Снайпер и СВД

Уже после завершения в прошлом номере журнала цикла статей под общим названием «Рождение легенды», посвящённого истории создания 7,62-мм самозарядной снайперской винтовки СВД выдающимся отечественным конструктором-оружейником Е. Ф. Драгуновым, у нас появилась возможность ознакомиться с очень любопытным документом. 

Представленный документ относится к периоду острого противостояния конструкций Константинова и Драгунова, а также и последнего шанса на «жизнь» для симоновского образца. Название этого документа помпезно официально — «Справка по результатам ознакомления участника Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза снайпера Зайцева В. Г. с опытными образцами 7,62-мм самозарядных снайперских винтовок под винтовочный патрон».

Герой Советского Союза снайпер Василий Григорьевич Зайцев

Герой Советского Союза снайпер
Василий Григорьевич Зайцев

Инициатором этого события стал прославленный в годы Великой Отечественной войны военачальник, а в те годы Главнокомандующий Сухопутными войсками Советской армии, маршал Советского Союза В. И. Чуйков По его указанию и по согласованию с Государственным комитетом Совета Министров СССР по оборонной технике опытные образцы снайперских винтовок, проходившие заводские испытания в НИИ-61 (ныне ЦНИИТОЧМАШ), были доставлены 17 июня 1961 г. в Киевский военный округ для демонстрации легендарному сталинградскому снайперу В. Г. Зайцеву. Ознакомление с винтовками и пробные стрельбы были проведены в период с 18 по 20 июня. При этом присутствовали старший офицер УБП КВО подполковник Купко Г.В., от в/ч 01646 КВО (спецназ ГРУ(?)) старший лейтенант А. П. Литвинов, от ВП ГРАУ № 824 инженер-майор В. П. Михальченков, от НИИ-61 Г. Л. Серебренников и В. Т. Новиков (кроме Зайцева стреляли двое первых). Конструкторов винтовок не приглашали принципиально.

На дистанцию 100 м стреляли все трое из всех винтовок. Купко «обстрелял» обоих соперников, показавших равноценные результаты. А вот на 300 м стреляли только Зайцев и Купко с правом выбора оружия. Зайцев выбрал константиновскую винтовку, а Купко — драгуновскую, и не прогадал (см. табл.). В целом В. Г. Зайцев высоко оценил труд конструкторов, отметив высокую скорострельность, хорошую маневренность винтовок, малую отдачу и простоту разборки. В качестве недостатка драгуновской конструкции он отметил короткую рукоятку управления (её охватывают только два пальца). К винтовке Константинова (несмотря на явную к ней симпатию) претензий было больше — очень длинный и недостаточно плавный спуск, при стрельбе с оптикой требуется отклонять голову назад и даже при кратковременной стрельбе шейные мышцы беспокоят болезненными ощущениями, защёлка крышки ствольной коробки ненадёжна в эксплуатации, а отдача несколько больше, чем у других. Не без недостатков оказалась и симоновская система — коротка пистолетная рукоятка (её охватывают только два пальца), отсутствие агрегатно съёмного УСМ создаёт неудобство при чистке, сборка винтовки самая трудная из всех из-за длинной возвратной пружины, как и у константиновской системы стрельба с оптикой затруднительна. Кроме этого Зайцевым были высказаны пожелания обеспечения максимального комфорта при прицеливании и стрельбе и необходимости наличия ночного прицела для повышения эффективности действий снайпера. В общем-то сейчас это воспринимается само собой разумеющимся, но в то время было экзотикой.

svdz-2

Сверху вниз винтовки Драгунова, Константинова и Симонова. Именно они использовались во время сравнительного тестирования, проводившегося с участием Василия Зайцева

Примечателен тот факт, что Зайцев не стал расставлять приоритеты, видимо, отдав это на откуп более компетентным специалистам, но результаты стрельб и отмеченные недостатки говорили сами за себя. НИИ-61 (впрочем, как и полигоны ГРАУ) тоже не спешили расставлять приоритеты, но подспудно, видимо, все были уверены в лидерстве Драгунова. А иначе чем объяснить заказ «Ижмашу» ещё в мае того же 1961 г. двух ССВ-58 (будущей СВД) под штатный винтовочный патрон, и ещё двух под перспективный винтовочный 7,62×43, впоследствии получивший название 7,62-мм патрон обр. 1962 г. (с гильзой без выступающей закраины).

Так что Драгунову помимо продолжения участия в конкурсных испытаниях пришлось «в нагрузку» ещё и адаптировать свою систему под абсолютно новый патрон. Задача не из лёгких даже на сегодняшний день. Вспомним хотя бы «эпопею» с 5,56-мм АК-101, при создании которого несмотря на достаточно близкое «родство» патронов 5,45×39 и 5,56×45 пришлось сильно «поднапрячься». Евгений Фёдорович «со товарищи» решил значительно более сложную задачу в период не более полугода попутно с основной по отработке базового образца. Но это уже совсем другая история, проходившая параллельным курсом.

Несомненно, в рамках журнального стандарта воспроизвести всю историю создания СВД на основании даже уже известных документов невозможно. Очевидно другое: пытливым исследователям отечественной оружейки ещё придётся немало потрудиться на поприще поиска неизвестных документов по этой теме, прежде чем появится полная, энциклопедически выверенная история СВД книжного формата.

Результаты стрельб
Стрелок Дистанция Радиус круга, вмещающего 20 пробоин (R100), см при стрельбе из
ССВ-58 2Б-В-10 СВС
В. Г. Зайцев 100 12,0 13,0 12,9
Г. В. Купко 100 7,5 6,5 10,4
А. П. Литвинов 100 11,0 8,3 12,5
В. Г. Зайцев 300 29,5
Г. В. Купко 300 25,4

Комментариев: 4

  1. Где или у кого можно узнать подробности «эпопеи» с 5,56-мм АК-101?

    • О какой «эпопее» идёт речь?

      • Ну вот же автор пишет:
        Так что Драгунову помимо продолжения участия в конкурсных испытаниях пришлось «в нагрузку» ещё и адаптировать свою систему под абсолютно новый патрон. Задача не из лёгких даже на сегодняшний день. Вспомним хотя бы «эпопею» с 5,56-мм АК-101, при создании которого несмотря на достаточно близкое «родство» патронов 5,45×39 и 5,56×45 пришлось сильно «поднапрячься».

        • Ну, это не совсем точная с эмоциональной точки зрения авторская оценка сложности работ по переходу на 5,56. Скажем так — на доведение АК-101 ушло больше времени, чем изначально планировалось.

Оставить комментарий