ВПО — Вперёд к Олимпу

фото — Татьяна Коробейник

Шесть утра, большой чёрный джип тормозит у подъезда. Я кладу в багажник карабин, рюкзак с патронами и сажусь в машину. Так начинается каждая суббота и каждое воскресенье моей жизни…

В сентябре 2016 г., сразу после чемпионата России по ружью, началась активная фаза подготовки к предстоящему чемпионату мира по карабину. Как и многим стрелкам, мне сначала предстояло определиться, с каким оружием выступать и как подготовить его соответствующим образом. На тот момент у меня имелось три карабина: два ВПО-140 и один ВПО-125. Ствол одного 140-го был порядком расстрелян и требовал замены. Второй 140-й тоже активно использовался и стоял на очереди на перествол с настрелом 12 000 выстрелов. Также я заранее подготовил ВПО-125 и успел его обкатать.
Исходя из текущих реалий, мною было принято решение отправить один ВПО-140 на замену ствола, и пока он находится в ремонте — осень-зиму — я собирался соответствующим образом подготовить ВПО-125 и тренироваться с ним. Затем, по приходу карабина из ремонта, обкатать его и весной перейти на тренировки из карабинов системы AR-15 (ВПО-140).
Так я сохранял ресурс матчевого и запасного карабинов, что в условиях санкций и соответствующего роста цен на запчасти стало как никогда актуально.

Машина свернула на подмосковную трассу. Судя по всему, мы успеваем проскочить до основных пробок, вызванных весенними дачниками. В который раз смотрю на заспанные, помятые лица людей в соседних машинах.
— Серёг, ещё раз, напомни, почему мы этим занимаемся?
— Потому что мы с тобой ненормальные. Вместо того, чтобы спать после пятничного похода в бар с друзьями или коллегами, мы встаём в выходной в 5 утра.
— Уже лет пять как.
— Да поболее…

Команда «Молот-open» (слева направо): Александр Шорваев, мастер спорта по практической стрельбе; Сергей Орлов, мастер спорта по практической стрельбе, член сборной России по карабину; Алексей Смирнов, кмс по практической стрельбе; Анастасия Черненко, мастер спорта по практической стрельбе, член сборной России по карабину; Татьяна Коробейник, мастер спорта по практической стрельбе, член сборной России по карабину

Как известно, эргономика и эксплуатационные характеристики АК и AR-15 существенно отличаются, и пришлось приложить немало усилий для доведения карабина на основе АК до приемлемого уровня. Не буду подробно останавливаться на деталях, о проекте подготовки ВПО-125 для практической стрельбы мы уже писали в одном из прошлых номеров журнала. Скажу лишь, что этот проект удался настолько хорошо, что я серьёзно задумался, не выступить ли на чемпионате мира именно с ним. По своим характеристикам ВПО-125, получившийся в результате модернизации, заметно превзошёл AR-15 по мягкости отдачи и снижению подброса ствола. Плюс ко всему, примерно в это же время возникла проблема с перестволом ВПО-140 и пришлось немного понервничать. Тренировки были интенсивными, в результате чего в самом начале зимы ВПО-125 выработал ресурс ствола, пришлось покупать нового «донора» и перекидывать на него весь обвес.
В начале апреля закончилась эпопея с заменой ствола на ВПО-140, и я перешёл на тренировки с ним. Собрал два абсолютно одинаковых карабина, один для тренировок, второй матчевый, и продолжил работу.

— Алло, Вячеслав, я вас не отвлекаю?
— Нет Александр, слушаю вас.
— Скажите есть ли в наличии патроны калибра .223, нам бы БПЗ, «экспанcивку», лак, 4 грамма, тысяч десять.
— Да, конечно, думаю, найдём, подъезжайте в магазин.
— Буду через полчаса.

Выбор матчевых патронов был обусловлен наличием некоторого запаса «Кентавра», выпуска 2013 г., с пулей Hornady. Естественно, были проведены тестовые отстрелы на кучность и проверку работы автоматики. Сюрпризов выявлено не было, «Кентавр» работал штатно.
Для тренировок прекрасно подошёл валовый БПЗ. Эти недорогие патроны также давали уверенные полторы-две угловые минуты, потому для целей подготовки вполне подходили. Самым важным было определиться с типом гильзы. Патронники всего нашего молотовского оружия прекрасно справились с любым покрытием гильзы, будь то полимер, латунь или лак. Поэтому в целях экономии и по причине несколько лучшей подачи из магазинов были выбраны патроны с лакированным покрытием.

300 метров пуля летит треть секунды, а человек с бронированным гонгом на плечах преодолевает это расстояние по стрельбищенской грязи за 8–9 минут. Расставить десяток гонгов на все дистанции даже вчетвером — непростая задача, которая занимает не менее получаса. За это время упахиваешься так, что никакой разминки просто не требуется: пульс за 130, а мышцы разогреты и напряжены.

Предсоревновательный период у меня продлился примерно полгода, за это время я увеличил количество тренировок до двух в неделю, что составило примерно 11 часов времени только на стрельбу. Примерно такое же количество времени уходило на подготовку самих карабинов, их обслуживание и, при необходимости, настройку. Наличие удобных стрельбищ в Московском регионе несколько упростило задачу подготовки, но и тут не обошлось без неприятных сюрпризов.
Иногда казалось, что все складывается против нас. Например, запланированные на майские праздники интенсивные тренировки чуть не были сорваны усилением мер безопасности и запретом на стрельбу в Московском регионе. В результате пришлось в срочном порядке искать доступное стрельбище, переносить всё туда, сокращать количество участников и корректировать тренировочные планы.

…Настя, карабин — он как птица, которую надо держать нежно, чтобы не задушить, но и твёрдо, чтобы она не улетела…

Тренировка в «карабине» носит очень разноплановый характер: с одной стороны, за время подготовки к «ружью» у нас уже сформировались навыки по манипуляциям с оружием, перемещениям и построению гейм-планов. С другой стороны, пришлось почти с нуля формировать навыки удержания оружия, а также формировать навыки стрельбы с колена и лёжа. Помимо этого надо было зазубривать баллистические таблицы, чтобы выносы на разных дистанциях применялись сами собой, бессознательно. Одним из плюсов явилось то, что высота расположения прицела на ВПО-140 и ВПО-125 оказалась одинаковой — вкупе с тем, что сами стволы были изготовлены в одном месте, положительно сказалось на совпадении баллистики. Потому тренировки с ВПО-125 были вдвойне эффективны, даже несмотря на отличие в архитектуре винтовок.

Бронегонг больно бьёт по плечу, а побитая пулями станина режет руку, даже в перчатке. На морозном ветру каждая царапина ноет гораздо сильнее. Я поставил гонг на отметке.
— Саня, на 5 шагов правее, ты закрываешь гонг на 250, — ожила рация.
Я оглянулся в сторону галереи, которая сейчас выглядела как узкая полоска света, окруженная серой предутренней мглой, и потащил гонг правее. Всё-таки мы не ненормальные, мы просто увлечённые.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий