Применяя – думать! Последствия применения травматического оружия (ОООП)

Оценка последствий применения нелетального травматического оружия военно-полевыми хирургами

От редакции.
Публикуя этот материал мы надеемся, что он заставит владельцев травматического оружия ещё раз (а кого-то может быть и впервые) задуматься о последствиях, к которым может привести неправильное применение травматики. Вы должны понимать, что, несмотря на свою «нелетальность», в ваших руках находится серьёзное оружие, требующее взвешенного подхода при применении, а погоня за «джоулями» не должна превращаться в самоцель. Фото, приведённые в статье — это не попытка шокировать читателя. Просто действительность бывает ещё страшнее…

В СПб ГМУ им. И. П. Павлова 24 февраля 2010 г. состоялось 2350-е заседание Хирургического общества Н. И. Пирогова. Программа заседания, построенная на материалах клиники военно-полевой хирургии ВМА им. С.М. Кирова, была посвящена обзору особенностей ранений из травматического оружия.

По традиции программа заседания включала демонстрацию клинических случаев ранений из травматического оружия, анализ структуры ранений и основные принципы оказания хирургической помощи раненым. Новым в сообщении о протоколе данного Пироговского общества являлось включение в его текст, кроме клинических наблюдений, комментариев специалистов по раневой баллистике.

Травматический пистолет Оса. Журнал КалашниковВ первой демонстрации на заседании было представлено описание ранения головы Г-ва, 34-х лет, из пистолета «Оса» (ПБ-4-1М) пулей травматического патрона 18×45Т в конфликтной ситуации с расстояния менее 1 м. По данным врачей скорой помощи на месте травмы сознание пострадавшего оценено на уровне глубокой комы.

При осмотре обнаружено входное отверстие раневого канала размером 1,5×2 см округлой формы в правой височной области. Из раны наблюдалось поступление мозгового детрита и умеренное кровотечение.

Ранение представляло собой слепое диаметральное проникающее повреждение правой височно-теменной области головного мозга с дырчатым переломом правой теменной кости (ил. 1). При рентгенологическом обследовании и компьютерной томографии черепа в левой височной доле была обнаружена пуля (ил. 2, 3).

Травма головы в результате выстрела из травматического пистолета. Последствия травмата. Журнал Калашников

Слева-направо: входное отверстие раневого канала в правой височной области с поступлением из него мозгового детрита и умеренным кровотечением
Рентгенограмма черепа, боковой снимок. Видна тень пули патрона18х45Т
Схема ранения головного мозга. В области входной раны видны отломки височной кости, в конце раневого канала – пуля патрона 18х45Т

Проведено оперативное лечение: выполнена декомпрессионная трепанация черепа, хирургическая обработка раневого канала, санация очага ушиба, извлечение ранящего снаряда, приточно-промывное дренирование.

После хирургической обработки раны и реанимационных мероприятий представилось возможным в целом компенсировать пострадавшего по основным соматически показателям. Восстановившееся сознание сформировалось на уровне утраты речевого контакта и двигательных расстройств. При выписке из клиники ВПХ состояние пострадавшего оценивалось как удовлетворительное. Полностью обслуживать себя он неспособен и нуждается в специальном уходе.

Анализ представленного клинического случая позволяет прийти к выводу, что при выстрелах из пистолета «Оса» с дистанции менее 1м в такой уязвимый участок черепа, как височная кость, возможно нанесение тяжёлых ранений с повреждением головного мозга.

Вторая демонстрация была посвящена изложению особенностей огнестрельного слепого ранения в голову пострадавшего М-ва, 46 лет, из пистолета «Макарыч» (МР-79-9Т) с расстояния менее 1 м в результате неосторожного обращения с оружием.

При осмотре у пострадавшего установлено слепое ранение, проникающее в левую глазницу, левую верхнечелюстную пазуху, в полость черепа с ушибом головного мозга тяжёлой степени и «выпячиванием» глазного яблока под давлением образовавшейся напряженной гематомы в левой глазнице (ил. 5).

КТ травмы головы в результате выстрела из травматического пистолета. КТ последствий выстрела из травмата. Журнал Калашников

КТ головы пострадавшего М-ва на уровне расположения инородного тела в основной пазухе черепа. Стрелкой указано положение пули патрона 9 Р.А.

На компьютерной томограмме (КТ) головы в основной пазухе выявлено внедрившееся инородное тело округлой формы диаметром 9 мм, идентифицированное при последующей хирургической обработке раны, как пуля патрона 9 Р.А. (ил. 6)

Раненому выполнена первичная хирургическая обработка слепого черепно-лицевого ранения слева, вскрытие ретробульбарного пространства, дренирование гематомы, мобилизация глазного яблока и ревизия задних отделов глазного яблока, трепанация черепа, удаление субдуральной гематомы, пластика твердой мозговой оболочки, удаление костных отломков и ранящего снаряда из основной пазухи.

На 38 сутки раненый выписан из клиники в удовлетворительном состоянии.

Таким образом, при выстрелах в голову из пистолета «Макарыч», оружия менее мощного по сравнению с пистолетом «Оса», также возможны повреждения лицевого скелета с контузионными повреждениями головного мозга.

Анализируя структуру ранений из травматического оружия, следует подчеркнуть, что преимущественными областями поражения из этого вида оружия (с целью достичь предельно высокого эффекта) являются голова и шея. При этом в 65 % случаев выстрелы производятся в лицо (31 % — в глаза и прилежащие ткани, 34 % — в челюстно-лицевую область). Чаще всего такие ранения носят тяжёлый характер.

К сожалению, в докладах военно-полевых хирургов на Пироговском обществе не прозвучала оценка соблюдения в представленных эпизодах участниками конфликтов правил обращения с травматическим оружием, в которых категорически запрещается стрельба из оружия самообороны в лицо и шею, стрельба с расстояния 1 м, стрельба в инвалидов, беременных женщин и детей.

В связи с этим уместно привести данные судебного медика Армена Бабаханяна (2006) о том, что в 96 % случаев травматическое оружие в СПб применялось с целью нападения из хулиганских побуждений, самоубийства или вследствие несчастных случаев и только в 4 % случаев оружие использовалось с целью самообороны. В 83 % эпизодов выстрелы с криминальными намерениями, как правило, производились в упор или с дальности порядка 1 м.

Оценивая приведённые данные, следует заключить, что объектом хирургического лечения военно-полевых хирургов пострадавших, доставленных в клинику ВПХ ВМА им. С. М. Кирова сантранспортом, преимущественно являются случаи тяжёлых ранений из оружия самообороны с явным нарушением установленных правил применения этого оружия.

Следует подчеркнуть, что разработчики образцов травматического оружия стремятся реализовать в своих конструкциях два диаметрально противоположных требования — требование «нелетальности» при поражении объекта и с другой стороны обеспечение достаточного «останавливающего» и «травматического» воздействия. Выработка приемлемого компромисса в соотношении требований «нелетальности» и «эффективности» является достаточно сложной задачей.

По этому поводу интересно мнение известного специалиста по раневой баллистике Kneubuehl Beat (1992), который полагает нереальным создание абсолютно «нелетального» оружия самообороны и предлагает именовать подобное оружие «weniger todlich», т. е. менее смертельное.

Результат выстрела из травматического пистолета. Последствия выстрела из травмата. Журнал Калашников

Экзофтальм (выпячивание глазного яблока) за счёт ретробульбарной напряженной гематомы слева.

К этому следует дополнить, что дистанция огневого контакта (соответственно эффективность травматического оружия) является весьма динамичной величиной, трудно поддающейся контролю в экстремальных ситуациях. В случае применения травматического оружия на дистанции менее разрешенной (1-2 м) человек может нести ответственность за превышение пределов необходимой обороны при возможном нанесении тяжкого вреда здоровью пострадавшему. Зачастую обороняющийся, опасаясь вероятности применения с противоборствующей стороны более весомых «аргументов», забывает о правилах обращения с оружием самообороны.

Несомненно, что столкновение таких противоположных тенденций как «нелетальность» и «эффективность» вполне логично провоцирует дилемму — «быть или не быть» травматическому оружию в качестве средства самообороны и это подтверждается выступлением в средствах СМИ представителей МВД России с инициативой запретить ношение травматического оружия.

Вместе с тем, лечебный опыт клиники военно-полевой хирургии подсказывает, что при строгом соблюдении положений инструкции о применении травматического оружия в целях самообороны вполне возможным является достижение легитимного эффекта самообороны, т. е. временного лишения человека способности самостоятельно выполнять координированные во времени и пространстве действия без серьёзных патологических последствий для его организма. Именно такой тип поражения общепризнан в качестве предусмотренного концепцией вооружённой самообороны с помощью травматического оружия.

Убедительной иллюстрацией приведенных положений могут служить истории травмы 2-х пострадавших, поступивших в клинику военно-полевой хирургии ВМА им. С. М. Кирова по поводу относительно лёгких ранений травматическим оружием, при нанесении которых практически соблюдались требования инструкций по применению оружия самообороны.

1) Л-к С. А., 19 лет, поступил по поводу множественных (четырёх) слепых непроникающих пулевых ранений из пистолета «Оса». Из данных врачебной бригады скорой помощи следует, что пострадавший Л-к С. А. в общественном месте дебоширил, угрожал окружающим. В стремлении предотвратить конфликтную ситуацию, представитель охранной структуры произвёл в Л-а С. А. четыре выстрела из пистолета «Оса» с расстояния 1-2 м. Пострадавший упал и прекратил попытки к сопротивлению.

При осмотре в клинике у пострадавшего диагностированы слепые непроникающие ранения головы (левой теменно-височной области), груди (два), и нижней трети предплечья (ил. 7).

При рентгенографии грудной клетки и конечности костно-травматических изменений не выявлено. Хирургическое лечение заключалось в паравульнарном введении антибиотиков, обезболивание, дренирование ран головы, груди, правого предплечья, наложении асептической повязки. От дальнейшего лечения в клинике пострадавший отказался и был выписан в течение 1-х суток в удовлетворительном состоянии.

Результаты стрельбы из травматического пистолета. Последствия выстрела из травмата. Журнал Калашников

Раневые отверстия на коже в результате непроникающих слепых ранений из пистолета «ОСА»: А-рана мягких тканей теменно-височной области, Б – два слепых непроникающих ранения мягких тканей груди, В -слепое непроникающие ранение мягких тканей нижней трети правого предплечья

2) М-ов М. А.35 лет поступил в клинику по поводу 2-х пулевых ранений: живота и конечности (правой локтевой области). Из данных врачебной бригады скорой помощи следует, что пострадавший М-ов М.А. 35 лет после столкновения со встречной автомашиной вёл себя агрессивно, угрожая применить насилие, в ответ на это владелец второй автомашины произвёл в М-ова М. А. два выстрела в живот из пистолета «Оса» с расстояния 1-2 м. На М-ове М. А была одета зимняя куртка и шерстяной свитер. После ранения М-ов М. А. покинул место происшествия и обратился за медицинской помощью. При осмотре в клинике у пострадавшего диагностированы слепые непроникающее ранение мягких тканей живота и мягких тканей медиальной поверхности локтевой области правой верхней конечности, которой он защищал живот. При рентгенографии костно-травматических и патологических изменений живота и конечности не выявлено. В клинике была произведена первичная хирургическая обработка ран живота и медиальной поверхности правой локтевой области, наложена асептическая повязка. От дальнейшего лечения в клинике пострадавший отказался и был выписан в течение 1-х суток в удовлетворительном состоянии.

Сопоставляя приведенные данные, следует заключить, что можно спорить о концепции оружия самообороны, но, по-видимому, это оружие вполне соответствует тем задачам, для которых оно создано, и является достаточно эффективным средством самообороны в рамках Федерального закона «Об оружии» и установленных правил его применения.

Комментариев: 1

  1. Процесс создания оружия для армии обычно состоит из следующих стадий (примерно): формирование потребностей войск в оружии – формирование примерных ТТХ – выдача ТЗ конструкторам – создание оружия.
    Создается впечатление, что процесс создания гражданского оружия в России проходит в совершенно противоположном порядке. И в данном случае можно только поддерживать позицию сотрудников российского МВД, которые предлагают запретить “нелетальное” оружие самообороны. Вспоминается старый анекдот про баню, где клиенту предлагают либо крестик снять, либо трусы надеть. Если привести в порядок законодательство о защите личности и имущества, а главное, его практику правоприменения, то никакой надобности в кадаврах-“резинострелах” не будет

Оставить комментарий