Снайпинг по-пограничному

VII всероссийский турнир снайперских пар пограничного спецназа

— Две фигуры на один час. Движутся.
— Вижу. Дальность?
— 450. Ветер боковой, 2 метра в секунду.
Снайпер вносит необходимые поправки, отсчитывая на прицеле нужное количество «кликов».
— Готов. Работаю правую. Выстрел.
— Есть попадание.
— Вторая цель. Выстрел.

Одиночный раскат грома, издаваемый снайперской винтовкой СВ-98, вновь нарушает заповедную тишину лесов. Летящая со скоростью свыше 800 м/с 9-граммовая пуля калибра 7,62 миллиметра настигает цель. Снайпер тут же переключается на новый объект, ожидая очередных данных от «второго номера».
Эти переговоры — вполне реальный эпизод работы снайперов северокавказского подразделения пограничного спецназа. Вот только записаны они были не во время контртеррористических мероприятий, а на учебном полигоне. И это единственное обстоятельство, которое отличало их от настоящего боестолкновения. Во всём остальном организаторы постарались максимально приблизить каждое из двух десятков упражнений к действительности…
С 4 по 8 сентября на базе одного из пограничных учебных центров ФСБ России состоялись VII всероссийские соревнования снайперских пар подразделений специального назначения пограничных органов. В этом году помериться силами предстояло 19 командам со всей страны. Большинство представляли региональные пограничные спецподразделения, одну команду выставили хозяева мероприятия — школа снайперов учебного центра, ещё две — гости турнира, сотрудники Центра специального назначения ФСБ России.
Единственными участниками, не принадлежащими к числу спецназа, были военнослужащие из Пограничного управления ФСБ России по Республике Дагестан. Для этих представителей подразделений с «зелёной» границы минувшие состязания стали третьими. Удивительно, но к первым они готовились, изучая ранние репортажи в ведомственной прессе с описанными в них упражнениями. На дебютном для себя турнире пограничники проявили характер и сумели обойти некоторые команды из числа спецназовцев. На следующий год стрелки из Дагестана были одними из лучших в отдельных упражнениях, а по итогам мероприятия уверенно обосновались в середине турнирной таблицы.
Впервые не смогли принять участие в соревнованиях бойцы «Альфы». Ранее они ежегодно направляли в пограничный учебный центр несколько команд: одну-две из числа действующих снайперов, и одну — кандидатов в подразделение, проходящих обучение по новому для себя направлению. По причине привлечения к мероприятиям по обеспечению безопасности международного экономического форума оказались вынуждены пропустить турнир и сотрудники одного из дальневосточных подразделений пограничного спецназа.
Иллюстрация к статье «Снайпинг по-пограничному. VII всероссийский турнир снайперских пар пограничного спецназа». Рис. 1
— Наши соревнования снайперских пар отличаются от аналогичных мероприятий, проводимых в других ведомствах, тем, что основу программы их проведения составляют тактические упражнения и стрельба на дистанции от трёхсот метров до одного километра. «Полицейский снайпинг» у нас сведён к минимуму и представлен лишь упражнениями со специальными мишенями с изображением террористов. А по карандашам или наклейкам с нескольких десятков метров здесь не стреляют. Сделано это, исходя из специфики работы спецназа пограничных органов, — пояснил главный судья соревнований.
Вот уже второй год подряд организаторы турнира стараются уравнять шансы участников, создав для всех одинаковые условия, в которых те могли бы состязаться и продемонстрировать своё мастерство. Поэтому все винтовки, чей калибр свыше 7,62 мм, попали под запрет. Исключение сделали лишь для «иномарок», использующих патроны НАТО .308-го и .300-го калибров.
— Дело в том, что у пограничников на вооружении приняты снайперские винтовки российского производства лишь в одном калибре — 7,62 мм, а патроны используются только отечественные — 7,62×54. И состязаться с теми же снайперами из «Альфы», которые используют лучшие мировые образцы, к примеру — высокоточные английские винтовки фирмы Accuracy International и патроны 8,6×70 (.338 Lapua Magnum), согласитесь, нечестно, — прокомментировал главный судья.
Ограничительные меры коснулись только оружия. Приборы наблюдения участники могли использовать любые. В основном снайперские прицелы были представлены продукцией компании Night Force, у немногих — Schmidt & Bender, а зрительные трубы — Carl Zeiss, Leupold, Night Force и Swarovski. Лазерные дальномеры опять же каждый использовал по своему выбору: от советских ЛПР-1 до иностранных фирмы Leica.
На проведение турнира организаторы отвели пять дней. Программа мероприятия включала в себя свыше двадцати упражнений на скорость и меткость стрельбы по спортивным, специальным, появляющимся и движущимся мишеням, выполнять которые стрелкам предстояло как индивидуально, так и в парах. В перерывах участники едва успевали почистить оружие, привести его к нормальному бою и пару часов отдохнуть, как им вновь предстояло выдвигаться на стрельбище. Скидку на время суток не делал никто, ибо спецназ должен быть готов в любой момент выполнить боевую задачу.
Среди дебютантов соревнований — одна из команд, представляющих ЦСН ФСБ России. Годом ранее их коллеги впервые участвовали в пограничном турнире. Тогда на фоне остальных их отличали снайперские винтовки Драгунова, оружие общевойсковое, а не специальное высокоточное. Сами бойцы объяснили это тем, что в работе чаще пользуются винтовками .338-го калибра, но по условиям состязаний такое оружие попало под запрет. О том, что ограничение не распространяется на винтовки НАТОвских калибров, сотрудники не знали. Проведя своеобразную рекогносцировку и основательно подготовившись, в этом году спецназовцы приехали уже с оружием .308-го калибра — финскими винтовками Sako TRG-22 и Tikka T3 Tactical, явно намереваясь побороться за призовые места.
Примечательно, что о подразделении, которое представляли эти стрелки, остальные участники соревнований мало что знали, несмотря на то, что служат с ними в одном ведомстве. Спецподразделение, на шевроне которого размещена лишь одна буква, образовали не так давно — немногим более 15 лет назад. К сожалению, за эти годы ему не удалось избежать потерь: в различных операциях погибли несколько бойцов. Но вот в открытых источниках о нём практически не появилось какой-либо информации.
Смертоносные куски металла пролетают всего в паре метров от меня и, словно кнут, щёлкают по мишеням, пробивая их насквозь. Лишь спустя некоторое мгновение после того, как каждая пуля находит свою цель, до меня доносятся вырывающиеся из стволов сухие звуки выстрелов. Ощущение, когда в направлении тебя посменно ведут огонь без малого сорок профессиональных снайперов, вряд ли с чем-то можно сравнить. Однако мой случай — один из немногих, когда человеку, в направлении которого стреляют, ничего не угрожает.
Вместе с сотрудниками учебного центра я укрываюсь в бункере, защищающем тех, кто в перерывах между упражнениями меняет мишени и ведёт подсчёт очков.
— Это уникальное стрельбище. Второго такого в нашем ведомстве не существует, — рассказывает начальник школы снайперов и один из судей турнира Вячеслав Ц. — Большое количество направлений позволяет одновременно осуществлять боевые стрельбы из всего, что принято на вооружение в ведомстве. В том числе и гранатомёты. Оно вполне может конкурировать со стрельбищем Министерства обороны в Московской области, а по некоторым позициям даже превосходит его.
Как говорилось выше, основной упор организаторы соревнований сделали на упражнения тактической направленности. Сложный рельеф, появляющиеся и движущиеся мишени, а также ложные цели, жёсткое ограничение по времени и боеприпасам, — всё это должно создать условия, с которыми снайперы сталкиваются в реальной работе. И вот спецназовцы вновь занимают позиции на небольшом склоне. Из доведённой до команд информации известно лишь количество используемых боеприпасов и время, отведённое на поражение целей. А вот число самих мишеней, дальности до них и время, на которое осуществляется показ, организаторы не озвучивают.
— Все, что найдёте, — ваши! — лаконично поясняют судьи.
Также были запрещены какие-либо манипуляции с прицелом: смена кратности, внесение поправок по вертикали и горизонтали. После команды «Огонь!» производить все вычисления приходилось без помощи баллистических таблиц и калькуляторов, а осуществлять прицеливание — используя шкалу деления сетки оптического прицела. По словам самих участников, именно в таких упражнениях и проявляется мастерство снайпера и умение мгновенно реагировать на изменяющуюся обстановку.
Иллюстрация к статье «Снайпинг по-пограничному. VII всероссийский турнир снайперских пар пограничного спецназа». Рис. 2
Ещё одним упражнением, основой для которого послужил боевой опыт спецназовцев, стала стрельба со сменой места на время. По команде стрелок должен произвести выстрел, после чего переместиться вместе с винтовкой на другую позицию, пристегнуть новый магазин, зарядить оружие, прицелиться и вновь поразить свою мишень.
— Это очень динамичное упражнение, — признаются сами участники. — После каждого перемещения на стрельбу приходится по новой настраиваться: изготавливаться, выравнивать дыхание, прицеливаться.
Нередко организаторы заимствовали упражнения у различных соревнований. Так, стрельбу из неустойчивых положений впервые решили усложнить умышленным сваливанием оружия два года назад. И если стрелок забывал ввести поправку в зависимости от того, на каком боку лежала его винтовка, то ждать положительных итогов ему не стоило. Это упражнение один из судей увидел на чемпионате мира среди полицейских и военных снайперов, который ежегодно проходит в Венгрии.
Программа турнира была построена таким образом, что любая команда, вырвавшись в лидеры в начале мероприятия, к середине состязаний с лёгкостью могла уступить свои позиции конкурентам. Так, упражнения, где стрелки набирали очки, сменяли другие, где главной задачей было — не растерять ранее заработанные. К примеру, во время стрельбы из неудобных положений конкурсантам запрещалось использование не только сошек или треног, но и класть винтовку на плечо «второго номера». А за каждый промах стрелка лишали 30 баллов.
Дневной этап соревнований с перерывом на чистку оружия плавно перетёк в ночной. И вот мы снова на участке. Здесь уже идёт пристрелка. Винтовки с установленными на них ночными прицелами, говоря на снайперском жаргоне, «обнуляют».
— Если по-простому, то «ноль» — это положение, при котором точка прицеливания совпадает с точкой попадания. В дальнейшем все поправки — «клики» по вертикали и по горизонтали — ты вносишь уже, отталкиваясь от этого «стартового» положения барабанов на прицеле, — поясняет один из участников.
— А не лучше ли тогда использовать ночные насадки для дневных оптических прицелов? — спрашиваю я.
— Они позволяют быстро подготовить винтовку к стрельбе ночью и при этом быть полностью уверенным в сохранении «нуля» на дневном прицеле. К тому же насадки дешевле ночных и тепловизионных прицелов. Но есть у них и минусы. С насадками сложно вести стрельбу, если сетка прицела не подсвечивается. Кроме того, их непросто установить, если крепление не предусмотрено конструкцией винтовки. Нарушается и балансировка оружия, а это сказывается на результатах. И тем не менее, на мой взгляд, за насадками будущее…
Ещё во время первых соревнований проведение стрельб в это время суток представляло большую трудность и для организаторов, и для самих участников. Дело в том, что большинство команд не было обеспечено ночными прицелами. Некоторые использовали штатные трёхкилограммовые «ночники» от винтовок большего калибра, к примеру — от 12,7-мм АСВК «Корд». Другие у кого-нибудь «одалживали». Но несколько лет назад в пограничные органы начали поступать приборы отечественной компании «Дедал-НВ» — одного из лидеров в производстве ночных, дневных и тепловизионных прицелов. Раньше российские спецподразделения предпочитали использовать зарубежные образцы, в основном американского или немецкого производства. Но после того как продукция двойного назначения, произведённая на территории стран НАТО, попала в санкционный список, в руководстве различных силовых структур решили заменить «иномарки». Главное условие — наши прицелы не должны уступать зарубежным. И «Дедал-НВ» оказалась одной из компаний, готовой обеспечить силовиков необходимыми девайсами.
Особенность продукции этого предприятия в том, что, в отличие от западных аналогов, российские образцы более устойчивы в работе при низких температурах. К тому же при их производстве используются только отечественные компоненты. Стоит отметить, что стрелки, занявшие первое и второе места по итогам ночных упражнений, использовали предобъективные ночные насадки производства «Дедал-НВ». А снайпер из Калининграда, ставший третьим, на свою винтовку установил ночной прицел этой компании.
Иллюстрация к статье «Снайпинг по-пограничному. VII всероссийский турнир снайперских пар пограничного спецназа». Рис. 3На их лицах плотный слой специальной краски чёрного, коричневого и зелёного цветов. Самодельные, в тон местности, маскировочные костюмы в стиле «Лешего» или «Кикиморы» и вовсе делают снайперов невидимыми, стоит от них отойти всего на пару шагов. Винтовку СВ-98, покрашенную специальной оружейной краской, также укрывают лоскуты защитных оттенков. В какой-то момент вся эта слившаяся с местностью масса оживает, поднимается и удаляется вглубь леса…
Очередной день соревнований среди снайперских пар подразделений специального назначения открывал этап под названием «Специфика боевой работы снайпера» или коротко — СБРС. Это одно из самых зрелищных и, вместе с тем, наиболее сложных упражнений. И всё потому, что организаторы стараются максимально приблизить его к реальным условиям.
Дистанция — свыше 15 километров. Время на её преодоление — не более трёх часов, а превышение норматива на минуту лишает участников одного балла. На первый взгляд — для бойцов элитных подразделений в этом нет ничего сложного, если бы не несколько «но». Во-первых, на маршруте предстоит преодолеть густой лес, болото и реку. Во-вторых, передвигаться необходимо, соблюдая маскировку. За выполнением этого условия следили несколько судей, которые находились на открытых участках местности. Если кому-то из них обнаруживал команду, последняя сразу же получала штрафные баллы.
По сигналу судьи очередная пара вскрывает конверт с боевой задачей, определяет на карте своё местоположение, направление движения и вскоре скрывается в густом лесу. Спустя некоторое время портативный GPS-приёмник показывает, что впереди болото. Пересечь напрямую не удастся. Чтобы обойти его, снайперы забирают левее. В той части леса, которую участникам соревнований предстоит преодолеть, местные жители если и появляются, то весьма редко. Это становится понятно практически сразу: плотно переплетённые между собой ветви молодых деревьев и кустарника, скрывающиеся в густой высокой траве старые сухие ветви и корневища, поваленные друг на друга гнилые стволы деревьев, обёрнутые склизким от влаги мхом, являют собой настоящую многокилометровую полосу препятствий. Периодически преградой на пути участников вновь становятся топи, а затем и река. Некоторые из них преодолевают последнюю напрямик, едва не погружаясь под воду с головой. Другие поступают иначе.
— Мой «второй номер», который на марше всегда является ведущим, лишь раз взглянул на карту, чтобы определить своё место и взять азимут. Корректировал направление движения он тоже своеобразно — по следам диких зверей. «Зверь через болото не пойдёт», — сказал мой напарник и двинулся в обход. У реки он сразу нашёл плотину, сооружённую бобрами. По ней и переправились на другой берег, — поделился один из участников.
— Команда? — спрашивает судья, едва очередная команда добирается до отмеченной на карте точки прибытия.
Услышав ответ, он делает пометку в протоколе, после чего приступает к проверке снаряжения, которое согласно положению участники должны иметь: снайперская винтовка, оптические прицелы, а также ночные и тепловизионные насадки к ним, баллистический компьютер, лазерный дальномер, зрительная труба большой кратности, штативы для стрельбы из положения сидя и стоя, приборы ночного видения, боекомплект, провизия, тёплые вещи. Зачастую общий вес носимого скарба идёт на десятки килограммов. После стрелков ждёт стрельба с пограничной вышки по мишеням — тарелкам диаметром 12 см, установленным на дистанции от 300 до 600 м. Однако в отличие от прошлых соревнований, на этот раз организаторы решили усложнить упражнение: на подготовку к стрельбе отводилась всего лишь одна минута, а на поражение целей — шесть минут.
Иллюстрация к статье «Снайпинг по-пограничному. VII всероссийский турнир снайперских пар пограничного спецназа». Рис. 4Победителями этапа «Специфика боевой работы снайпера» стали бойцы Центра специального назначения ФСБ России, второе место заняли стрелки из Оренбурга, а третье место досталось их коллегам из Новосибирска.
Василий Зайцев против Гейнца Торвальда. Рядовой снайпер против начальника школы снайперов. Герой Советского Союза против лучшего спортсмена-стрелка Третьего рейха. За невероятным противостоянием этих соперников, произошедшем в разрушенном боями Сталинграде, в далёкие сороковые следили на всех фронтах. Величайшая дуэль стала не просто отдельным эпизодом Великой Отечественной войны. Она оказала серьёзное влияние на развитие всего мирового снайпинга: перекочевав с полей реальных сражений на войсковые стрельбища, этот элемент стал одним из важнейших в системе подготовки и наиболее зрелищным эпизодом состязаний. Вот и этот пятидневный турнир завершает дуэль.
Завораживающий по накалу, динамике и остроте этап — так охарактеризует его человек, хотя бы раз при этом присутствовавший. Дистанция до рубежа открытия огня — несколько десятков метров, а на прицеливание и выстрел — секунды, поскольку рядом на исходном рубеже готовится к старту команда соперника, задача которой — «выбить» тебя.
— Условия простые: два жёлтых поппера, два красных. Команда, поразившая свои мишени первой, выигрывает. У каждого снайпера два патрона: один в магазине, второй размещается произвольно, — поясняет судья во время брифинга.
Звучит сигнал спидтаймера, и команды срываются к огневому рубежу, выбрасывая из-под ботинок комья грязи. На рубеже открытия огня они падают на пропитанную дождём землю, прицеливаются и производят выстрел. В этой суматохе порой не до конца досылаешь магазин, и тогда вместо выстрела слышишь лишь сухой щелчок. И пока ты пытаешься устранить проблему, стоящий рядом судья закрывает тебе прицел, поскольку стрелок другой команды поразил твой поппер.
— Работай мою мишень. Меня «выключили».
«Второй номер» отстёгивает магазин, достаёт из «разгрузки» другой и производит выстрел.
Со временем загрязнённость оружия становится очевидной проблемой, и те, кто находится в стороне от огневого рубежа, чистят все механизмы винтовок.
«Дуэль» и СБРС — элементы, в ходе которых та или иная команда способна выстрелить в обоих смыслах этого слова и выбиться в лидеры, даже если предыдущие этапы соревнований прошли для неё неудачно. К примеру, за каждую победу в ходе дуэли команда получает 40 баллов. Всего же можно заработать 760 очков. Однако опытных снайперов здесь вряд ли удастся обойти. Сотрудники северо-кавказского пограничного спецподразделения и бойцы ЦСН ФСБ России постепенно исключают соперников. Выстрелы их винтовок раздаются единым залпом, едва снайперы падают на землю и досылают патроны в патронники.
— В реальной обстановке снайперская дуэль — это не соревнование на скорость. Это целая наука, — говорит один из представителей команды-участницы в ответ на мой вопрос, насколько представленные на состязаниях упражнения применимы к боевой работе. — Стрелок должен обладать колоссальной выдержкой, грамотно выбрать стратегию и суметь заставить противника ошибиться. За ту минуту, которая отведена здесь на поражение попперов, всё это сделать невозможно.
В качестве примера можно вновь вернуться к противостоянию Зайцева и Торвальда. Тогда советский снайпер полдня выжидал, пока солнце не окажется на стороне, противоположной зданию, в котором ждал удобного момента фашист. А потом выманить Торвальда из укрытия и послать пулю туда, где на миг в линзе оптического прицела фашиста отразился солнечный свет, оставалось делом техники. Тело немецкого снайпера обнаружили уже во время зачистки здания…
По итогам пяти дней соревнований в упражнениях на дальность лучшие результаты продемонстрировали представители Пограничного учебного центра ФСБ России и Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым, в тактических упражнениях — снайперы из ЦСН ФСБ России, Пограничного управления ФСБ России по Карачаево-Черкесской Республике и Пограничного управления ФСБ России по Новосибирской области, в ночных упражнениях — стрелки спецназа ФСБ России, а также Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области. В личном первенстве первое место завоевал стрелок из Центра специального назначения ФСБ России, а второе и третье места заняли снайперы из Пограничного управления ФСБ России по Карачаево-Черкесской Республике.
Победу одержали гости турнира — команда спецназа ФСБ России, впервые выступавшая на пограничном первенстве. Их коллеги стали «бронзовыми» призёрами. А «серебро» досталось снайперам из Карачаево-Черкессии.
Комментируя результаты мероприятия, главный судья отметил рост профессионального уровня многих участников в сравнении с прошлыми годами.
— Если на первых состязаниях лучшие стрелки набирали немногим более тысячи очков за весь турнир, то теперь их результаты в два с половиной раза выше. Однако главной нашей целью является не выяснение, кто на сегодняшний момент самый-самый среди снайперов. Задача в другом. Участники обмениваются знаниями, что-то перенимают от более опытных коллег. Насколько правильно они сумеют усвоить полученный на этот раз опыт, мы увидим в следующем году.
Иллюстрация к статье «Снайпинг по-пограничному. VII всероссийский турнир снайперских пар пограничного спецназа». Рис. 5

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий