Рождение легенды

История создания винтовки СВД. Часть IV.  

Мы продолжаем публикацию материалов, начатую в №№ 10/2015, 1 и 2/2016 журнала «КАЛАШНИКОВ», посвящённых 95-летию Евгения Фёдоровича Драгунова, подробно прослеживая историю всемирно признанного шедевра конструкторской мысли — самозарядной снайперской винтовки СВД. 

Итак, повторные испытания опытных снайперских винтовок 2Б-В-10 конструкции Константинова и ССВ-58 — Драгунова на полигоне были начаты 26.12.60 г. (ровно через год после их окончания в своём Заключении ГРАУ МО назовёт их первыми полигонными). Как уже упоминалось, во время реорганизации и передислокации испытательного полигона удалось сохранить костяк из десятка высококвалифицированных офицеров-испытателей, а вот с «работягами» — стрелками-испытателями — дело обстояло значительно хуже — все они остались по месту предыдущей дислокации. Предпринятыми командованием мерами удалось заполнить вакантные должности уволенными в запас «срочниками» из штатной артиллерийской батареи обеспечения испытаний и прикомандированной 339 ОМСР. Тому способствовали и неплохие стимулы — выделялась временная жилплощадь с постановкой на очередь по получению постоянного жилья, да и размер зарплаты даже по ленинградским меркам считался очень достойным. Вскоре из бывших солдат «выкуют» уникальных специалистов в практическом смысле, прекрасно овладевших всеми нюансами методического обеспечения, способных не только буквально с закрытыми глазами разобрать и собрать любой зарубежный или отечественный образец оружия, попутно грамотно обслужив его, но и стабильно показывать высочайшие результаты стрельбы любым видом огня.

svd4-2

Снайперская винтовка 2Б-13-10 от повторных полигонных испытаний

Ну, а пока на ответственных видах испытаний стрелять пришлось руководителю — подполковнику В. Г. Луговому и привлечённому к испытаниям мастеру стрелкового спорта майору Д. И. Козлову. Первые результаты испытаний хоть и не были выдающимися, но были оценены как вполне приемлемые. Так, по общей длине и усилиям спуска константиновская и драгуновская винтовки удовлетворили требованиям ТТТ и были легче штатной снайперской винтовки обр.1891/30 гг. на 145 и 425 г соответственно. Да и с выполнением нормативов по кучности стрельбы особых проблем не возникло. Резюме по этому виду испытаний гласило, что обе винтовки по кучности стрельбы равноценны и близки к результату лучших экземпляров штатной винтовки Мосина. При этом констатировались фактические результаты стрельбы различными патронами — кучность боя всех винтовок при стрельбе патронами с пулей ЛПС примерно в 1,25 раза хуже, чем при стрельбе патронами с пулей Л, и до 2,5 раз хуже, чем при стрельбе целевыми патронами. В связи с тем, что требование ТТТ по обязательной возможности ведения прицельной стрельбы из винтовки всей номенклатурой винтовочных патронов никто отменить не решился, а траектория пули целевого патрона физически не могла соответствовать нарезке прицелов, пришлось заняться ещё и разработкой снайперского патрона, траектория пули которого должна была сопрягаться с траекториями пуль основной номенклатуры (т.е. ЛПС) при кучности на уровне целевого. Последнее, правда, к опытным конструкциям винтовок прямого отношения на данном этапе испытаний не имело.

Снайперская винтовка ССВ-58 от повторных полигонных испытаний

Снайперская винтовка ССВ-58 от повторных полигонных испытаний

А вот претензии по эргономике — дело совсем иного порядка. Детище Драгунова только слегка «взъерошили» — «…наличие дульного тормоза значительно усиливает звук выстрела и глушит стреляющего, не устраняя при этом смещения дульной части ствола вверх после выстрела», — правда, честно отметив при этом, что отработка дульного тормоза была произведена по инициативе Заказчика. Оценка константиновской разработки была куда более жёсткой — усилие на спусковом крючке изменяется не плавно, визирование по оптическому прицелу неудобно (стрелок вынужден отклонять голову вправо и сильно прижиматься щекой к гребню приклада) и влечёт сильное болевое воздействие на правую сторону лица при стрельбе.

