Неуправляемый хаос. Полицейское оружие ФРГ

Формирование и вооружение полицейских подразделений в трёх западных оккупационных зонах после 1945 года протекало совершенно по-разному. На примере оригинальных документов предлагаемая статья показывает историю полицейского оружия в первые годы существования Федеративной Республики Германия.

Некоторые из оккупационных властей ещё в конце 1946 года, исходя из собственных соображений, начали выдавать своим децентрализованным «полицейским силам» пистолеты и револьверы разнообразных калибров, боеприпасы из своих армейских запасов, а также пистолеты из арсенала германского вермахта. Однако во внеслужебное время они должны были сдаваться обратно. С основанием Федеративной Республики Германия в 1949 году управление полицией было передано новым, в то время десяти федеральным землям, при этом централизованные поставки оружия для собственных сил поддержания правопорядка и «шутцполицай» (охранной полиции) в каждой федеральной земле осуществлялись по вновь установленным правилам.

Некоторые земельные силовые ведомства приобретали для своих полицейских преимущественно пистолеты калибра 7,65×17 различных изготовителей, имевшиеся на европейском рынке: Star SI, Astra 3000, FN 1910, FN 10/22, MAB моделей A, B и R, Unique 51, а также Beretta M35. В начале 1950-х годов фирмой Manurhin во Франции было организовано лицензионное производство пистолетов Walther PP и PPK, а в 1955 году Walther снова начал их производство на новом головном заводе в Ульме. Почти все силовые структуры закупали эти хорошо известные пистолеты Walther калибра 7,65×17. Часть криминальной полиции приняла на вооружение Walther TPH калибра 6,35×16,5.

Walther PP калибра 7,65×17 был самым популярным служебным пистолетом в силовых структурах федеральных земель

Впоследствии полиция Берлина и Федеральное таможенное управление приобрели вновь разработанный пистолет двойного действия HK4, выпускавшийся фирмой Heckler & Koch из Оберндорфа, под патрон 7,65×17.

Пистолет HK4 (здесь калибра 7,65×17) поставлялся силовым структурам только в 1970-х годах

Для полицейских задач, выходивших за рамки компетенции земельных ведомств, в 1950 году была сформированы дежурные полицейские подразделения (BePo — Bereitschaftspolizei), а в 1951 году — Федеральная пограничная охрана (BGS — Bundesgrenzschutz), входившие в подчинение Федеральному министерству внутренних дел (BMI — Bundesinnenministerium). Все закупки как для BePo, так и для BGS всегда проводились централизованно через BMI. Оба этих военизированных полицейских формирования были оснащены как соответствующими пистолетами, так и пистолетами-пулемётами под состоявший в то время на вооружении бундесвера патрон 9×19 DM11B1.

9×19 DM11B1 с оболочечной пулей массой 8 г, капсюлем Бердана и одноосновным трубчатым порохом был первым патроном бундесвера и BGS (пограничной охраны)

Таким образом, BGS, а также ряд земельных частей дежурной полиции, получили в начале 1950-х годов 38 000 экземпляров испанских пистолетов Astra M600/43 вместе с 7,6 миллионами патронов 9×19 также испанского изготовления.

В качестве переходной меры с 1951 по 1954 год были поставлены 5000 пистолетов SIG P210—4, после чего последовало перевооружение на пистолеты Walther P38 и P1 с рукояткой из лёгкого сплава, которые в это же время поступили на вооружение бундесвера.

Пистолеты-пулемёты

Уже в 1950-х годах для вооружения BGS и некоторых земельных частей дежурной полиции был приобретён пистолет Beretta MP 38/49 калибра 9×19, который с 1963 года в ряде земельных силовых структур стал частично заменяться на пистолеты-пулемёты Walther MP kurz и MP lang. А с 1966 года во всех полицейских ведомствах и BGS на замену пришёл современный пистолет-пулемёт MP5 фирмы Heckler & Koch в различных вариантах, ставший первым образцом оружия, стреляющего с «закрытого затвора» и имевшего роликовый полусвободный затвор.

Пистолет-пулемёт MPl (буква l означает lang, то есть длинный) калибра 9×19. Длина ствола составляет 260 мм. Он представляет собой оружие со свободным затвором и стрельбой с «переднего шептала». Темп стрельбы равен 550 выстр./мин

Боеприпасы

С середины 1960-х годов сотрудники земельной полиции использовали преимущественно пистолетные боеприпасы с оболочечными пулями калибра 7,65×17 и в отдельных случаях — 6,35×15,5. Сотрудники BePo и BGS снабжались состоявшими тогда на вооружении бундесвера патронами 9×19 DM11B1 с оболочечной пулей массой 8 г и капсюлем Бердана.

Дискуссия об эффективности

Ввиду драматических событий 1972 года на Олимпийских играх в Мюнхене, где захват заложников палестинскими террористами привёл с гибели людей, а также вследствие кровопролитных акций террористической организации RAF, «доблестная» немецкая полиция внезапно столкнулась с суровыми реалиями профессионального терроризма. При этом, разумеется, в фокусе внимания политиков оказалось и не отвечавшее требованием вооружение. В профессиональных кругах сразу же пришли к единому мнению, что вооружение вновь сформированных специальных подразделений — таких как федеральное GSG-9 и впоследствии земельные SEK и MEK — на основе опыта зарубежных коллег должно осуществляться оружием и боеприпасами, предназначенными для специальных операций. Закупки для GSG-9 и земельных спецподразделений осуществлялись всегда индивидуально в тесном взаимодействии с их конечными пользователями.

Также в начале 1970-х, прежде всего в профессиональных кругах криминальной полиции отдельных федеральных земель, началась дискуссия о недостаточном уровне стрелковой подготовки, которая в сочетании с недостаточной мощностью патрона 7,65×17, снаряжённого оболочечной пулей с закруглённой головной частью, не позволяла быстро обезвредить противника — не говоря уж о применении патрона 6,35×15,5. Хотя бы в этом все немецкие профессиональные круги были едины. Контраргументы выдвигались исходя из медико-баллистического определения эффективности боеприпаса, которая была бы достаточна для быстрого вывода из строя сильно мотивированного противника в ближнем бою. От этого в итого зависел, разумеется, выбор применяемого оружия и его калибра с «идеальным» боеприпасом.

Эффективность действия пули

К этому времени в литературе было не так много публикаций об эффективности действия полицейских боеприпасов. В профессиональных кругах ориентировались на так называемую формулу Хэтчера из американской литературы, на так называемый показатель Relative Stopping Power RSP. Генерал армии США Джулиан С. Хэтчер (Julian S. Hatcher) ещё в 1926 году выпустил книгу Pistols and Revolver and Their Use, в которой он впервые опубликовал свою формулу для определения эффективности действия пули — Stopping Power StP. В этой первой формуле StP = EхAхY он считал энергию пули E как одну из главных физических величин, оказывающих влияние на эффективность её действия. Иные факторы, как площадь поперечного сечения пули A, а также коэффициент формы пули Y, который мог принимать 5 значений, меняясь от 0,9 для оболочечных «круглоголовых» пуль, до 1,25 для свинцовых пуль типа Wadcutter и 1,35 для пуль с пустотелой головной частью. В своей первой книге Хэтчер высказал предположение, что пуля, обладающая соответствующей энергией и значительной площадью головной части должна проникать в тело по меньшей мере на 10 дюймов (25,4 см), чтобы её действие было достаточно эффективным. Эту первую формулу Хэтчера для StP можно назвать энергетической формулой. В новом издании своей книги, вышедшем в свет в 1935 году, Хэтчер изменил формулу, введя чаще всего используемое сегодня понятие относительного останавливающего действия Relative Stopping Power RSP. Формула приняла вид RSP = IхAхY, где I обозначает импульс пули, а величины A и Y остались неизменными. Иногда формулу Хэтчера для RSP называют также импульсной формулой. Хэтчер выразил мнение, что шок в теле возникает за счёт движения задетых костей, участков ткани и внутренних жидкостей организма, при этом в передаче им движения от боеприпаса имеет значение импульс, а не энергия пули.

Исходя из сегодняшних знаний, оценка эффективности пули по импульсной формуле Хэтчера, с точки зрения биологического воздействия, не является достоверной. Было установлено, что патроны с крупнокалиберными тяжёлыми пулями, соответственно более медленные, оказываются более выигрышными по сравнению с патронами, снаряжёнными малокалиберными скоростными пулями.

В Германии в 1960-е годы в книге Бока (Bock) и Вайгеля (Weigel) Handbuch für Faustfeuerwaffen («Справочник по короткоствольному стрелковому оружию») были опубликованы данные об эффективности действия пуль. В ней доктор-инженер Вайгель выдвинул теорию, что биологическое воздействие пуль короткоствольного стрелкового оружия пропорционально объёму пулевого канала в бруске сухого елового дерева. Поскольку здесь никоим образом не учитывалась конструкция боеприпаса, данная система оценки не получила признания в профессиональных кругах.

Острая тема: пистолет или револьвер?

В начале 1970-х годов имела место острая дискуссия на тему вооружения полиции Германии, которая велась порой весьма эмоционально между двумя непримиримыми сторонами. На одной стороне стояли «практики», которые громко расхваливали револьверы с крупнокалиберными вариантами боеприпасов, обладающие высоким останавливающим действием, вызывая тем самым существенный резонанс среди менее информированных журналистов. Полиция тем не менее последовательно отстаивала использование самозарядных пистолетов, которые, впрочем, должны были подвергнуться модернизации и получить новые, более мощные боеприпасы со специальными пулями.

Револьвер Smith & Wesson, модель 36 калибра .38 Special

Одним из наиболее «громких оппонентов» существовавшей в то время системы полицейского вооружения был Хайнц Йозеф Штаммель (Heinz Josef Stammel), автор многочисленных книг в жанре «вестерн» и убеждённый сторонник вооружения полиции револьверами. В 1974 году он опубликовал книгу Mit gebremster Gewalt — Polizeiwaffen von heute und morgen («Остановить насилие — полицейское оружие сегодня и завтра»). В те времена он прессе его называли «авторитетным международным полицейским экспертом в области оружия и боеприпасов». Средства массовой информации были переполнены его революционными высказываниями о будущем полицейского вооружения, благодаря чему тема стала эмоционально восприниматься общественностью. Он характеризовал состояние полицейского вооружения того времени хотя и грубовато, но в принципе довольно правильно: «Полиция ориентируется на старомодные военные представления, она стреляет военными „дыроколами“ с их оболочечными пулями, обладающими высоким пробивным действием». Однако его предложение оснастить в будущем полицию только одними револьверами породило горячие дискуссии в рядах специалистов, являющихся сторонниками пистолетов. Штаммель и некоторые стрелковые инструкторы полиции хвалили револьвер как надёжное, простое альтернативное оружие, а в качестве главного аргумента в споре приводилась возможность стрельбы из револьвера так называемыми несмертельными (нелетальными) боеприпасами. Данные пули должны были в идеальном случае обладать таким останавливающим действием, чтобы за счёт «придания увеличенной площади» и неглубокого проникновения в тело, не наносить противнику смертельные повреждения, а только временно выводить его из строя.

Согласно Штаммелю, типичным представителем такого рода боеприпасов был патрон .38 Short Stop из США, у которого снаряд массой 4,5 г состоял из холщового мешочка с дробью и был отделён от порохового заряда пыжом. За дульным срезом дробовой снаряд раскрывался в виде шайбы с площадью окружности около 5 кв. см. и достигал значения V0 около 270 м/c и Е0 порядка 165 Дж. За счёт высокого сопротивления воздуха потеря скорости снаряда была очень велика (V5 = 205 м/c, Е5 = 105 Дж; V15 = 125 м/c, Е15 = 38 Дж).

Патрон .38 Short Stop: слева пулевой контейнер с «холщовым мешочком», справа открытый мешочек с дробовым зарядом

В своей книге Штаммель опубликовал данные по останавливающему действию Relative Stopping Power для этого патрона .38 Short Stop, приведя совершенно нереалистично высокое значение RSP, равное 108 и достигнутое за счёт огромного значения площади поперечного сечения пули A, принятой им за 5 кв. см. (площадь дробовой «шайбы»). В своей книге он также утверждал, что «с близкого расстояния можно даже остановить самого крепкого быка», вероятно исходя из того, что на практике никто не мог подтвердить данный вывод. Известный специалист по раневой баллистике, профессор-доктор Селье (Dr. Sellier) оценивал действие данного боеприпаса при соответствующем попадании с дальности 5 м как смертельное, однако в остальных случаях ввиду быстрой потери скорости он становился малоэффективным.

Известность Штаммеля базировалась на его утопических мечтах об идеально бескровном сценарии освобождении заложников. Полиция должна применять эти «нелетальные пули» из «скорострельных устройств» залповым огнём. Как захватчики заложников, так и сами заложники должны быть уложены попаданием «дробовых мешочков», не получив ранений. Лежащие на земле, выведенные на короткое время из строя преступники могут затем быть легко обезврежены, а точно так же «уложенные» заложники равным образом не получат никаких ранений и будут способны через некоторое время как ни в чём не бывало покинуть место своего бескровного освобождения.

В итоге в немецкой полиции револьвер в качестве штатного оружия не прижился. Лишь небольшое число профессионалов из специальных подразделений, как, например, GSG-9, отдали ему своё предпочтение. После тщательных сравнительных испытаний в GSG-9 в середине 1970-х годов некоторое число револьверов Smith & Wesson M19 калибра .357 Magnum со специально отобранными боеприпасами было приобретено отдельными бойцами этого специального подразделения.

Glaser Safety Slug

В 1974 году в США на рынок была выпущена пуля Glaser Safety Slug для ряда пистолетных и револьверных патронов. Эта пуля была специально разработана для применения на борту самолётов сотрудниками службы обеспечения безопасности полётов (так называемые Sky Marshalls), где требовались незначительная глубина проникновения в живые цели и преграды, а также минимальная склонность к рикошету. Данный боеприпас представлял собой оболочечную пулю с надрезами на оболочке, наполненную дробью и прикрытую шариком из пластика. В первых вариантах для патрона 9×19 масса пули составлял 5,2 г, она наполнялась дробью диаметром 1,25 мм и обладала скоростью V0 примерно 500 м/c. Позже для применения в более тяжёлых условиях была создана вторая версия с 2,8-мм дробью. Оба варианта Glaser Safety Slug имели крайне ограниченную область применения, в Германии на вооружении специальных подразделений они не состояли.

Glaser Safety Slug для борьбы с угонщиками самолётов: Blue с 1,25-мм и Silver с 2,8-мм дробовым зарядом

«Короткая жизнь» 9×18

Земельное ведомство криминальной полиции в Штутгарте ещё в 1971 году требовало усовершенствовать вооружение служащих криминальной полиции. Ведомство провело сравнительный отстрел имеющихся на рынке систем оружия и боеприпасов, опубликовав его итоговые результаты в 1972 году в журнале Deutsche Polizei («Немецкая полиция»). В них было показано, что патроны 9 mm kurz Super фирмы Hirtenberger и .380 ACP фирмы Norma — оба тестировались стрельбой из Walther PP 9 mm kurz — обладали значительно лучшим пробивным действием по сосновым доскам и стальному листу, чем полицейский патрон 7,65 mm Browning. Однако проведённые в последствия замеры давления показали, что его допускаемые значения в обоих патронах существенно превышены.

Полицейский патрон 9×18 Ultra с оболочечной тупоконечной пулей весом 6,1 г

Одновременно фирма Hirtenberger разработала полицейский патрон 9 mm Police с длиной гильзы 18 мм и характеристиками, сопоставимыми с предшествующим патроном 9 mm kurz Super. Производители оружия, фирмы Carl Walther из Ульма (Walther PP Super) и SiG Sauer (P230) разработали под этот новый патрон пистолеты со свободным затвором. В 1973 году фирма Dynamit Nobel приступила к разработке патрона 9×18 Ultra.

Пистолет Walther PP Super калибра 9×18 — оружие со свободным затвором. Его испытания в ряде федеральных земель закончились неудачей

Различные земельные ведомства заинтересовались этим новым, компактным и технически современным оружием, причём мощность боеприпаса с точки зрения величины Е0 и действия по защищённым целям на дистанциях до 15 м была встречена с одобрением и среди большинства специалистов полиции. Однако многочисленные испытания показали, что техническое согласование обеих систем оружия с двумя типами боеприпасов оказывается слишком сложным. Причина заключалась в том, что при использовании данного мощного боеприпаса в оружии со свободным затвором и неподвижным стволом оружие выходило за пределы надёжного функционирования. При тестировании встречались, прежде всего, задержки при подаче, которые отчасти вызывались не самой оптимальной формой пули. Но в качестве главной причины была названа применяемая схема со свободным затвором, так как указанные задержки при подаче встречались преимущественно при использовании боеприпасов с высоким значением E0.

Пистолет SIG Sauer калибра 9×18 со свободным затвором безуспешно испытывался в Швейцарии

Кинематические замеры в оружии показали, что использование данного боеприпаса обуславливает очень высокие скорости затвора, приводящие к неправильному досыланию патрона из магазина в патронник. Образцы оружия под мощный патрон 9×18 Ultra на вооружение полиции не поступили, поскольку надёжность нового оружия при боевом применении не обеспечивалась и начавшиеся разработки современных пистолетов под патрон 9×19 оттеснили оружие калибра 9×18 в сторону.

Начало нового перевооружения

Особую активность в разработке полицейских пистолетов калибра 9×19 в начале 1970-х проявляла фирма Heckler & Koch и здесь достойно упоминания такое оружие, как VP70 и P9S. VP70 в то время представлял собой «экзотическое оружие», которое не было принято немецкими полицейскими структурами на вооружение. Это был образец со свободным инерционным затвором и неподвижным стволом, с магазином вместимостью 18 патронов и пластиковым плечевым упором. Из него можно было стрелять фиксированными очередями по три выстрела, то есть использовать как компактный пистолет-пулемёт.

Пистолет Heckler & Koch VP70 калибра 9×19 выпуска 1970 года со свободным затвором имеет режимы одиночного огня и стрельбы очередями

Гораздо привлекательнее выглядел пистолет P9S с полусвободным роликовым затвором. Ряд земельных полицейских структур и BGS приняли его на вооружение в 1970-х годах. Так что P9S можно считать одним из первых современных полицейских пистолетов.

HK P9S калибра 9×19 с полигональной нарезкой ствола и полусвободным роликовым затвором был разработан в 1968 году

Начало «новой эпохи»

Ввиду растущих угроз со стороны преступности и терроризма на Ежегодной конференции Министерства внутренних дел 1974 года было решено срочно организовать центральное научно-исследовательское подразделение по полицейской технике при полицейской академии в Мюнстере-Хильтрупе. Так в том же году родились на свет две рабочие группы, одна из которых разработала технические требования к современному полицейскому пистолету, а другая занималась разработкой критериев для отбора пригодных для вооружения полиции боеприпасов и поиском кандидатов для универсального полицейского применения новых пистолетов.

Мы благодарим за всестороннюю поддержку Patronensammlervereinigung e.V. Более подробная информация на www.patronensammler.com.

Юрген Кнаппворст (Juergen Knappworst), перевод Ильи Шайдурова

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий