Рынок в поисках дна

Размышления о торговле гражданским оружием в России

Итог первого полугодия 2019 года на рынке гражданского оружия в России неутешителен — продолжается падение объёмов продаж в лицензированных оружейных магазинах. Это касается как оружия, так и патронов и снаряжения.

Мне не раз доводилось знакомиться с выводами аналитиков, которые видят причину деградации рынка в злокозненности российских властей и в смещении торговли в сторону мифического чёрного рынка. Но, как часто бывает, всё гораздо проще.

Для начала я бы закрыл тему российского чёрного рынка, считая все оценки его ёмкости исключительно плодом больного воображения доморощенных интернет-«экспертов», где-то прослышавших про сверхприбыльность незаконной торговли оружием. Дело в том, что даже если в таких операциях (которые действительно относятся к сверхмаржинальным) задействованы какие-то заметные в количественном плане массивы гражданского (не боевого назначения) оружия, то они являются частью глобальных и практически всегда политизированных процессов. С легальным гражданским рынком такие цепочки стыкуются единожды, когда контейнеры, вагоны и самолёты с товаром уходят в серую зону, как правило, на территории стран третьего мира.

Всё это не имеет никакого отношения к продажам спортивно-охотничьего оружия в нашей стране и никак не влияет на предложение и спрос.

Действительно важным для понимания сути происходящего в России, является не вполне очевидный для национальных экспертов факт, что гражданский оружейный рынок уже много лет падает во всём мире. Это основная тема для полемики на крупнейших международных выставках и профильных мероприятиях как в США, так и в Европе. Причин тому несколько, но все они интернациональны.

Во-первых, экономические проблемы. Даже невероятно раздутый и одновременно самый устойчивый североамериканский рынок оказался поражён в результате политических экспериментов Обамы-Трампа.

Во-вторых, естественное умирание массового рынка охотничьего оружия вместе с продолжающимся падением интереса к этому увлечению. В России, например, охоты как экономической отрасли больше нет — фактически всё отдано на откуп частникам, которые якобы будут думать не только о своих интересах, но и народном достоянии.

В-третьих, псевдогуманизация общества, где естество душится превращающимися в радикальные течения «зелёными» и прочими движениями. Лозунг прост — оружие зло.

В-четвёртых, «оцифровывание» среды обитания человека, в которой уже выросло поколение (или поколения?), под словом «стрелять», подразумевающее какие-то манипуляции в компьютерных играх.

На рубеже 90-х — «нулевых» производители оружия умилялись этой забаве и всячески стремились попасть в «стрелялки» со своими новыми моделями. Затем они даже научились немножко зарабатывать, став соучастниками процесса выращивания «стрелков», боящихся настоящего выстрела, царапины на руке и сломанного ногтя. В современном виде киберспорт для оружейного рынка — вреднейшая сублимация, эффективно в режиме 24/24 работающая на уменьшение числа потенциальных владельцев настоящего оружия и в ближайшей, и в стратегической перспективах.

Теперь о не самом очевидном. В отличие от Северной Америки и Европы, в России нет рынка спортивного оружия, патронов и экипировки для классической пулевой стрельбы. Точнее, он ничтожен. И не стоит в этом винить Стрелковый союз России, поскольку, будучи юридически общественной организацией, он вместе со всей страной стал заложником её развала в начале 90-х. Гораздо лучше положение в ружейном спортивном секторе, который «вывозит» на себе спортинг. Он помогает выживать отечественным патронным производствам, но оружейным маркам там тоже не особо есть где развернуться.

Совсем другое дело — практическая стрельба. Тут мы не то что не в последний вагон вскочили, а развиваем этот спорт в числе лидеров. Недаром сегодня Международную конфедерацию практической стрельбы (IPSC) возглавляет представитель России Виталий Крючин.

«Практика» развивается во всём мире и сейчас является, пожалуй, монопольным драйвером роста спроса во всех секторах — ружья, карабины, пистолеты, пневматика, патроны. И в глобальном смысле, и в внутри страны.

Тут я вернусь в начало статьи и извинюсь перед читателями за нежелание продолжать разговор о проблемах рынка. Давайте перейдём сразу к теме «что делать».

Ответ прост — строить тиры и стрельбища. Только там возможна генерация новых покупателей оружия, патронов и сопутствующих товаров, только под звуки выстрелов возможно системное омоложение аудитории оружейных магазинов.

На примере многих лет развития практической стрельбы в России стала очевидна сама возможность появления, существования и развития современных стрелковых объектов, которые продолжают строиться при поддержке Федерации практической стрельбы России без участия государства, роль которого в данном процессе сводится к «не мешать».

Но, может быть, пришло время помогать? Просто помочь простыми и понятными регламентами для стрелковых объектов, централизованной административной поддержкой. Что-то уже делается на стыке ФПСР и Минспорта РФ, но этого явно недостаточно. Недостаточно для укрепления рыночной доли «практики» в российском рынке гражданского оружия, которая, повторюсь, сейчас является единственным шансом и на выживание и на развитие оружейной отрасли.

К сожалению, рыночная значимость практической стрельбы ещё неочевидна для многих не самых маленьких региональных продавцов оружия, до сих пор живущих от одного охотничьего сезона до следующего и с такой же периодичностью констатирующих падение доходов и прибыли.

Сегодня в России около 1100 лицензированных оружейных магазинов. По самым приблизительным оценкам объёмы продаж как денежном, так и в штучном (имеется в виду огнестрельное оружие) выражении за последние два года снизились как минимум на 30 % и процесс падения продолжается.

Где же дно? Ответ неочевиден — мы уже на дне и ходим по нему кругами, неторопливо шаркаем ножками, протирая дыры в гнилых досках, чтобы безвозвратно провалиться в никуда… Это «туда», где не только закрываются десятки магазинов в год, но и начинают умирать только-только поднимающие голову небольшие оружейные производства, а крупные заводы оставляют гражданский ассортимент для галочки.

Кстати, чтобы не было иллюзий, сегодня в России всего три завода, способных выпускать оружие хотя бы десятками тысяч в год — это «Ижмаш», «Ижмех» и «Молот оружие».

Чтобы понять, что нам есть к чему стремиться, приведу в пример американскую компанию Ruger, производящую в год около 4 000 000 (четырёх миллионов) единиц огнестрельного оружия. А у нас всех владельцев оружия (нарезное, гладкоствольное, травматическое) 4 340 000 человек…

В заключение пару слов о препятствиях на пути развития российского оружейного рынка. Точнее, о единственной причине, мешающей сворачивать горы.

Это мы с вами, все участники оборота оружия от производителя до конечного пользователя. Это пассивность и ожидание, что кто-то что-то должен за нас и для нас сделать. Против этого стоят реальные дела ФПСР, за последние 15 лет до неузнаваемости изменившие картину стрелкового мира в стране, где прежде никто представить себе не мог десятки моделей крупнокалиберных пистолетов, из которых теперь может стрелять практически любой желающий. Не забудем и то, что практическая стрельба в России «сжигает» десятки миллионов патронов в год.

В эту же копилку свои «пять копеек» добавили всего лишь несколько грамотных юристов-частников, чья работа открыла рынку новые калибры патронов и смогла сгладить не самые очевидные шероховатости действующего оружейного законодательства.

Посмотрим, что получится у новообразованной Национальной оружейной ассоциации со штаб-квартирой в Костроме. Думаю, что если у неё получится объединить собственную зарождающуюся активность с административным ресурсом Союза российских оружейников, то значимые перемены не заставят себя долго ждать.

Самым безобразным завершением этого материала стал бы штамп наподобие «подождём, посмотрим…». Поздно. Я призываю к активному оглашению своих позиций и предложений всех участников российского оружейного рынка на бумажных и электронных страницах «КАЛАШНИКОВА». Хотя бы не молчите. А то доски под ногами уже трещат и прогибаются…

Комментариев: 2

  1. Точно такую же статью с теми же эпитетами могли бы написать представители десятков отраслей производства в России. Но… Как на днях заявил Силуанов по итогам работы ПМЭФ, оказывается, все беды нашей экономики в том, что это предприниматели слишком эгоистичны и не хотят поддерживать государство. На фоне откровенно запретительного законодательства, созданного и продвигаемого правящей партией подобные заявления звучат весьма показательно.

  2. Вариант для спасения рынка гражданского оружия – либерализация законодательства как покупки, хранения и ношения, так и правоприменения! Если сами не почешетесь господа производители, за вас никто не почешется!

Оставить комментарий