Рекордсмен. Патрон 7,62х54

Отечественный винтовочный патрон 7,62×54

Сочетание боевых характеристик 7,62-мм винтовочных патронов — мощности, веса, размеров, поражающей способности пули и дальности эффективной стрельбы — является причиной того, что такие патроны были и по-прежнему будут одними из основных в системе стрелкового вооружения армий всех стран мира. Несмотря на большое разнообразие винтовок и пулемётов, сами винтовочные патроны достаточно консервативны по своим базовым размерам, баллистике и конструкции. И самой заметной модернизации подвержены в основном пули таких патронов. Поэтому «штатные» модели являются «долгожителями» и не претерпели принципиальных изменений со времён своего рождения до наших дней.

Среди «патронов-долгожителей» есть свой рекордсмен — это наш 3-линейный «мосинский» патрон с выступающей закраиной, сохранивший форму гильзы до настоящего времени. О Высочайшем Утверждении патрона и принятии его на вооружение Русской Армии было объявлено в позапрошлом веке, 127 лет тому назад. Интересно, а каковы были основные характеристики 3-линейного патрона обр. 1891 г.? В какой мере они отличаются от современных? И насколько «современным» является наш патрон 7,62×54, в какой мере он удовлетворяет современным требованиям и «препятствует» перспективам развития отечественного пулемётно-винтовочного вооружения?

Копия стр.-2 из инструкции П.П.К. 1892 г.. Журнал Калашников

Копия стр.-2 из инструкции П.П.К. 1892 г.

Чертёж 3-лин. патрона.. Журнал Калашников

Чертёж 3-лин. патрона из Инструкции П.П.К. 1892 года

Для ответа на первую часть вопроса воспользуемся первоисточником — у нас в руках оригинал «Инструкции для приёма от частного патронного завода металлических 3-х линейных патронов…» 1892 года, которая предназначалась для частного купца 1-й гильдии фон Гилленшмидта патронного завода в Туле, основанного в 1890 году с «утверждённой» производительностью 30 млн. патронов в год, из чего нетрудно посчитать его ежедневную или ежемесячную выработку.

Эта «Инструкция» не что иное, как самые первые технические условия на выпуск 3-линейных патронов, официальный документ «Патронной Поверочной Комиссии», который состоит из напечатанной типографским способом Инструкции с 23 Приложениями, всего на 152 листах, а также аккуратно подшитыми копиями рукописных Журналов Отдела по оружейной части Артиллерийского комитета Исполнительной комиссии по перевооружению армии Главного артиллерийского управления Военного министерства за период с 20 сентября 1892 г. до 3 сентября 1896 г. Эти «Журналы», в своей резолютивной части, являлись официальными извещениями об изменениях правил и требований при производстве, приёмке и укупорке патронов. Достаточно подробно содержание Инструкции приведено в первой книге монографии «Боевые патроны стрелкового оружия» В. Н. Дворянинова.

«Инструкцией» предписывались, что выпущенные патроны должны были поверяться ежедневно, для чего из каждой предъявляемой к приёмке партии Поверочная Комиссия брала «из разных ящиков, лотков или сборок, но без выбора до пяти тысяч патронов, которые и подвергались поверке и испытаниям, перечисленным в следующем пункте [§ 3]».

Величина порохового заряда определялась для каждой отдельной партии пороха индивидуально из условия, что «средняя начальная скорость из 20 выстрелов заключалась в пределах от 610 до 620 м и давление пороховых газов не превосходило 2500 атмосфер в среднем». Отступление в весе от подобранного таким образом нормального заряда в патронах валового снаряжения допускалось в обе стороны не более 0,02 г.

Требования по допустимому разбросу начальных скоростей пуль были очень строгими. Согласно приложению № 18, при средней скорости 610–620 м/с. «разнообразие скоростей» не должно было превосходить 25 м/с для каждой серии из 20 выстрелов. Причём было указано: «До сего времени об однообразии отдельных скоростей при стрельбе 3-лин. патронами, снаряжёнными бездымным порохом, судили по наибольшей разности наблюдённых скоростей. Такой способ суждения не даёт верной оценки действительных качеств пороха и был установлен лишь временно, а потому ныне следовало бы: По имеющимся результатам опытов определять величины наибольших допускаемых вероятных отклонений отдельных скоростей от средней начальной скорости, как это было установлено для прежнего ружейного пороха [дымный порох „с бурым углём“, для которого вероятное отклонение было установлено в размере 2,5 м/с]…». И далее: «ввиду неимения ещё до настоящего времени цифровых данных, могущих установить величины наибольших допускаемых вероятных отклонений отдельных скоростей от средней, до разработки этого вопроса… считать результаты стрельбы удовлетворительными, если [приводится допускаемое разнообразие скоростей, указанное выше].

Немецкие 7,9-мм патроны. Журнал Калашников

Немецкие 7,9-мм патроны к винтовке Маузер обр. 1888 г.: слева — первоначальный, справа — окончательной конструкции

Этот «временный» способ просуществовал в отечественной практике в течение очень длительного времени. Так, например, в конструкторскую документацию на 5,45-мм патроны 7Н6 требование о величине среднего вероятностного отклонения начальной скорости полёта пуль было введено лишь с 1988 года, в размере 6,5 м/с для серии из 10 выстрелов. При этом современные ТУ на винтовочные патроны, по-прежнему нормируют допускаемую разницу начальных скоростей ∆V = 35 м/с в серии из 10 выстрелов, а не вероятностное отклонение.

Вопросам кучности стрельбы в Инструкции 1892 года относятся три фрагмента — непосредственно § 19 требований раздела «Приёмка патронов» и правила, изложенные в Приложениях № 19 и 20. Приводя их содержание к современному языку и привычным нам терминам, они сводились к следующему:

— Стрельба производилась «опытными стрелками из рядовых исправных, пристреленных и хорошего боя 3-лин. винтовок образца 1981 г. патронами, снаряжёнными машинным способом порохом из разных партий со станков».

— Шестью сериями по 20 выстрелов на дистанцию в 400 шагов (284 метра) или 200 шагов (142 метра).

— Винтовки подлежали чистке после каждых 60 выстрелов.

— Для каждой серии определялись «радиус лучшей половины всех выпущенных пуль» (R50) и «наибольшее отклонение от средней точки поражения» (R100). Правила определения этих параметров были аналогичны современным.

Чертёж 3-х лин. гильзы, пули и капсюля. Журнал Калашников

Чертёж 3-х лин. гильзы, пули и капсюля из Инструкции П.П.К. 1892 года. Видны внесённые красной тушью изменения (за период до 1896 года)

Чертёж патронника ствола калибра 0,300 дюйма. Журнал Калашников

Чертёж патронника ствола калибра 0,300 дюйма из Инструкции П.П.К. 1892 года

В 1892 году партия признавалась годной, если значение R50, «выведенное из 18 отдельных радиусов [то есть, среднее по 18 сериям] не превосходило для дистанции 400 шагов — 12 сантиметров, а при валовой выделке патронов — 14 сантиметров…».

Рассеивание (кучность) современных отечественных винтовочных патронов (ЛПС) поверяется стрельбой из жёстко закреплённого баллистического оружия на 300 м тремя сериями по 20 выстрелов в каждой. При этом среднее значение R50 не должно превышать 9 см. До конца 70-х годов ХХ века этот норматив составлял 10,5 см.

Ещё одним извечным вопросом, который можно прояснить, используя «Инструкцию П.П.К. 1892 года» как самого объективного «свидетеля» — это глубоко укоренившееся утверждение, что русский винтовочный патрон был рождён таковым, с выступающей закраиной, поскольку это позволяло изготавливать и патрон и винтовку с пониженным качеством и более широкими допусками, что было вызвано и диктовалось крайней технологической отсталостью русских патронных и оружейных заводов.

Для начала надо сказать, что для патрона с гильзой с выступающей закраиной (из-за реализуемого таким образом принципа его фиксации в патроннике оружия) требования к точности изготовления действительно могут быть ниже, чем при других схемах. Но выбор формы гильзы 3-лин. патрона 1891 г. был продиктован исключительно конструктивными соображениями и допустимые технологические послабления были следствием, а не причиной такого выбора.

Что касается точности изготовления патрона, то реальную картину даёт анализ его чертежей и построительных таблиц, приведённых в Инструкции. Например, допуск на размер (длину) от закраины до дульца (начало ската) гильзы составлял пять тысячных дюйма (0,127 мм), а допуски на внешние диаметры гильзы — от двух до трёх тысячных дюйма, то есть от 0,051 до 0,076 мм.

Согласно современным требованиям, например, чертежа патрона 7,62×39, допуски на размеры внешних диаметров гильзы составляют 0,05 мм, а допуск на размер (длину) от торца гильзы до начала и окончания ската гильзы — 0,2 мм.

Интересно, что знакомясь с чертежом патронника 3-лин. винтовки октября 1890 г., также приведённого в Инструкции П.П.К., можно видеть, что допуски по диаметрам составляли одну тысячную дюйма, то есть 0,025 мм. Для сравнения — аналогичные допуски патронника для 7,62-мм патрона обр. 1943 г. равны 0,05 мм…

Таким образом, делать особый акцент на вынужденно низкой точности изготовления как 3-лин. патронов, так и оружия, как минимум некорректно. Допуски же по патроннику, с современной точки зрения, даже можно назвать чрезмерно жёсткими.

Как известно, в Германии в ноябре 1888 года был принят «необычный», по сравнению с патронами всех других государств винтовочный патрон 7,92×57, гильза которого имела проточку вместо выступающей закраины. Но немногим известно, что первоначальный вариант этого патрона имел гильзу традиционной формы. Конструктивно она была аналогична 11,5-мм германскому патрону обр. 1871 г., с выступающей закраиной и состояла из двух частей — корпуса гильзы (бочонка) и дна с капсюльным гнездом и проточкой на её наружной поверхности, предназначенной для загибки в неё нижнего края корпуса (бочонка) гильзы при сборке. В итоге гильзы могли получаться с канавкой в месте подгибки краёв корпуса в проточку дна гильзы. Именно это навело немецких конструкторов на мысль использовать для экстракции гильзы подобную канавку вместо выступающей закраины. Для предохранения же патрона от смещения при ударе по капсюлю ударника при выстреле, в качестве упора вместо выступающей закраины стал использоваться скат гильзы.

Именно такая конструкция является сегодня традиционной для всех современных патронов. Но в конце 1880-х годов преимущество такой конструкции не было очевидным — гильза получалась несколько тяжелее и длиннее. Кроме этого, хотя технологически изготовление проточки не составляло никакой проблемы, в техпроцесс изготовления такой гильзы требовалось введение дополнительной операции на токарном оборудовании. Для Германии это не было «новостью» — их старые патроны уже имели двухсоставную сборную гильзу и подобная операция в технологии присутствовала. Для других же стран, включая Россию, принятие подобной формы означало бы усложнение и удорожание производства патронов относительно традиционных. А бесспорные преимущества гильз новой формы в те годы были не столь очевидными и подтвердились лишь несколько десятилетий спустя.Поэтому выбор конструкции гильзы русского 3-линейного патрона с выступающей закраиной для 1891 года был вполне понятным и оправданным, особенно учитывая отставание в то время Российской Империи от других стран с принятием на вооружение новых «пачечных винтовок уменьшенного калибра».

Но возникает вопрос: как оценивать сохранившуюся до сих пор эту «архаичную» выступающую закраину и что с ней делать?

С одной стороны, совершенно очевидным является факт, что такая форма гильзы менее удобна для конструкций современного автоматического оружия и должна отрицательно влиять на их надёжность и технологичность производства. Но именно российские оружейники «виноваты» в том, что сумели создать оружие, которое несмотря на эти проблемы стало признанными во всём мире эталоном надёжности стрелкового оружия, не превращаясь при этом в загадочные и непостижимые «часы с кукушкой».

С другой стороны, простая замена формы закраины гильзы на проточку, как более удобную и «современную», сама по себе никак не может сказаться на боевой мощи патрона, которую определяют баллистика и конструкция пули. А в этой части к «старине» 7,62×54R предъявить претензии сложно — его постоянно модернизировали в соответствии с изменяющимися и всё возрастающими требованиями времени. Самые «молодые» из них, 7Н26М и 7Н37 — яркий то-му пример. В результате сегодня 7,62-мм отечественные пулемётно-винтовочные патроны включают в себя полную номенклатуру пуль различного назначения и полностью соответствуют современным требованиям.

Но что будет завтра? В какой степени закраина препятствует прогрессу и насколько проще добиться желаемого результата, если гильза была бы с проточкой? Ответ прост — никак не препятствует и совсем не проще. Дело в том, что, по мнению специалистов, современные патроны в своей классической конструкции и при сохранении калибра, формы и размеров исчерпали возможности модернизации. И рассчитывать на дальнейшее ощутимое повышение их боевой эффективности простыми методами уже невозможно.

Очевидно, что для принципиального шага вперёд потребуется создать что-то новое как в части боеприпасов, так и оружия. То есть — перевооружение, которое имеет смысл при получении преимущества хотя бы в 1,5 раза, как уже неоднократно подсчитано экспертами разных стран.

Книга Боевые патроны стрелкового оружия. Журнал Калашников

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий