В годах или выстрелах?

К вопросу о ресурсе первого ружья охотника

Совсем недавно на соревнованиях по охотничьей стрельбе, организованных «Питерхантом» в ССК «Невский» под Санкт-Петербургом, прошла стрелковая презентация турецкого гладкоствольного полуавтомата Kral M155. В числе прочего, сотрудники петербургского оружейного магазина «Барс», предоставившего ружьё, интересовались у стрелков их взглядами на долговечность охотничьего ружья. И знаете, они не нашли понимания у опрашиваемой аудитории…

С точки зрения отношения к оружию, современный охотник отличается от своего коллеги из советских времён, как покупатель «Весты» или «Поло» от счастливого обладателя «копейки» («Жигули» ВАЗ-2101) начала 70-х. В первую очередь, он изначально не смотрит на своё ружьё, как на нечто единственное и неповторимое и «на всю жизнь». Можно бесконечно долго рассуждать об особенностях психологии некоей мифической «фокус-группы» и конкретного индивидуума, но причина столь лёгкого взгляда на предмет обладания проста — наличие выбора. Более того, этот выбор в норме избыточен, а дополнительным побудительным мотивом к участию в «обменных процессах» является непрекращающийся процесс появления всё новых и новых предложений на рынке. В нашем случае речь идёт о прилавках российских оружейных магазинов.

На соревнованиях «Питерханта» в Санкт-Петербурге самозарядное газоотводное ружьё Kral М155, вынутое прямо из заводской упаковки опробовали стрельбой по летящим мишеням более 40 человек. Всего было сделано около 400 выстрелов без чистки и смазки. И без задержек и неисправностей

Работая в оружейном магазине в середине 90-х, я застал начало излёта советской покупательской идеологии, когда возрастной покупатель ещё приходил за своим иногда первым, но всегда последним (в планах) ружьём. Причём по аналогии с тогдашними обладателями «Жигулей», он был готов на бесконечный уход и отладку своего оружия, относясь к этому совершенно нормально.
Автомобилисты «сломались» раньше… Конечно, ещё некоторое время городские обладатели «иномарок» отечественного происхождения и недорогих «иностранцев» по инерции возили в багажнике инструменты и расходные жидкости, но надёжность современной техники, наличие информации о её грамотном обслуживании и доступность сервиса сделали своё дело.
В бюджетном сегменте охотничьих ружей перелом наступил в начале 2000-х, с появлением недорогих турецких ружей. Растянулся переходный период минимум на пять, а то и на десять лет, на протяжении которых росла компетентность турецких оружейников и фильтровались марки и модели, подходящие под российские реалии. Теперь именно в нижнем ценовом сегменте мы наблюдаем самый широкий ассортимент разномастных брендов, чьи ружья (в основном полуавтоматы 12 калибра) нормально работают, радуя владельцев точными выстрелами, надёжностью и безотказностью.
Но, казалось бы, чудес не бывает — откуда надёжность и функциональность в «бюджениках»? Тут всё просто — недорогой товар отличает от премиального не только цена, но и целый ряд факторов различной важности (ценность бренда в данном случае мы опустим). Это инжиниринг, технологии, материалы и пр. Можно даже говорить о таком совокупном понятии, как инновационность, забыв о дурном смысле слова, приданном ему отечественными чиновниками. Инновация «за недорого» — почти нонсенс, потому что на инновациях принято зарабатывать деньги, которые, в свою очередь, становятся основой рождения новых прорывных решений, меняющих облик потребительского продукта в той или иной области.
Но инновации, как рыба — они бывают «второй свежести». Отработав своё в дорогих сегментах, они спускаются вниз, придавая недорогим товарам ранее не присущие им свойства.
Так, например, было со стволами для нарезного оружия, качество которых ещё на рубеже веков существенно разнилось в зависимости от ценового сегмента. Со временем технология ротационной ковки и распространение ввиду удешевления высокоточного металлорежущего оборудования сделало производство «плохих» стволов мало разумным с экономической точки зрения. И теперь поперечник в 30 мм на 100 м подобранным патроном для бюджетного карабина совсем не редкость, тогда как году в 90-м нормой было значение раза в два-три больше.
А вот с используемыми материалами в оружии разных ценовых категорий всё обстоит несколько иначе. В первую очередь речь идёт о стальных и алюминиевых сплавах. Условно дорогие сплавы не просто прочнее, обладают лучшей износостойкостью или иными эксплуатационными качествами. В большинстве случаев и их механическая, термическая и т. п. обработка, в сравнении с дешёвыми материалами обходится существенно дороже — продолжительность работы оборудования, стоимость станков, инструмента, расходных материалов, квалификация работников. Таким образом, качество используемых материалов вместе с простыми (как правило) конструкторскими решениями, играет определяющее значение для уровня качества именно бюджетного оружия. Как в целом, так и отношении его надёжности, безотказности и ресурса.
Благодаря тому, что практически все современные «бюджетники» из той же Турции спроектированы на базе породистых «европейцев», с безотказностью у них проблем, в общем нет. С надёжностью ситуация похожая, хотя эта характеристика в большей степени зависит от качества изготовления отдельных деталей и узлов ружья, которое, в свою очередь влияет на ресурс. И именно о ресурсе гладкоствольного ружья мы поговорим поподробнее.
Для высококлассного регулярно тренирующегося стендовика или спортингиста ежегодный настрел в 25 000–30 000 выстрелов далеко не предел. Но эти цифры превращаются в совершенно фантастические применительно к нормальному, среднему охотнику. Более того, даже будучи разделёнными на десять, они не становятся хоть сколь-нибудь актуальными для обладателя первого ружья, купившего его для использования в качестве охотничьего.
Опросы, поведённые в оружейных магазинах Санкт-Петербурга среди владельцев охотничьих гладкоствольных ружей, позволяют говорить о том, что около 50% пользуются ружьём даже не каждый год, и лишь четверть опрошенных согласны отнести себя к регулярно практикующим стрелкам. В свою очередь, из этого числа только четвёртая часть респондентов на протяжении года делает из ружья более 500 выстрелов — то есть, примерно, 6–7%. И, самое интересное — среди последних практически нет стрелков, практикующих охоты и выезды на стенд со своим первым ружьём!
Думаю, что объяснение данному феномену следует искать в том самом выборе, который современный российский оружейный рынок предлагает охотнику.
Как правило, после приобретения своего первого ружья (обычно недорогого) массовый начинающий охотник определяется со своим отношением к охоте и стрельбе вообще на протяжении первых двух-трёх лет. По итогу ружьё может стать «недвижимостью» в оружейном сейфе, или подвигнуть владельца к более активному образу жизни.
Если это пара охот в год, да столько же выездов на стенд «за тарелочками» в преддверии сезона, то мысли о смене ружья навряд ли посетят владельца. Причём причина в данном случае не финансовая, а психологическая — охотник просто не получит возможности достаточно глубоко погрузиться в оружейный мир, не осмотрится в нём, не станет тонко настраиваться под окружающую обстановку.
В противном случае, заинтересовавшись арсеналом продвинутых коллег, раз приняв участие в соревнованиях, разбудив свои охотничьи инстинкты и амбиции, вчера ещё начинающий охотник рискует стать полноценной «жертвой рынка» в самом хорошем смысле этого слова. И в дальнейшем его задействованность в «гонке вооружений» зависит от толщины кошелька, азарта и присутствия/отсутствия здравого смысла. Происходить же всё будет уже не в сегменте бюджетных ружей.
В общем, если говорить о практическом смысле понятия «ресурс» применительно к бюджетному ружью, я бы считал приемлемым значение в 10 000 выстрелов избыточным. Причём под таким ресурсом я подразумеваю функционирование оружия с учётом возникновения несложных неисправностей, которые владелец ружья может устранить своими силами.
Разумной во всех отношениях цифрой для «бюджетного» ресурса мне представляется 5 000 выстрелов, которые усреднённый российский охотник не сделает и за 10 лет размеренной и даже охотничьей жизни. О крайностях, как исключениях, подтверждающих правило в данном случае рассуждать неуместно.
А вот о результатах стрелкового теста гладкоствольного газоотводного полуавтомата Kral M155 можно и рассказать. Надо сказать, что презентационные стрельбы практически всегда проходят в несколько приподнятом настроении, поскольку они бесплатны для участников. Отсюда, обычно, и исключительно положительные впечатления.
В случае с М155 магазин «Барс», по большому счёту, немножко рисковал, поскольку, несмотря на уверенность в марке и модели, мероприятие носило публичный характер при десятках неорганизованных свидетелей и кто-нибудь из присутствующих вполне мог малейший «затык» превратить в интернет-катастрофу. Но, не то, чтобы, как говорится, обошлось, а, скорее, всё получилось — вынутое прямо из заводской упаковки ружьё опробовали в деле более 40 человек, сделав из него около 400 выстрелов без чистки и смазки. Без задержек и неисправностей.
По итогу мероприятия в планах «Барса» появился длинный ресурсный тест ружья Kral М155, о результатах которого мы обязательно расскажем читателям «КАЛАШНИКОВА» в дальнейшем.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий