Альтернатива ППШ?

В этой статье речь пойдёт о неизвестных страницах истории разработки советских пистолетов-пулемётов времён Великой Отечественной войны.

Написать эту статью нас побудило письмо нашего постоянного читателя Михаила Грифа, приславшего копию любопытного документа из фонда Парткома завода № 19 им. Сталина (г. Молотов), хранящегося в Пермском Государственном архиве новейшей истории. Содержание документа настолько необычно, что он заслуживает публикации в полном объёме.

документ из фонда Парткома завода № 19 им. СталинаИтак, перед нами стояла задача установить, что же скрывается за таинственной аббревиатурой ППЗ и кто был его автором. Почти полгода ушло на переворачивание пыльных фолиантов семидесятилетней давности, и вот уже вся история создания отечественных пистолетов-пулемётов предстала перед нами во всём своём драматизме. Причём начиналась она достаточно стандартно — появлялась потребность в новом виде оружия и партия (ВКП (б)) поручала решение задачи именитым конструкторам — оружейникам, которые в меру своих творческих сил её выполняли. А вот с началом Великой Отечественной войны ситуация меняется коренным образом.

Малочисленность и недостатки штатных отечественных пистолетов-пулемётов побудили к их разработке в инициативном порядке не только профессионалов, но и конструкторов непрофильных направлений и широкие массы разного рода рационализаторов. Некоторые представители всех этих категорий добились впечатляющих результатов, доведя свои «детища» аж до уровня полигонных испытаний (среди которых, кстати, был и ставший в последствии всемирно знаменитым самодеятельный конструктор-энтузиаст М. Т. Калашников). Но обо всём этом мы расскажем как-нибудь позже. А пока попробуем разобраться, кто скрывался за загадочной буквой «З» в сокращённом наименовании пистолета-пулемёта.

Пистолет-пулемёт Зайцева первой модели вид справа

Пистолет-пулемёт Зайцева первой модели вид справа

Задачу сильно упростило упоминание в документе предприятия-разработчика ОКБ-16 НКВ (кстати, основной задачей которого было создание не пехотного, а пулемётно-пушечного вооружения самолётов) и временной период описываемых событий (февраль-март 1942 г.). Ответ нашёлся в материалах комиссии по проведению первых конкурсных испытаний пистолетов-пулемётов под председательством военинженера 2-го ранга Охотникова (Акт от 27.03.42 г.), прошедших в период с 25 февраля по 5 марта 1942 г. Тогда испытаниям подвергались следующие опытные образцы — Шпагина облегчённый, Дегтярёва модернизированный, два образца Артакадемии (первый образец Безручко-Высоцкого, второй Меньшикова и Шкворнева), образец Северо-Западного фронта и два образца ОКБ-16 конструкции его сотрудника (!) Е. Г. Зайцева. Другим конструктором пистолета-пулемёта, фамилия которого начиналась на букву «З» мог бы быть Зубков, но он представил свою очень оригинальную конструкцию почти на полтора года позже — в июле 1943 г. Вот тут-то уместно вернуться к истокам этих работ.

Полная разборка пистолета-пулемёта Зайцева первой модели

Полная разборка пистолета-пулемёта Зайцева первой модели

В августе 1941 г. Управлением стрелкового вооружения ГАУ КА была утверждена документация серийного производства (чертежи и ТУ) на изготовление и приёмку 7,62-мм пистолета-пулемёта обр. 1941 г. (ПП-41). К началу ВОВ ПП-41 конструкции Шпагина удовлетворял требованиям по кучности стрельбы и пробивному действию пуль, но имел ряд рекламаций от войсковых частей. В них отмечались:
–большой вес как оружия, так и магазина;
–недостаточно портативен. С присоединённым магазином неудобен при переноске и переползаниях;
–смена магазина затруднена, особенно ночью и в движении;
–магазин не взаимозаменяем и чувствителен к загрязнению;
–слаба возвратно-боевая пружина (при стрельбе вверх имеют место отказы);
–высок темп стрельбы;
–наблюдались случаи самооткрывания крышки ствольной коробки при переноске и в связи с этим утери затвора;
–нарезка шкалы прицела до 500 м излишняя.

Пистолет-пулемёт Зайцева второй модели вид слева

Пистолет-пулемёт Зайцева второй модели вид слева

Кроме того стало очевидно, что он не экономичен, поскольку трудоёмок (7,5 станко-часов) и имеет большой отход металла при обработке (60–70% по весу). Эти факторы в период войны выдвинулись на передний план, и то, что ещё совсем недавно считалось почти эталоном, вдруг подверглось переоценке.

И, наконец, ПП-41 (по сравнению с германским МР-40) оказался не универсальным, т.к. не обеспечивал стрельбу из танков из-за наличия кожуха ствола и постоянного приклада. Введение коробчатого магазина не решило всех поставленных задач, и большинство недостатков не было устранено. Рекламации со стороны войск и экономический фактор поставили на повестку дня вопрос о конструировании образца более лёгкого, удобного в боевом применении, с легко сменяемым магазином, надёжного в любых условиях службы и значительно более простого в производстве, но не уступающего ПП-41 по боевым качествам. Именно поэтому «родились» ТТТ 1942 г., формулировавшие желательный облик перспективной системы:
–вес с носимым запасом патронов (6 магазинов по 32 патрона) не более 6,0–6,5 кг;
–вес образца без магазина не более 2,5–3,0 кг;
–вес шести пустых магазинов около 1,5 кг;
–темп стрельбы 400–500 выстр./мин;
–наличие компенсатора, кроме того исключающего попадание грязи и снега в ствол;
–ствольная коробка по возможности должна была быть максимально герметичной;
–смена и снаряжение магазина должны производиться быстро и удобно в любых положениях стрелка и в любое время года и суток;
–основная масса деталей должна изготавливаться штамповкой без последующей мехобработки при мощности прессового оборудования не более 70–80 т и при отсутствии сложных штампов. На один образец допускается не более 3,5 станко-часов;
–отход металла при изготовлении не свыше 40%;
–основная масса деталей должна изготавливаться из горячекатанной листовой стали марок 20–35. Качественные высокоуглеродистые стали могут быть применены только для изготовления ответственных деталей. Легированные стали использоваться не должны.

Полная разборка пистолета-пулемёта Зайцева второй модели

Полная разборка пистолета-пулемёта Зайцева второй модели

Несомненно, что эти требования диктовались как реалиями экономики военного времени, так и опытом боевой эксплуатации пистолетов-пулемётов (том числе и трофейных). Именно поэтому в большинстве опытных конструкций этого периода в той или иной степени прослеживаются лучшие черты немецкого МР-40. Причём о слепом копировании даже речи быть не может. «Изюминку» конструкции МР-40 — практически безударную работу автоматики (производство выстрела на выкате затвора и применение специального телескопического пружинно-пневматического возвратного механизма), обеспечивающую низкий темп стрельбы — всего порядка 400 выстр./мин и стабильность положения оружия в процессе очереди, никто брать на «вооружение» не стал. И дело тут не в экономическом или технологическом плане, а в жёстких требованиях по безотказности в различных условиях эксплуатации, реализовать которые возможно лишь имея некий излишний для нормальных условий запас энергии подвижных частей автоматики. Издержками безотказности являются повышенный темп стрельбы и чётко выраженные удары подвижных частей в крайних положениях, отнюдь не способствующие достижению рекордных показателей кучности стрельбы (особенно очередями). Отсюда и требование по обязательному наличию компенсатора несколько нивелирующего этот эффект. Что же собой представляли поставленные на испытания пистолеты-пулемёты?

Чертёж пистолета-пулемёта Зайцева второй модели

Чертёж пистолета-пулемёта Зайцева второй модели

Образец Северо-Западного фронта оказался по существу аналогом «старого доброго», но, извините уж за тавтологию, устаревшего к тому моменту ППД-34. ППД с коробчатым магазином на 25 патронов был изготовлен в мастерских СЗФ с незначительными изменениями — ударный механизм был заменён жёстким бойком, а фрезеровка отверстий кожуха заменена сверловкой круглых отверстий. Эти изменения позволили снизить вес системы на 0,12 кг.

Чертёж немецкого пистолета-пулемёта МР-40

Чертёж немецкого пистолета-пулемёта МР-40. Прочувствуйте разницу по сложности конструкции по сравнению с ППЗ

Облегчённый пистолет-пулемёт Шпагина имел следующие отличия от валового ПП-41:
–спусковой механизм без переводчика на одиночный огонь;
–снят кожух, а на дульной части ствола установлен компенсатор;
–упрощён секторный прицел (нарезка до 300 м);
–предохранитель и защёлка магазина изготовлены штамповкой;
–магазин коробчатый на 40 патронов.

Эти изменения уменьшили вес образца на 0,26 кг.

Модернизированный пистолет-пулемёт Дегтярёва отличался от валового ППД-40:
–наличием откидного приклада;
–упразднением функции одиночного огня;
–новой конструкцией предохранителя (поворачивающаяся втулка на рукоятке затвора);
–прицелом с двумя откидными щитками на 150 и 300 м;
–ствольная коробка изготовлена заодно с кожухом, а затыльник со спусковой коробкой;
–большинство деталей изготовлено штамповкой из листовой стали;
–магазин коробчатый на 30 патронов.

Таким образом, общий вес по сравнению с ППД-40 уменьшился на 0,27 кг.

Пистолет-пулемёт Артакадемии конструкции Безручко-Высоцкого сочетал принцип открывания ствольной коробки ППШ-41 с рядом конструктивных особенностей немецкого МР-40. Образец очень лёгкий и простой в технологическом плане. Спусковой механизм без переводчика на одиночный огонь. Затвор с жёстким бойком. Прицел с перекидным целиком на 100 и 200 м. Магазин коробчатый на 35 патронов. Приклад откидной металлический по типу МР-40. Предохранитель — фигурный вырез на ствольной коробке и движок на рукоятке затвора. Снабжён компенсатором с отводом газов вверх и упором для стрельбы из щелей.

Пистолет-пулемёт Зайцева третьей модели вид справа

Пистолет-пулемёт Зайцева третьей модели вид справа

Пистолет-пулемёт Артакадемии конструкции Меньшикова и Шкворнева представлял собой упрощённую конструкцию «а-ля МР-40». Тип прицела с двумя перекидными щитками на 100 и 200 м. Рукоятка затвора расположена на левой стороне оружия. Вместимость коробчатого магазина 25 патронов. Откидной приклад и предохранитель по типу МР-40. Снабжён фибровым буфером, компенсатором с выводом газов вверх и упором для стрельбы из щелей.

Пистолеты-пулемёты ОКБ-16 конструкции Е.Г. Зайцева обоих модификаций конструктивно практически идентичны. В дизайне второй модификации заметно влияние немецкого МР-40. Так же как и все вышеописанные пистолеты-пулемёты, образцы Зайцева работали на принципе свободной отдачи затворов. Для стрельбы использовались штатные магазины ППШ-41. Предохранитель флажковый, блокировал спусковой крючок. Ударник жёстко закреплён в чашечке затвора. Выбрасыватель согнут из проволоки. Функцию отражателя стреляных гильз выполнял передний конец направляющей возвратно-боевой пружины. Для поглощения избытка энергии затвора в крайнем заднем положении был предусмотрен резиновый буфер. Первая модификация имела постоянный диоптрический прицел на 100 м, жёсткий металлический приклад и рукоятку перезаряжания с правой стороны ствольной коробки, вторая — перекидной целик-щиток на 100 и 200 м, складной приклад по типу МР-40, отъёмную рукоятку перезаряжания с левой стороны и компенсатор по типу ППШовского, насаженный на дульную часть ствола.

Полная разборка пистолета-пулемёта Зайцева третьей модели

Полная разборка пистолета-пулемёта Зайцева третьей модели

Выводы комиссии по проведению испытаний были достаточно лояльны и объективны:
–в большинстве образцов учтены положительные стороны трофейного МР-40, заметна тенденция к технологическому упрощению и облегчению систем;
–по кучности преимущество остаётся за более тяжёлыми образцами Зайцева второй модели, ПП-41, МР-40;
–практическая скорострельность у всех образцов равноценна;
–в отношении удобства обращения и стрельбы ни один образец не удовлетворяет современным требованиям;
–по безотказности работы автоматики испытания выдержал только образец Безручко-Высоцкого;
–по живучести ни один образец испытаний не выдержал.

Заключение комиссии санкционировало доработку образцов Безручко-Высоцкого и Дегтярёва с указанием конкретного срока на производство этих работ — до 5.04.42 г. Одновременно констатировался очевидный факт неправильной постановки задачи комиссии, что обеспечило ППШ долгую «жизнь»: «… ставить вопрос о замене ПП-41 каким-либо другим образцом в настоящее время не своевременно, т. к. он, его детали и комплектующие изготавливаются сотнями предприятий во всех концах Советского Союза». Однако самый интересный пункт заключения относится именно к образцам Зайцева: «… оба образца Зайцева конструктивно отличаются от остальных существующих образцов устройством затыльника с буфером, спускового механизма с предохранителем и выбрасывателя упрощённой технологии, и как раз эти детали показали неудовлетворительную работу».

Схема работы предохранителя ППЗ первой и второй моделей

Схема работы предохранителя ППЗ первой и второй моделей

Казалось бы, всё на этом. Ан нет. ОКБ-16 в инициативном порядке санкционирует дальнейшую доработку зайцевского образца, который принимает участие во вторых конкурсных испытаниях проходивших с 20.04 по 12.05.42 г. ППЗ третьей модификации отличался от второй следующим:
–уменьшенной толщиной стенок ствола и ствольной коробки;
–на стволе появилось кольцо крепления штыка;
–впереди зева магазина установлена рукоятка удержания;
–изменены целик и крепление затыльника;
–предохранитель перенесён на рукоять затвора как у ППД;
–рукоять затвора неотъёмная и перенесена на правую сторону;
–увеличен ход затвора на 11 мм за счёт уменьшения длины буфера.

Благодаря этим изменениям вес системы снизился с 3,80 до 3,05 кг.

Однако все усилия были напрасны — «на сцене уже царили» две практически равноценные конструкции уже знакомого Безручко-Высоцкого и пока ещё неизвестного А. И. Судаева.

Заключение второй комиссии было безжалостным: ППЗ по сравнению с другими образцами (в отличие от него), выдержавшими полигонные испытания, никакими преимуществами не обладает. Единственное преимущество самого первого образца т. Зайцева — технологическая простота — сведено к нулю отчасти самим автором, постепенно усложнившим свой образец, отчасти появлением новых образцов, с конструктивной и технологической сторон превосходящих его образец. Поэтому комиссия считает возможным и необходимым рекомендовать автору дальнейшие работы с данным образцом прекратить. Несколько удивителен факт заказа ОКБ-16 достаточно большой партии ППЗ ещё до получения официальных результатов первых конкурсных испытаний. Тем более что ещё не прошло и полгода с момента расстрела бывшего директора- главного конструктора ОКБ-16 Я. Г. Таубина, обвинённого во вредительстве и в перерасходе денежных средств при создании новых образцов. Тут явно чувствуется «партийная рука», санкционировавшая этот заказ. Видимо, нужно учитывать и тот факт, что армия в «учебном» 1942 г. остро нуждалась буквально во всём. И даже старое учебное оружие подвергалось ремонту и шло на вооружение вновь формируемых частей. Производство же ППШ хоть и превратилось из «тонкого ручейка в полноводную реку», всё ещё далеко не покрывало потребности армии.

Схема работы предохранителя ППЗ третьей модели

Схема работы предохранителя ППЗ третьей модели

Похожая ситуация повторится несколькими месяцами позже, при проведении вторых конкурсных испытаний под руководством Охотникова — на сцену выйдет А. И. Судаев и его по сути опытный образец ППС-42 будет поставлен на производство, не дожидаясь результатов окончательной доработки и принятия на вооружение. Да и уроки зимней кампании 1939–40 гг., когда в действующую армию «выгребли» всё, что могло стрелять очередями и годилось для ближнего боя (вплоть до опытных образцов), подтверждают это предположение. Официальным Решением ГАУ КА изготовленные ППЗ были запрещены «к боевому использованию», но не факт, что оно было выполнено. Кстати, офицеры ГАУ поступить по-другому не имели права в силу своих должностных обязанностей. Взяв «на себя» ответственность за боевое использование недостаточно безотказного образца, они предоставляли карательным органам великолепную возможность отличиться. И если ППЗ всё таки попали на вооружение дивизии Тимофеева «по велению» партии, то их следы следует искать в отчётности службы артснабжения о наличии вооружения в частях и подразделениях.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий