Из какого оружия была убита Царская Семья?

Ровно в полночь Яков Юровский, возглавляющий команду палачей, спустился вниз, чтобы разбудить своих узников. В карман он засунул кольт с семью патронами, а за пазухой у него имелся ещё маузер с деревянным ружейным прикладом и десятью патронами.
Роберт К. Масси. «Романовы. Последняя глава».

Отрывок из книги американских писателей-супругов Роберта и Сьюзен Масси приведён автором не случайно и, по его мнению, служит своего рода эпиграфом к представляемой на суд читателя статье.
Никоим образом не умаляя достоинства всей монографии супругов Масси, автор данной статьи всё же желал бы констатировать, что таковые вообще не задумывались над тем, что в данном случае вышло из-под их пера. Потому как, если бы они хотя бы раз видели пистолет Маузера С-96 мод. 1912 г., а именно такой пистолет был у Я. М. Юровского во время убийства Царской Семьи (в этой статье автором использованы правила написания, применявшиеся в Российской Империи до 1917 года при именовании Августейших Особ Российского Императорского Дома — Прим. редакции), то без сомнения представляли бы себе его размеры (когда он пристёгнут к кобуре, его длина составляет 595 мм, а когда находится в ней — 345 мм). А посему наверняка бы подумал, прежде чем написать подобное…
Информируя читателя о личном оружии бывшего коменданта Дома Особого Назначения Я. М. Юровского, М. К. Масси, вероятнее всего, были знакомы с текстом его пояснительной записки, написанной на имя директора Музея Революции СССР С. И. Мицкевича 13 марта 1927 года. Ведь именно в этой записке Я. М. Юровский поясняет причины передачи в музей принадлежащего ему оружия, именуемого им не иначе как: «орудие казни бывшего царя Николая II, его семьи и остатков верной им до гроба челяди».

Дом Ипатьева

Слева направо: Юровский Я. М., Медведев (Кудрин) М. А., Никулин Г. П.

В соответствии с содержанием оной этим оружием являлись два пистолета, хранящихся у него со времён Гражданской войны: «один системы кольт номер 71905 с обоймой и семью патронами и второй системы маузер за номером 167177 с деревянным чехлом-ложей и обоймой патронов 10 штук».
Ознакомившись с текстом этой записки, Масси, попросту переименовали «деревянный чехол-ложу» в «деревянный ружейный приклад», что по своей сути вообще-то верно, за исключением несоразмерности данного оружия в случае его скрытого ношения за пазухой, о чём уже говорилось выше.
Следует также отметить, что в так называемом «Царском деле» существует великое множество «подводных камней», преодолеть которые могут далеко не все исследователи. Однако всё по порядку.
В 1998 году вышла в свет книга уральского журналиста Э. Г. Якубовского «Расстрел в подвале», одна из иллюстраций которой была подписана им как: «Оружие расстрельной ночи: маузер, наган, кольт. Фото Б. Полякова».

Пистолет Маузера

Револьвер Нагана

Но при более внимательном взгляде на неё замечаешь, что фото пистолета Маузера С-96 было помещено в зеркальном изображении… Не меньший интерес может вызвать и расположенный под ним «наган», изображение, а, точнее, рисунок которого был позаимствован автором из книги моего отца — А. Б. Жука «Револьверы и пистолеты» или какой-либо другой его книги о стрелковом оружии. Однако рисунок сей есть не что иное, как изображение револьвера Нагана мод. 1878 г., в то время как убийцы были вооружены револьверами Нагана обр. 1895 г.!
Что же касается пистолета Кольта М1911, то здесь, пожалуй, не будет никаких особенных замечаний, за исключением разве того, что на данном фото изображён пистолет обычного американского серийного производства, а не та его разновидность, специально изготовленная для России, и имевшая клеймо «англ. заказъ».
В начале этой статьи я уже упоминал о сданных Я. М. Юровским в музей двух пистолетах, которые он в прилагаемой записке называет «револьверами». А чтобы не вызывать кривотолков, следует пояснить, что словом «револьвер», по укоренившейся в то время привычке, могли называться как непосредственно сами револьверы, так и автоматические пистолеты.

Справа: пистолет Кольта М1911. Слева: пистолет Браунинга мод. 1900

Ещё одно, весьма существенное дополнение к сданному Я. М. Юровским оружию, делает его бывший помощник — Г. П. Никулин, поясняя в своих воспоминаниях, что сданный им пистолет Маузера был моделью с коротким стволом (пистолеты этой системы выпускались со стволами длиной в 140 мм и 98 мм).
Следует также пояснить, что в 1915 и 1916 году пистолеты Кольта М1911 поставлялись правительством САСШ в Россию по заказу Военного Министерства. Общее количество всех партий составило 15 000 штук. И, видимо, одна из таких партий, не успев дойти до Действующей Армии, осела где-то на военных складах в Екатеринбурге (со слов сына М. А. Медведева /Кудрина/ — историка-архивиста М. М. Медведева, — этими пистолетами были вооружены все члены Коллегии Уральской Областной Чрезвычайной Комиссии, а также некоторые её сотрудники).
Ещё одним косвенным доказательством того, что Я. М. Юровский в 1918 году располагал пистолетом этой системы, является и нижеследующий факт. В наряде Окружного Хозяйственного Управления УрВО, выписанного 10 июля 1918 года на отпуск вещей Коменданту ДОН с Екатеринбургского вещевого склада, в числе прочих наименований упомянута и кобура для «револьвера Кольт», в количестве 1 шт., в чём затребовавшему её лицу было отказано ввиду отсутствия таковой (одно время в экспозиции Государственного центрального музея современной истории России была выставлена принадлежащая Я. М. Юровскому кобура к пистолету Кольта, вероятнее всего, сшитая по его заказу и представляющая собой увеличенный аналог кобуры к револьверу Нагана).
Наличие у Я. М. Юровского данных «орудий убийства» подтверждает также и арестованный по делу бывший Начальник Наружной охраны ДОН, который, будучи допрошенным следователем Н. А. Соколовым, в частности, показал: «Относительно оружия могу сказать следующее. У Юровского было два револьвера. Один у него был большой «маузер», другой — «наган». У Никулина также был «наган». Кроме того, я видел в комендантской комнате большой револьвер, похожий по устройству на «браунинг», но не «браунинг», гораздо большего калибра револьвер. Я не знаю, как он назывался; возможно, что и «кольт». У всех «латышей» были револьверы. Этих револьверов я не видел, но судя по кобурам, думаю, что у них были «наганы». У Медведева, когда я ещё только поступил в охрану, был «наган».
Фактически, то же самое подтверждает и его помощник — П. С. Медведев: «У Юровского кроме «нагана», был «маузер».

Слева направо: Кабанов А. Г., Медведев П. С., Бройдт С.А. (фото из дела. 1936), Ермаков П. З., Паруп А. Т.

Более подробную картину распределения оружия среди убийц даёт в своих воспоминаниях М. А. Медведев (Кудрин): «Юровский предлагает нам взять оставшиеся пять «наганов». Пётр Ермаков берёт себе два «нагана» и засовывает их за пояс, по «нагану» берут Григорий Никулин и Павел Медведев. Я отказываюсь, так как у меня два пистолета: на поясе в кобуре американский «кольт», а за поясом бельгийский «браунинг» (оба исторических пистолета — «браунинг» № 389985 и «кольт» калибра .45, правительственная модель «С» № 78517 — я сохранил до сегодняшнего дня). Оставшийся револьвер берёт сначала Юровский (у него в кобуре десятизарядный «маузер»), но затем отдаёт его Ермакову, и тот затыкает себе за пояс третий «наган».
Таким образом, можно сделать предварительный вывод о том, что во время убийства Царской Семьи у Я. М. Юровского был пистолет Маузера и револьвер Нагана обр. 1895 г., а не пистолет Кольта М1911 (с целью присвоения себе «лавров главного цареубийцы» и эффекта внезапности Я. М. Юровский держал в кармане брюк револьвер Нагана). У Г. П. Никулина и П. С. Медведева — револьверы Нагана. М. А. Медведева (Кудрина) — пистолеты Браунинга мод. 1900 и Кольта М1911. У П. З. Ермакова — три револьвера Нагана.
Ко всему прочему, пулемётчик Внутренней охраны ДОН — А. Г. Кабанов признал, что также принимал непосредственное участие в расстреле, о чём годы спустя поведал в своих воспоминаниях: «Разрядив свой наган по приговорённым, я побежал на чердак и прилёг к пулемёту…». Значит, плюс ещё один Наган.
Со слов Г. П. Никулина известно, что в убийстве Царской Семьи принимало участие восемь человек. Об участии вышеназванных шестерых можно сказать с уверенностью.
А вот о личности ещё двух предполагаемых убийц, — сотрудниках ЧК С. А. Бройде и А. Я. Биркенфельде (А. Т. Парупе), — автору стало известны со слов историка-архивиста М. М. Медведева, которому о них рассказал его отец — М. А. Медведев (Кудрин).
О том, каким оружием были вооружены эти люди, каких-либо упоминаний не сохранилось. Однако думается, что С. А. Бройд, как наиболее молодой чекист, был вооружён револьвером Нагана. А вот А. Я. Биркенфельд вполне мог иметь в своём распоряжении более престижное оружие, каким в то время мог являться пистолет Кольта мод. 1903 г. калибра .32, (7,65 мм), так называемой карманной модели, получивший до начала Первой мировой войны самое широкое распространение. А почему именно этот пистолет? Да потому что на тот момент только он, единственный из 7,65-мм пистолетов под стандартный патрон Браунинга, имел левые нарезы. Это косвенно подтверждается материалами следствия, в котором изъятые пули со следами левых нарезов означены как «пули к пистолету американского производства».

Пистолет Кольта мод. 1903 г. калибра. 32

Таким образом, подведя некоторые итоги, мы можем смело сказать, что убийцы явные и предполагаемые были вооружены нижеследующим оружием:
— Я. М. Юровский — пистолетом Маузера и револьвером Нагана;
— Г. П. Никулин — револьвером Нагана;
— П. С. Медведев — револьвером Нагана;
— М. А. Медведев (Кудрин) — пистолетами Браунинга мод. 1900 и Кольта;
— П. З. Ермаков — тремя револьверами Нагана;
— А. Г. Кабанов — револьвером Нагана;
— С. А. Бройдт — револьвером Нагана;
— А. Я. Биркенфельд (А. Т. Паруп) — пистолетом Кольта мод. 1903 г.
Теперь далее. Из всего перечисленного оружия каждый из убийц мог произвести следующее количество выстрелов:
— Я. М. Юровский — 10+7, то есть — 17;
— Г. П. Никулин — 7;
— П. С. Медведев — 7;
— М. А. Медведев (Кудрин) — 7+7, то есть — 14;
— П. З. Ермаков — 7+7+7, то есть — 21;
— А. Г. Кабанов — 7;
— С. А. Бройд — 7;
— А. Я. Биркенфельд (А. Т. Паруп) — 7.
Итого — 87 выстрелов (максимально).

Пистолет Браунинга мод. 1903 г.

Со слов Я. М. Юровского получается, что он расстрелял все 10 патронов из своего «маузера», а также все семь из своего «кольта». Однако в ходе следствия было выявлено всего лишь три пули калибра 7,63 мм. И одна пуля калибра 11,43 мм. А так как пробить двери кладовой в двух местах могли только пули «маузера», то значит предполагаемое количество выстрелов, произведённых Я. М. Юровским из этого оружия, соответствует не менее чем четырём. Со слов П. С. Медведева мы также знаем и то, что он также произвёл не менее двух-трёх выстрелов из «нагана» в голову Наследника Цесаревича.
Итак, следуя простому подсчёту, получается, что Я. М. Юровский произвёл не менее семи выстрелов.
Говоря об участии Г. П. Никулина, можно сказать, что он произвёл из своего «нагана», от одного до семи выстрелов (на самом же деле, выстрелив всего раз в Наследника Цесаревича, он, не в силах выдержать взгляда раненого ребёнка, выбежал на улицу). То есть всего один выстрел.
Что же касается П. С. Медведева, то в силу стечения обстоятельств в цареубийстве он не участвовал. То есть — 0 выстрелов.

Винтовка Винчестера со штыком

О количестве выстрелов, произведённых М. А. Медведевым (Кудриным), стало известно из его же собственных воспоминаний, благодаря которым мы знаем, что пять выстрелов из своего «браунинга» он произвёл в Государя, один — в доктора Е. С. Боткина и ещё один в кого-то из жертв. А единственным выстрелом из своего «кольта» оборвал жизнь Великой Княжны Татьяны Николаевны. То есть всего восемь выстрелов.
О том, сколько выстрелов произвёл по своим жертвам П. З. Ермаков, стало известно также из воспоминаний М. А. Медведева (Кудрина), который прямо указал на то, что, расстреляв патроны в двух револьверах, он «стреляет из третьего «нагана». И опять-таки, округляя количество выстрелов до максимального количества, можно на время представить, что П. З. Ермаков расстрелял патроны не менее чем из двух револьверов. То есть произвёл по своим жертвам не менее чем 16–17 выстрелов.
Количество выстрелов, произведённых А. Г. Кабановым, также не подлежит сомнению, так как с его же собственных слов, приводимых немного выше, он полностью «разрядил» свой «наган» «по приговорённым». То есть произвёл семь выстрелов.

Комната убийства и стена расстрельной комнаты

Куски дерева с пулями из стены

Что же касается С. А. Бройда, то если его участие в расстреле и вызовет сомнение у некоторых читателей, то смею заметить, что в нашем случае это никак не изменит суть рассматриваемого вопроса. Ведь если и не он, так кто-нибудь другой, вооружённый револьвером Нагана, стрелял в ту ночь в этой полуподвальной комнате… Так что вполне можно допустить, что и С. А. Бройд выстрелил из своего «нагана» семь раз.
И, наконец, А. Я. Биркенфельд (А. Т. Паруп), участие которого в убийстве также может вызвать сомнения. И, тем не менее, одна пуля от предполагаемого автором пистолета Кольта мод. 1903 г. была обнаружена следствием в 1918 году и ещё три в ходе эксгумации останков Романовых и их слуг в 1991 году. Поэтому, как и в предыдущем случае, можно также на время предположить, что А. Я. Биркенфельд выстрелил из своего пистолета не менее четырёх раз.
В ходе простого подсчёта несложно убедиться, что общее число выстрелов по жертвам составило уже 51–52, а не 87, как было при нашем изначальном подсчёте. А так как мы умышленно увеличили число таковых, то их реальное количество будет колебаться от 55 до 57 выстрелов. Мы также знаем, что общее количество следов от пуль, оставленных в комнате убийства и зафиксированных следствием, составляет число 33. Поэтому, подводя итог нашим исследованиям, с учётом обнаруженных в 1918, 1991, 1993, 1998 и 2007 году пуль, можно смело сказать о том, что по Царской Семье и её верным слугам было произведено не менее 55–65 выстрелов из пяти видов оружия.
Единственное, что на сегодняшний день представляет загадку, — это две пули калибра 9 мм стандартного патрона 9 mm Browning long, которые были обнаружены вместе с фрагментами останков Наследника Цесаревича Алексея Николаевича и Великой Княжны Марии Николаевны. Так как до настоящего времени совершенно не ясно, кому мог принадлежать стрелявший этими патронами пистолет Браунинга мод. 1903 г. и как эти пули оказались в кострище, в котором были обнаружены эти останки…

Пули из комнаты убийства

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий