Незапланированное перевооружение. Винтовка «арисака» на русском флоте

Японская винтовка «арисака» на вооружении русского флота в период 1914–1917 гг.

Как известно, Первая мировая война вскрыла серьёзные проблемы с организацией снабжения русской армии. На протяжении всей войны армия испытывала острый ружейный и патронный голод, для ликвидации которого предпринимались шаги по закупкам различных образцов оружия за границей. Одним из крупнейших поставщиков винтовок в Россию стала Япония, причём поставки из неё начались уже осенью 1914 г. Однако длительное время в тени поставок для армии оставались поставки для флота. Между тем к определённому моменту на флоте японские винтовки практически полностью заменили винтовки русские.

7 октября 1914 года (здесь и далее даты приводятся по старому стилю, если не оговорено иное — Прим. автора) в адрес Морского генерального штаба из Главного артиллерийского управления Военного министерства ушло отношение за № 3870 (получено 8 октября), которым сообщалось, что в качестве одной из экстренных мер по пополнению запаса трёхлинейных винтовок, крайне необходимых на тот момент действующей армии, намечается изъятие трёхлинейных винтовок от всех частей, «хоть и мобилизованных, но таких, для которых винтовки служат лишь для самообороны».

К тому моменту на вооружении судов и частей, подчинённых Морскому министерству, состояли драгунские трёхлинейные винтовки, которые ГАУ и предполагало изъять. По мнению ГАУ, к числу винтовок, подлежащих изъятию, относились как винтовки береговых частей флота, так и винтовки, имевшиеся на судах. При этом в ГАУ осознавали, что оставить флот вовсе без стрелкового оружия невозможно, поэтому в качестве замены предлагалось передать флоту винтовки Бердана либо винтовки «мексиканского типа калибра 7 мм с 300 патронами на винтовку». Под винтовками «мексиканского типа» подразумевались японские винтовки «арисака», заказанные, но не выкупленные Мексикой, которые в итоге были проданы России. «Мексиканские» винтовки были приобретены Военным министерством всего за несколько дней до этого (пароход Добровольного Флота «Эриванъ» с винтовками вышел из японского порта Йокогама лишь 4 октября 1914 года). Любопытно, что винтовки предполагалось взять «временно, вплоть до окончания кампании».

7-мм винтовка «арисака» «мексиканского типа»

7-мм винтовка «арисака» «мексиканского типа».
В статье использованы изображения образцов из коллекции ВИМАИВиВС

Необходимо отметить, что в связи с отправкой десантных отрядов на сухопутный фронт флот сам нуждался в дополнительном количестве винтовок и желал получить в октябре 1914 — январе 1915 года 8000 драгунских трёхлинейных винтовок, однако единственный изготовитель таковых — Ижевский оружейный завод, подчинявшийся Военному министерству — был загружен заказами ГАУ, в связи с чем поставка была возможна только в январе-марте 1915 года. В связи с острой необходимостью в винтовках флот даже был согласен на поставку неновых винтовок или винтовок пехотного образца в количестве 4000 штук. С учётом изложенного, вопреки мнению ГАУ, флот сам нуждался в винтовках для вооружения своих сухопутных частей.

На тот момент флот имел в наличии примерно 37500 драгунских трёхлинейных винтовок, из которых 12400 винтовок на судах, а остальные в учебных заведениях, береговых командах и в Морской крепости Императора Петра Великого. У начальника артиллерийского отдела Главного управления кораблестроения (АРТОГУК) вице-адмирала В. К. Гирса временная замена «трёхлинеек» на «мексиканские» винтовки принципиальных возражений не вызвала, за некоторым исключением. Так, он был не против передать Военному министерству лишь 30650 драгунских винтовок, в их числе с Балтийского моря — 16770 шт.; с Чёрного моря — 10880 шт.; с Сибирской и Амурской флотилий — 3000 шт., но только после получения «мексиканских» винтовок.

Командующий флотом Балтийского моря адмирал Н. О. фон Эссен так же был не против, но его требованием была однотипность винтовок, предоставляемых взамен изымаемых.

Командующий флотом Чёрного моря вице-адмирал А. А. Эбергард предложенную замену не поддержал.

7-мм винтовка «арисака» «мексиканского типа»

Клеймение винтовки «арисака» из мексиканского заказа

По рассмотрении представленных мнений, 18 октября 1914 г. в связи с возможным формированием морских батальонов, для которых будут необходимы имевшиеся в запасах трёхлинейные винтовки, начальник Морского генерального штаба вице-адмирал А. И. Русин счёл возможным отказать в передаче ГАУ имевшихся винтовок. При этом был оговорён срок, ранее которого повторное возбуждение данного вопроса считалось невозможным — «не ранее января 1915 г.». На некоторое время вопрос был закрыт. Позднее флоту всё же придётся перевооружиться «арисаками», но пока «мексиканские» «арисаки» пришлось обратить на вооружение армии, что создало дополнительные сложности для ГАУ в силу небольшого количества имевшихся для них патронов (300 шт. на винтовку) и невозможности пополнить боекомплект в дальнейшем.

Второй раз вопрос об изъятии трёхлинейных винтовок, принадлежащих флоту, был поднят в декабре 1914 года. На тот момент Морское министерство располагало всего 35 000 винтовок, из которых на судах имелось 13 000. И хотя считалось, что армии ежемесячно необходимо 200 000 винтовок, Военное министерство интересовало и такое незначительное количество. 13 декабря 1914 г. начальником штаба Верховного Главнокомандующего генералом Н. Н. Янушкевичем в адрес Морского министерства была направлена телеграмма, в которой было изложено пожелание Верховного главнокомандующего передать трёхлинейные винтовки, находящиеся на вооружении морских команд, в распоряжение Военного министерства. Тон телеграммы был довольно жёстким и не допускал отказа. Одновременно данной телеграммой Морское министерство было уведомлено о безусловном изъятии винтовок с судов Балтийского и Черноморского флотов (за исключением необходимых для несения караула). В данном случае речь велась уже не о замене имевшихся «трёхлинеек» на винтовки другого образца, а о безусловной передаче имеющихся винтовок Военному министерству. В тот же день в Морское управление штаба главнокомандующего VI армией ушло предложение Морского министерства об обмене 12 000 трёхлинейных винтовок береговых команд флота Балтийского моря (предназначенных для обучения новобранцев) на такое же количество винтовок Бердана, но этот обмен не состоялся.

Морским министерством была проведена работа по уточнению количества трёхлинейных винтовок, в результате чего было установлено, что флот располагает следующими запасами:
— Балтийское море — 23402 штуки, в том числе на судах — 3758, в морской крепости — 4939, на базах — 871, в береговых командах — 13834;
— Чёрное море — 11997 штук, в том числе на судах — 1884, на берегу — 10113;
— Сибирская военная флотилия — 2355 штук, в том числе на судах — 684, на берегу — 1540, в арсенале — 131;
— Амурская военная флотилия — 737 штук;
— Каспийская военная флотилия — 218 штук.

Из вышеуказанного количества сдаче без замены подлежало 9835 винтовок (3399 на Балтике и 6436 на Чёрном море).

Оставалось решить вопрос о передаче тех винтовок, которые подлежали замене. Таковых насчитывалось 24967 штук (20003 на Балтике, 1872 на Чёрном море и 3092 у Сибирской и Амурской флотилий). Винтовки Каспийской флотилии передавать не предполагалось.

Матрос с винтовкой «Арисака» мод. 1897 г.

Матрос с крейсера «Адмирал Макаров» с винтовкой «Арисака» мод. 1897 г.

Были определены образцы винтовок, которые флот должен был получить взамен. Так, флот Чёрного моря должен был получить винтовки Бердана, а флот Балтийского моря, Сибирская и Амурская флотилии — японские винтовки. Любопытно, что первоначально в документах японские винтовки упоминались как «6-мм магазинные ружья системы Мурата», однако это надо воспринимать как курьёз, поскольку, винтовок Мурата калибра 6 мм не существовало, да и сведения о покупке ружей Мурата какого-либо калибра ГАУ отсутствуют. Кроме того, в одном из документов, по отношению к якобы передаваемым «ружьям Мурата» приводятся сведения о том, что данные ружья приобретены в Японии и последняя их партия отправлена из Владивостока 15 декабря 1914 года. Данная информация позволяет однозначно идентифицировать передаваемые флоту в рамках обмена винтовки как «Арисаки» обр. 1897 года (Тип 30), поскольку известно, что именно в конце декабря из Японии по контракту № 3027 от 08.10.1914 г. на поставку 200 000 таких винтовок была отгружена последняя партия. Позднее в документах флота по отношению к этим винтовкам употребляется уже правильное наименование — «Арисака» (первое упоминание найдено автором в документе за 16 января 1915 г.).

К 28.12.1914 г. было получено согласие Морского министра адмирала И. К. Григоровича на передачу винтовок Военному министерству из береговых частей Балтийского флота и передачу с обменом всех прочих винтовок Балтийского флота, хотя первое указание о передаче винтовок было дано ещё 22.12.1914 г. (передача 1424 винтовок из Кронштадтского арсенала). К 4 января 1915 г. винтовки, подлежащее передаче с Балтики без обмена, уже были сданы. Винтовки «арисака» для замены остальных должны были прибыть до 11 января 1915 года.

Указание И. К. Григоровича о передаче (с обменом) Военному министерству всех трёхлинейных винтовок Сибирской и Амурской флотилий было передано последним ещё 21.12.1914 г. В отношении Черноморского флота информация отсутствует, но к 12 февраля 1915 г. все трёхлинейные винтовки, подлежащие передаче без обмена, были сданы; прочие винтовки находились в ведении флота.

Вице-адмирал И. К. Григорович

Вице-адмирал И. К. Григорович

К 16 января 1915 г. были выработаны условия обмена винтовок. В частности, было определено, что трёхлинейные винтовки передаются только после доставки японских винтовок; последние должны быть укомплектованы погонными ремнями и принадлежностью. Оговаривалось, что часть передаваемых трёхлинейных винтовок будет под патрон с тупоконечной пулей и без принадлежности, а некоторые винтовки будут требовать ремонта.

Примерно в это же время произошли изменения в отношении количества и условий передачи винтовок с Балтийского моря. Так, передаче Военному министерству подлежали 23006 винтовок и, что самое главное, все они подлежали замене на винтовки «арисака». Учитывая, что флот на Балтике располагал всего лишь 23402 винтовками, можно сделать вывод, что первоначальное намерение изъять часть винтовок с Балтийского флота без обмена было скорректировано. Исходя из этих двух цифр также можно сделать вывод, что флот сохранил за собой на Балтике 396 трёхлинейных винтовок. Вместе с указанными винтовками флоту передавались 1 610 420 патронов (70 патронов на винтовку). Морское министерство передавало трёхлинейные винтовки VI армии и от неё же получало японские винтовки.

Вероятно, часть трёхлинейных винтовок сохранились также на Сибирской и Амурской флотилиях. Во всяком случае, к 05 февраля 1915 г. выявились некоторые сложности с получением числящихся за ними винтовок. К этой дате из 3092 подлежащих обмену винтовок ими было сдано только 1952 (ещё 160 должны были быть собраны через три месяца). В отношении прочих сообщалось, что они «за отсутствием судов сданы быть не могут». Указанные 1952 винтовки были отправлены на Московский артиллерийский склад 20 января 1915 года.

Были скорректированы и планы обмена винтовок, изымаемых с Чёрного моря. Когда это произошло и какой категории винтовок касалось — неизвестно, но к 17 июня 1915 г. на Балтийское и Чёрное моря было передано 27412 винтовок «арисака». Таким образом, японские винтовки попали и на Чёрное море.

Военное министерство и в дальнейшем в небольших количествах передавало винтовки «арисака» (и патроны к ним) Морскому министерству, причём как для вооружения своих частей, временно подчиненных командованию флота, так и для вооружения формирующихся морских частей, которым предстояло действовать на сухопутных фронтах. Но нужно отметить, что этот процесс был взаимообразным.

К июлю 1915 года на кораблях и судах флота имелось всего около 5000 винтовок (по 80 на больших кораблях, по 30 на малых и по 5–20 на миноносцах), прочие находились в береговых частях. Несмотря на это, в этом месяце флоту было предложено необходимые для вооружения формируемых десантных отрядов винтовки взять с кораблей. Данное предложение поступило от генерал-квартирмейстера при Верховном Главнокомандующем Ю. Н. Данилова, не располагавшего информацией о наличии на кораблях лишь минимально необходимого количества винтовок, на что ему и было указано. Дальнейшего развития это предложение не получило.

7-мм «мексиканская» и 6,5-мм японская (обр. 1897 г.) винтовки «арисака»

Наглядно видны отличия 7-мм «мексиканской» (внизу)
и 6,5-мм японской (обр. 1897 г.) винтовок «арисака»

Как уже было сказано, ГАУ передало для винтовок «арисака» патроны исходя из количества 70 штук на винтовку (при этом в Японии было закуплено по 125 патронов на винтовку). АРТОГУК же, в ведении которого находился вопрос снабжения флота стрелковым оружием, рассчитывал, что патроны будут переданы из расчёта 300 штук на винтовку (как это предполагалось в октябре 1914 г.), но время ушло… Патроны были крайне нужны армии и ГАУ не имело возможности и не желало отпускать их сверх минимально необходимого количества. АРТОГУК считал, что для передаваемых винтовок необходимо иметь не менее 6,7 млн. патронов исходя из следующих норм (на винтовку): 250 патронов — на судах; 500 патронов — в Морской крепости; 50 патронов — в береговых командах; 50 % от всех — запас патронов в портах.

В качестве временной меры в середине февраля 1915 г. было произведено перераспределение патронов между частями флота. К винтовкам Гвардейского экипажа, 1-го и 2-го Балтийских флотских экипажей, Кронштадтского полуэкипажа, Морской учебно-стрелковой команды, Кронштадтского арсенала и Школы юнг было оставлено только по 30 патронов, оставшиеся были переданы в распоряжение Флагманского артиллерийского офицера штаба Командующего флотом Балтийского моря.

Исчерпав все возможности получения японских патронов от Военного министерства, Морское министерство попыталось получить патроны непосредственно в Японии. 17 марта 1915 года в адрес морского агента в Японии капитана 2-го ранга А. Н. Воскресенского ушла телеграмма за подписью вице-адмирала А. И. Русина. Воскресенскому поручалось навести справки о возможности приобретения в Японии 4 млн. винтовочных патронов. К 26 марта 1915 г. Воскресенским было получено согласие на продажу 4 млн. патронов у японского Морского министерства (Военное министерство продать патроны отказалось). Патроны уступались из запасов, за две недели они могли быть собраны из различных портов. Предварительная цена их была определена в 146 тыс. иен (плюс 7 тыс. иен за доставку до порта). 28 марта было принято решение о приобретении патронов на вышеуказанных условиях, а уже 30 марта в распоряжение Воскресенского были перечислены соответствующие денежные средства. В этот же день Воскресенский вступил в официальные переговоры и в конце апреля 1915 г. заключил контракт на поставку. Окончательная цена составила 160 тыс. иен (по другим данным 161,48 тыс. иен). Известно, что к 18 июня 1915 г. данная партия патронов была уже на Балтике. Они были распределены следующим образом: 1752 тыс. — Свеаборгский порт; 1008 тыс. — Морская крепость (в том числе 402 тыс. — в Морскую бригаду); 840 тыс. — Севастопольский порт; 400 тыс. — Петроградский порт.

Морское министерство не оставляло попыток получить дополнительные патроны от Военного министерства. 19 июня 1915 г. А. И. Русин очередной раз обратился к начальнику Генерального штаба М. А. Беляеву с письмом, в котором просил отпустить хотя бы 3 млн. японских патронов (по уточнённым подсчётам АРТОГУК, Военное министерство на тот момент задолжало флоту 6 304 760 патронов). Письмо оставалось без ответа два месяца и только 21 августа 1915 года был получен ответ, которым ещё раз в получении патронов было отказано. К этому моменту Морским министерством в Японии уже был заключен контракт на поставку дополнительного количества винтовок и патронов, но их получение ожидались только в сентябре.

Вице-адмирал А. И. Русин

Вице-адмирал А. И. Русин

Вопрос о необходимости получения дополнительного количества винтовок возник в связи с тем, что осенью 1915 года на службу во флот должны были поступить 20 000 новобранцев. Винтовок для них не имелось. На запрос Начальника АРТОГУК в Главное управление Генерального штаба о возможности передачи флоту дополнительных 20 000 винтовок «арисака» был получен неопределённый ответ. Чтобы не оказаться заложником ситуации, флот начал самостоятельный поиск недостающих винтовок и, вполне естественно, дал соответствующее поручение своему агенту в Японии. Первоначально АРТОГУК считал необходимым приобрести 20 000 винтовок для новобранцев, 1000 укороченных винтовок (карабинов) для подводных лодок и 6 млн. патронов к ним. Именно это количество было указано в телеграмме, направленной Воскресенскому 31 мая 1915 года, но в последующем эти цифры несколько раз корректировались. Желание приобрести именно японские винтовки было обусловлено, в первую очередь, неверным представлением о цене, по которой их можно приобрести. Японские винтовки из партии, поступившей на флот в начале 1915 года, обошлись в 17 р. 69 коп. за штуку. Необоснованно считалось, что по этой цене винтовки можно получить и в дальнейшем.

18 июня 1915 г. Воскресенскому было поручено дополнительно проработать вопрос получения ещё 8 млн. патронов. 17 июня 1915 г. вопрос о приобретении ещё 5 000 винтовок и 10 млн. патронов к ним для снабжения вновь формируемых частей и пополнения запаса поставил перед Морским генштабом Начальник штаба Командующего флотом Балтийского моря вице-адмирал Л. Б. Кербер. Начальник Морского генштаба своим решением снизил подлежащее заказу количество патронов с 10 до 5 млн. В связи с этим 26 июня 1915 года поручение Воскресенскому было скорректировано. Теперь ему необходимо было выяснить возможность получения 25 000 винтовок и 19 млн. патронов к ним. О карабинах уже не упоминалось. Флот желал получить винтовки не позднее ноября 1915 года, а патроны — не позднее января 1916 года.

30 июня 1915 г. Воскресенский сообщил в Морской генштаб, что от японского Морского министерства поступило предложение приобрести винтовки и патроны, но только при условии, что Россия возьмёт полностью весь имеющийся у министерства комплект, а именно 37 000 винтовок и 10 млн. патронов (к сожалению, в имеющихся документах не указано, с чем это было связано, но, вероятнее всего, с переходом японского флота на винтовку нового образца). Сообщалось, что все ружья исправные, а патроны с тупоконечными пулями. Ружья должны были передаваться партиями по 3000 штук в месяц, а патроны по 1 млн. в месяц начиная с конца августа (по новому стилю). В части количества это было окончательное предложение японского Морского министерства. Предлагались винтовки «Арисака» обр. 1897 года (Тип 30).

штык винтовки арисакаНадо сказать, что Воскресенский не ограничивал себя в поиске винтовок одним только японским Морским министерством, но японское Военное министерство ему категорически отказало. Было ещё два предложения, которые сам Воскресенский называл «сомнительными». Первое было от частных лиц, которые утверждали, что Военное министерство располагает 50 000 винтовок, сданных в склады и 20 млн. патронов, которые якобы были обещаны англичанам. Пытаясь получить эти винтовки, Воскресенский обратился к английскому военному агенту полковнику Соммервилю, который от своего имени должен был направить в японское Военное министерство запрос на уступку этих винтовок, а потом переуступить их России. Соммервиль на указанную комбинацию согласился. Характерно, что полковник Соммервиль нисколько не сомневался в том, что если эти винтовки существуют, то он их получит. Однако до практической реализации этой комбинации дело не дошло (сведения о наличии у японского Военного министерства 50 000 старых винтовок оказались верны, но контракт на них в середине сентября 1915 года был заключён с русским Военным министерством, а не с флотом). Второе предложение было на винтовки из Китая. Их предлагалось от 20 000 до 150 000 штук, но в практическую стадию переговоры не перешли. В этом случае Воскресенский работал совместно с представителем русского Военного министерства.

3 июля 1915 г. русский флот решил принять предложение японского Морского министерства о приобретении 37 000 винтовок и 10 млн. патронов к ним. Вопрос о недостающем количестве патронов планировали решить в дальнейшем (теперь дополнительно необходимо было приобрести уже 10 млн. патронов). 7 июля 1915 г. об этом было уведомлено японское Морское министерство.

6 августа 1915 г. были согласованы уточнённые сроки поставки винтовок: август 1915 г. — 3000; сентябрь 1915 г. — 6000; ноябрь 1915 г. — 2000; декабрь 1915 г. — 5000; январь 1916 г. — 4000; февраль 1916 г. — 14000; март 1916 г. — 3000.

Матросы с винтовками «арисака»

Матросы с броненосца «Цесаревич» с винтовками «арисака»

Патроны должны были поставляться по 1 млн. в месяц, за исключением февраля, когда их должно было быть передано 3 млн. Первая партия оружия должна была быть отправлена 15 августа 1915 г. Стоимость одной винтовки составила 35 иен 10 сен, стоимость патронов — 6 иен 11 сен за 100 штук. Общая сумма сделки составила 1909,7 тыс. иен.

К этому времени (15 сентября 1915 г.) флот имел в своём распоряжении (см. таблицу 1): трёхлинейных винтовок — 3084 штук; винтовок «арисака» — 33699 штук.

Таким образом, японские винтовки составляли более 90%, причём русские винтовки продолжали заменять японскими, поскольку русских патронов имелось недостаточно. Первая партия в 3000 винтовок из вышеуказанного заказа поступила в Петроградский порт в конце сентября 1915 года (срок доставки грузов из Владивостока в Петроград обычно составлял около месяца). Из её числа к 10 октября 1915 г. 800 винтовок были отпущены отдельной морской бригаде (г. Гапсаль/Хаапсалу) под командованием флигель-адъютанта капитана 1-го ранга С. С. Фабрицкого. К 14 октября 1915 г. ещё 765 винтовок было отправлено в Морскую крепость Императора Петра Великого (для приморского фронта). 30 октября 1915 г. 1000 винтовок «арисака» была отправлена на Чёрное море (г. Одесса) в распоряжение начальника транспортной флотилии контр-адмирала А. А. Хоменко.

Всего за август-ноябрь 1915 г. в Петроградский порт поступило 12018 японских винтовок (3 000 в сентябре и 6000 в октябре из Японии, 3018 25 августа 1915 г. от Военного министерства для строящихся кораблей). Кроме того, в запасе имелось 1724 японские винтовки. За этот же период, помимо вышеупомянутых, было отправлено 36 винтовок в Архангельск (для вице-адмирала Угрюмова), 1698 — в Морскую крепость, 2500 — в Кронштадтский порт (для контр-адмирала Сапсай), 1700 — для новобранцев в Гельсингфорс, 300 — для новобранцев в Ораниенбаум, 1000 — для новобранцев в 1-й Балтийский флотский экипаж, 1500 — для новобранцев во 2-й Балтийский флотский экипаж, 942 — в отдельный морской батальон (капитана 1-го ранга К. М. Ратькова), 1500 — Военному министерству (в действующую армию).

Поступившая в конце ноября 1915 г. третья партия винтовок из Японии была распределена между Морским Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича корпусом (703 винтовки), отдельными гардемаринскими классами (220 винтовок) и Морской бригадой Фабрицкого (1077 винтовок). Ранее принадлежавшие им трёхлинейные драгунские винтовки в количестве 923 шт. передавались в Петроградский порт, откуда 383 из них должны были быть отправлены в Морской полк особого назначения (генерал-майору Г. Н. Мазурову).

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий