Длинный меч в современном мире

В январе этого, 2016 года Международная академия фехтовальных искусств открыла ещё один класс фехтования — длинный меч. При этом в качестве формы мы приняли немецкую школу (немецкая школа «А», по классификации Петера Козы), а содержание сосредоточили на подготовке турнирных бойцов.

Надо сказать, что наша школа уже не раз обращалась к теме длинного меча, проводя семинары, мастер-классы и регулярное обучение, обеспечивая постановку боёв в кино, театре и на телевидении. Вот и сейчас, идя навстречу пожеланиям наших учеников и друзей, мы вновь открыли это интересное, самобытное направление боевого искусства…

Среди различных видов современного исторического фехтования фехтование на длинных мечах (Longsword) можно выделить в несколько обособленную, самостоятельную категорию. По крайней мере, если рассматривать средневековую группу исторических школ. Возможно, такое обособление связано с тем, что именно этот способ старинного фехтования наиболее широко и полно представлен в трактатах позднего Средневековья и, следовательно, его реконструкция представляется максимально объективной и полной. Во всяком случае, именно фехтование длинным мечом получило наибольшее воплощение в современной турнирной практике и на данный момент имеет наибольшее количество поклонников среди бойцов-медиевистов.

sword1

Интересно, что такую тенденцию в целом можно назвать вполне историчной. Так, в фехтовальных союзах XV–XVI вв. именно длинный меч являлся главным оружием мастера фехтования наряду с дюсаком, кинжалом, алебардой, а также самообороной без оружия и безоружной борьбой (см. статью «И вся-то наша жизнь есть борьба», «КАЛАШНИКОВ» № 1/2016). Можно сказать, что в те времена именно длинный меч воплощал в себе все тенденции современного (позднесредневекового) фехтования. То есть сохраняя многие архаичные формы, свойственные классическому средневековому бою в доспехах, длинный меч являлся также прогрессивным оружием нового типа, в чём-то являясь идейным предшественником ренессансной рапиры и соответствующей итальянской концепции однотемпового боя un tempo. Более того, при детальном изучении немецких школ длинного меча и итальянских рапирных школ позднего Ренессанса, становится заметным несколько большее разнообразие первых в специализированных вопросах фехтовального темпа.

Словом, длинный меч в период своего расцвета являлся оружием особенным, как бы «выходящим за рамки». Во всяком случае, в фехтовальных залах. Школы фехтования длинным мечом одновременно подводили итог и открывали просторы для нового фехтовального творчества.

Таким образом, именно тогда, в конце Средневековья, для развития и распространения фехтования длинным мечом имелись объективные исторические причины. Когда эти самые причины стали исчезать, популярность длинного меча также очень быстро стала сокращаться, пока, наконец, новые условия существования боевых искусств окончательно не свели длинный меч с исторической арены. Некоторый интерес к этому уже архаичному фехтованию можно наблюдать ещё до XVII в., после чего приходит традиционное для европейских боевых искусств забвение…

Но как забвение можно считать своеобразной традицией, так же и возрождение — Ренессанс — можно отнести к европейским привычкам. Именно это и случилось с длинным мечом 300 лет спустя после его отправки «на свалку истории».

sword3

…Первую волну интереса можно отметить в начале XX в. в Великобритании. Именно тогда в Академии бартитсу открылся класс старинного фехтования, занятия в котором проводил известный учитель фехтования капитан Альфред Хаттон. И среди прочих предметов в этом классе изучали и фехтование длинным мечом. Правда, вероятно, это фехтование было не вполне средневековым. Скорее всего, учащиеся класса старинного фехтования использовали современные для себя принципы фехтования, перекладывая их на старинное оружие. Это явление, которое можно определить как «фехтовальный классицизм», в последующем столетии больше всего проявилось в школах сценического фехтования, как отечественных, так и зарубежных. Тем не менее, ученики Хаттона снаряжались как могли, надевали фехтовальные маски, вооружались музейными экспонатами и сражались по вновь утверждённым правилам, что называется, в полный контакт.

Вторую волну я бы датировал шестидесятыми годами прошлого века, определив её эпицентр в Чехословакии. И если главным героем «первой волны» выглядит любознательный капитан Альфред Хаттон (а справедливости ради ещё и его друг и соратник Эжертон Кастль), то спустя чуть более полувека наиболее заметную работу по восстановлению старинного фехтования проделал словак Петер Коза. К настоящему времени плодом его деятельности являются сотни клубов исторического фехтования по всей Европе, а также несколько известных в мире мастеров.

Последователи Петера Козы практикуют различные направления исторического фехтования. Некоторые из них специализируются на спортивном, турнирном направлении. Другие занимаются сценическим фехтованием и постановками боёв в кино. Третьи — сосредотачивают свое внимание на точной реконструкции средневековых и ренессансных школ, добиваясь максимальной аутентичности в старинных приёмах, отказываясь от элементов современной техники и тактики. Кстати, именно такое, максимально аутентичное направление исторического фехтования предпочитает сам маэстро Коза.

Ну, а наиболее популярной в современном мире стала турнирная практика. Именно возможность проявить свои боевые качества и умения привлекают многих молодых людей, которым неинтересны условности традиционного фехтовального спорта, но близка романтика старинного брутального состязания. Развитию турнирного направления способствует также соответствующая индустрия: за последние десять лет производством турнирных мечей и средств защиты на любой вкус очень серьёзно стали заниматься многие мировые производители, не говоря уже о сотнях и тысячах частных мастеров. Причём, если ещё несколько лет назад турнирные фехтовальщики на длинных мечах, можно сказать, «варились в собственном соку», по крайней мере в нашей стране, то теперь несколько международных турниров стали по-настоящему международными, собирая представителей десятков стран, незаметно, но неуклонно работая над формированием мирового рейтинга бойцов и придавая этому направлению всё более статусное состояние.

sword4

Таким образом совершенно очевидно, что турнирное фехтование на длинных мечах является вполне самостоятельной, самодостаточной боевой дисциплиной. Однако, расширяя участие Международной академии фехтовальных искусств в этом мировом движении, я лично преследую ещё один интерес, а именно: мне представляется, что тренировки по длинному мечу могут стать очень органичной частью подготовки бойцов классиков, прежде всего — рапиристов. Знаю, что многим такая мысль кажется странной — ведь классическая рапира и длинный меч имеют очень мало общего. Но именно в этом я вижу особый смысл. Хотя бы потому, что универсальная подготовка бойца интересна сама по себе. А кроме того, владение длинным двуручным оружием, несомненно, будет способствовать развитию тех качеств и навыков, которые лёгким классическим оружием затрагиваются лишь отчасти.

Уникальные особенности длинного меча (по сравнению с классической рапирой) достаточно очевидны. Во-первых, длинный меч — это тяжёлое оружие, интенсивно вовлекающее в процесс тренировки крупные мышцы рук и плечевого пояса. Во-вторых, это оружие для двух рук, что, несомненно, является очень гармоничным дополнением к регулярной практике любого рапириста, привыкшего к использованию одноручного клинка. Наконец, длинный меч симметрично распределяет нагрузку на ноги, используя как правостороннюю, так и левостороннюю стойки. Плюс — широкие возможности для маневрирования по кругу, принципиально иной (по сравнению с рапирой) темп боя, преимущественно рубящие удары, причём довольно ощутимые… Всё это вместе позволяет фехтовальщику-классику проработать и разнообразить свои боевые качества фехтовальными, но совершенно новыми для него способами.

Всё это, по моему предположению, должно сказаться на повышении эффективности бойца-рапириста. Такая же закономерность очевидна и при обратной практике. То есть, когда боец с длинным мечом будет практиковать фехтование на лёгком классическом оружии. И таким образом мечник откроет для себя настоящую скорость и плотность боя, познакомится с невероятным количеством фехтовальных комбинаций и узнает, что для управления оружием зачастую достаточно одних пальцев.

sword5

Строго говоря, эту идею соединения разных школ в процессе подготовки фехтовальщика нельзя назвать новой. К примеру, в Академии бартитсу фехтование длинным мечом изучали и преподавали именно фехтовальщики-классики. В СССР вплоть до 60-х годов многие рапиристы, шпажисты и саблисты практиковали также и фехтование на винтовках с эластичным штыком, находя в этом оружии качества, аналогичные тем, которые мы отметили в длинном мече. Да и в традиции нашей школы использование разных видов оружия никогда не было чем-то из ряда вон выходящим. Правда, не было оно и системным. Теперь же специально для развития направления длинного меча и других видов тяжёлого, исторического оружия мы открыли новый, специализированный полигон исторических боевых искусств.

Одним словом, роль длинного меча в современном мире далеко не исчерпана. Это старинное боевое искусство имеет очень большой потенциал как в области самостоятельного, турнирного вида деятельности, так и в качестве прекрасного досуга, оригинального фитнеса и даже методического обогащения педагогического арсенала тренеров-классиков.

Последний пункт мне лично особенно интересен. Ну а пока полигон Международной академии фехтовальных искусств принял первую группу новичков для изучения красивого и, пожалуй, самого брутального вида европейского исторического фехтования.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий