за того, что пулемёт был доставлен на полигон не только без каких-либо чертежей… но и без затвора. Лишь в апреле 1943 г. после прибытия представителя ЦКБ-14 с упомянутой деталью стало возможным, наконец, провести полигонные испытания пулемёта.

Ещё при опробовании стрельбой было замечено, что пулемёт, как сказал бы один известный киногерой из «Свадьбы в Малиновке» — «как сумасшедший подпрыгивает». В цифрах это проявилось при стрельбе на кучность. На дистанции 300 м при стрельбе со станка ЦКБ-41 (конструкции Полюбина) по фанерному щиту 3×3 м тремя очередями по 10 патронов в щит попало 7 пуль из первой и третьей серии и 6 — из второй. Для дистанции в 600 по щиту 6×6 м результат составил 6, 5 и 4 пули соответственно. Результаты со станком обр. 1938 г. от ДШК были заметно лучше — по крайней мере, все пули попадали в щит — поэтому станок Полюбина был снят с испытаний.

Этап на безотказность пулемёт из ЦКБ прошёл относительно неплохо, дав отказ лишь при густой смазке. С учётом, что именно с густой смазкой отказал и пулемёт Симонина, этот результат сочли удовлетворительным.

пулемёт Салищева-Галкина
14,5-мм пулемёт Салищева-Галкина на станке Полюбина

Стрельба на живучесть показала, что отдельные детали пулемета начинают выходить из строя примерно после 2000 выстрелов. При этом живучесть ствола оказалась заметно ниже — уже после 900–1000 выстрелов в заметных количествах начали появляться овальные пробоины. При этом, как отметили испытатели, выходящие из строя детали — затвор и ползун — хотя и содержатся в ЗИПе пулемёта, но изготовлены из высокосортной стали, имеют большие размеры, сложную форму и сложны в производстве. К такого рода деталям, по мнению офицеров полигона, должно быть предъявлено требование о живучести, равной суммарной у трёх стволов, входящих в комплект к пулемёту. Между тем, ползун первый раз треснул на 681 выстреле, а заменивший его запасной — после 3000, на том же месте, что и первый. Затвор дал трещину после 2800 выстрелов.

Общий вывод из испытаний был неутешителен — причём не только для испытывавшегося пулемёта из ЦКБ и служившего образцом для сравнения пулемета Симонина, но и 14,5-мм систем в целом. Весной 1943-го, на фоне уже поступившей информации о первых боях с «тиграми», калибр 14,5 мм смотрелся довольно слабо. При этом точность и пробиваемость пулемётов не позволили бы им вести огонь хотя бы со средней, далее 200 м, дистанции. Вблизи же, как показали сравнительные испытания образца Симонина и ПТРД, пулемёт проигрывал даже ПТР. Моментально демаскируясь при стрельбе за счет мощнейшего «выхлопа», он был слишком тяжёл, чтобы быстро менять позицию, и более того — из-за особенностей механизма наводки возникали сложности с переносом огня с одной цели на другую. И если Симонин, изначально проектировавшийся для танковой башни, ещё сохранял шансы на роль танкового пулемёта, то система Салищева-Галкина и сюда плохо подходила из-за длины ствольной коробки.

Фактически оставалась лишь одна ниша, где 14,5-мм пулемёты ещё не только считались перспективными, но даже и весьма остро были востребованы. Уже в 1941 г. войсковое ПВО Красной Армии столкнулось с тем, что возможностей «низового» звена, представленного на тот момент главным образом «счетверёнками» «максимов» винтовочного калибра, явно недостаточно для успешной борьбы с современными самолётами. 12,7-мм ДШК в этом плане выглядели заметно лучше, однако их постоянно не хватало, а кроме того, к 43-му броню подрастили не только танки. Появление над полем боя немецкого аналога ИЛ-2 явно было лишь вопросом времени, причем ближайшего. 14,5-мм пулемёт с его высокой начальной скоростью пули и бронепробиваемостью в роли зенитного стал бы весьма эффективным элементом защиты войск от вражеской авиации. Причём на фоне зенитных малокалиберных пушек его габариты и вес выглядели даже выигрышно, а, следовательно, оперативная подвижность таких систем ПВО была бы выше — важная деталь на фоне планировавшихся масштабных наступательных операций.

пулемёт Салищева-Галкина
14,5-мм пулемёт Салищева-Галкина на универсальном станке

Однако даже изложив эти соображения в итоговом выводе, на НИПСВО всё же сочли пулемёт Салищева-Галкина непригодным к доработке. ЦКБ-14 было предложено форсировать отработку новой системы.

Ещё один ожидавшийся на полигоне пулемёт, конструкции Соколова, в начале 1943 г. так и не доехал до НИПСВО, провалившись ещё на стадии заводских испытаний.

В итоге 5 июля 1943 г. из ГАУ в ГАБТУ его начальнику, генерал-лейтенанту танковых войск Вершинину было направлено сообщение, что работы над 14,5-мм пулемётами ведутся активно. Уже отработано три упомянутых выше образца, а к 1 сентября 1943 г. ожидается готовность ещё пяти:

  1. 14,5-мм пулемёт Дегтярева.
  2. 14,5-мм пулемёт Соколова-Норова.
  3. 14,5-мм пулемёт Грибкова.
  4. 14,5-мм пулемёт Волкова-Ярцева.
  5. 14,5-мм пулемёт Владимирова.

Впрочем, вряд ли в этот день генерал-лейтенант Вершинин или кто-то ещё в Главном Авто-Бронетанковом управлении Красной Армии внимательно ознакомился с этой бумагой. На рассвете 5 июля 1943 г. началась битва на Курской дуге.

Добавить комментарий

Свежий номер
Партнёры
Видео
Вход
Письмо в редакцию

Журнал «КАЛАШНИКОВ. Оружие, боеприпасы, снаряжение»

Учредитель ООО «Азимут».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № 77-1343 от 10 декабря 1999 г. выдано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Главный редактор
Михаил ДЕГТЯРЁВ

Заместитель главного редактора
Сергей МОРОЗОВ

Научный редактор
Юрий ПОНОМАРЁВ

Редактор отдела охоты и спорта
Римантас НОРЕЙКА

Редактор отдела пневматического оружия
Владимир ЛОПАТИН

Администратор сайта
Алексей ДЕГТЯРЁВ

Дизайн, вёрстка
Людмила МАТВЕЕВА

Директор по рекламе 
Вера ПАХОМОВА

Специальные корреспонденты
Руслан ЧУМАК, Евгений АЛЕКСАНДРОВ, Сергей МИШЕНЁВ

Бухгалтер
Ольга ЯСКЕВИЧ

Распространение
ООО «Инфо Маркет Сервис»

Генеральный директор
Марат МУСИН

Директор по продажам
Татьяна КАЛИЧКИНА

Журнал «КАЛАШНИКОВ» издаётся с ноября 1999 г. и является официальным печатным изданием Федерации практической стрельбы России, Союза российских оружейников и Федерации стрелково-спортивного многоборья. С 1997 по 1999 гг. журнал выпускался под названием «Ружьё. Оружие и амуниция».

Помимо собственно оружия всех типов и времён, в сферу интересов «КАЛАШНИКОВА» входит его практическое использование в любых формах: охота, спорт, боевое применение, развлекательная стрельба, самооборона и т. п.

«КАЛАШНИКОВ» тесно сотрудничает с ведущим европейским специализированным изданием — немецким оружейным журналом Deutsches Waffen-Journal (DWJ). Русскоязычная версия журнала DWJ, состоящая из наиболее интересных для отечественного читателя статей, выходит ежемесячно как часть «КАЛАШНИКОВА» (в формате «журнал в журнале»).

Журнал «КАЛАШНИКОВ» является участником крупнейших оружейных выставок (SHOT Show, IWA, IDEX, Arms & Hunting и др.) и по приглашению ведущих мировых производителей оружия и оптики (Swarovski, Browning Winchester, Fabarm, Kahles, Sako, Blaser, Zoli, Zeiss, Merkel, Sheiring, Ceska Zbrojovka, Benelli) посещает производственные комплексы в самых разных странах мира.

Тесная связь редакции со всеми ведущими российскими импортёрами охотничьего оружия, отечественными и зарубежными оружейными заводами и испытательными полигонами обеспечивает достоверность и профессионализм публикуемых материалов об оружии, боеприпасах, снаряжении, истории, охоте, стрелковом спорте, боевом опыте.

Среди авторов журнала «КАЛАШНИКОВ» ведущие разработчики, испытатели, спортсмены, эксперты, чья высокая репутация известна не только в России, но и за рубежом.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № 77-1343 от 10.12.1999 г., выдано Министерством по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Журнал выходит ежемесячно, тиражом 30 000 экз.

Мы рады приветствовать читателей «КАЛАШНИКОВА» на обновлённом сайте и надеемся, что новый формат позволит с большим удобством пользоваться всем нашим информационным массивом и даже влиять на содержание журнала.

Главная новость — с 2016 года запускается электронная версия журнала (пока без DWJ) на сайте www.kalashnikov.ru. Статьи из журнала будут появляться на сайте по мере их перевёрстки в экранный формат, вместе с новостями из свежего номера. У зарегистрированных посетителей появится возможность комментировать статьи.

Содержание свежего номера доступно при клике на его обложку на главной странице, а отдельные статьи вы можете видеть справа от неё (доступны по ссылке «Читать далее»). Уже опубликованные в электронном виде статьи в содержании видны по активным ссылкам. Свежие номера и подписка на полный формат (с DWJ) в наших фирменных приложениях в App Store и Google Play остаются платными (см. раздел «Подписка»), но по мере устаревания (через месяц после выхода) доступ к номерам становится свободным.

Обратите внимание, что раздел «Подшивка», где можно найти все архивные номера «КАЛАШНИКОВА», будет наполняться постепенно и на протяжении этого времени мы сохраняем доступ к старой версии сайта.

Надеемся, что с нами будет интересно!

Редакция журнала «КАЛАШНИКОВ»

ООО «Азимут», 191028, Санкт-Петербург, а/я 28 
+7 (812) 380 92 18
 info@kalashnikov.ru  

ООО «АЗИМУТ»

ИНН 7813123393 КПП 784201001

Р/с 40702810455040005418
В Дополнительном офисе № 9055/01945 Северо-Западного банка
ОАО Сбербанка России.
К/с 30101810500000000653
БИК 044030653

Юридический адрес:
191123, г. Санкт-Петербург, ул. Фурштатская д.33,
пом. 10 Н
Адрес для корреспонденции:
191028, г. Санкт-Петербург, а/я 28
ОГРН 1037828010252
ОКАТО 40298564000 ОКПО 52147669 ОКВЭД 58.14
ОКФС 16 ОКПФ 65

Похожие статьи