Ствольная коробка винтовки 2Б-В-10 вид сверху. Поломка левого боевого упора

Ствольная коробка винтовки 2Б-В-10 вид сверху. Поломка левого боевого упора

Поломка винтовки ССВ-58. Затворная рама и дульный тормоз

Поломка винтовки ССВ-58. Затворная рама и дульный тормоз

svd4-6

При испытаниях в различных условиях эксплуатации приоритеты поменялись. Винтовка Константинова, несмотря на отсутствие газового регулятора, прошла их с лёгкостью. Драгуновскую конструкцию для достижения требуемых результатов пришлось «лечить» прямо по ходу испытаний. Диаметр газоотводного отверстия с разрешения Заказчика был увеличен с 2,5 до 2,8 мм, также были пересмотрены и приведены в соответствие монтажные размеры выбрасывателя в целях исключения его заклинивания в отжатом положении при стрельбе патронами с температурой заряда 70 °С, что незамедлительно сказалось на результатах в лучшую сторону.

Проверка безотказности в нормальных условиях стрельбы прошла и вовсе «на равных» — равное и допустимое количество однотипных легкоустранимых задержек в стрельбе и даже равное количество нарушений режима огня (по одному сдвоенному выстрелу). Ресурс деталей при этом только у одной из винтовок Драгунова (№ 010) оказался не исчерпанным (за исключением уже никому не нужного дульного тормоза), у другой (№ 09) после 2932 выстрелов произошла поломка затворной рамы по месту расположения фигурного паза и рукоятки перезаряжания. Не отстали от ССВ-58 и 2Б-В-10 — у одной (№ 17) после 2444 выстр. был сломан правый упор затворной рамы, ограничивающий её движение в крайнем заднем положении, а у другой (№ 18) после 3942 выстр. и вовсе сорвало левый боевой упор ствольной коробки, а правая стенка коробки при этом прогнулась с образованием трещины.

Как видно из вышеизложенного, при таких результатах общий вывод мог быть только один — обе винтовки по всем основным характеристикам равноценны и требуют серьёзной доработки, о чём и было доложено в УСВ ГРАУ МО 23.03.1961 г. Своим Решением от 8.05.61 ГРАУ установило шестимесячный срок проведения доработок и их предварительной проверки перед проведением полигонного этапа Государственных испытаний.

Итак, время пошло, и его ни Константинов, ни Драгунов даром не теряли, работая на грани человеческих возможностей, естественно при всемерной поддержке руководства предприятий. В современных условиях это повторить, наверное, невозможно. Доработанный образец ССВ-58 (№ 011) был собран и испытан на «Ижмаше» уже в мае. Доработанный по результатам этих испытаний образец ССВ-58 (№ 012) в июне-августе прошёл предварительные испытания в НИИ-61 с незначительными недостатками. После проведённых НИИ-61 в октябре повторных предварительных испытаний в очередной раз доработанного образца (№ 015) ССВ-58 была рекомендована на полигонные испытания. Срочно собранные винтовки ССВ-58 №№ 017 и 018 были доставлены 29 ноября на полигон. При доработках своей винтовки Евгений Фёдорович Драгунов, веря в правильность выбранной концепции построения конструкции, не стремился изменить её кардинально, уделив большое внимание «шлифовке шероховатостей» — точному просчёту размерных цепей для обеспечения правильной работы всех механизмов. Без конструктивных изменений тоже не обошлось, но они не несли революционного характера. Так, был введён сухарь для предварительного поворота затвора; уменьшена площадь взаимодействия затворной рамы с направляющими ствольной коробки, на которых, кроме того, были сделаны разрядки; упрочнена затворная рама (толщина перемычки в передней части увеличена с 3,8 до 5 мм); изменена конструкция крепления направляющего стержня возвратной пружины с серьгой, исключающая их расцепление при стрельбе; уточнён диаметр газоотвода с 2,8 до 2,85 мм; введено новое крепление накладок цевья, исключающее их отделение при падениях.

Последний вариант снайперской винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова

Последний вариант снайперской винтовки 2Б-В-10 конструкции Константинова

А вот Константинов к доработке своей винтовки подошёл кардинально, переработав концепцию её построения. Прямой отъёмный приклад был заменён неотъёмным деревянным рамочным, классического типа с резиновым затыльником. В связи с этим подверглись конструктивным изменениям ствольная коробка, затворная рама, была введена съёмная крышка ствольной коробки, изменено расположение возвратной пружины, введён пылезащитный щиток щели между крышкой и ствольной коробкой, затвор получил третий боевой упор, пульный вход канала ствола был приближен к казённому срезу на 9 мм, была разработана новая конструкция открытого прицела. И это не считая прочих мелких изменений конструктивно-технологического порядка.

По результатам предварительных испытаний винтовки 2Б-В-10 № 22, проведённых в октябре (паралельно с ССВ-58), НИИ-61 рекомендовал и её для предъявления на полигонные испытания. В авральном порядке в ОКБ-575 были собраны винтовки за №№ 23 и 24. На полигон они были доставлены 12 декабря (а испытания ССВ-58 начались 7 декабря) и тут же «пошли в дело». Пикантность ситуации состояла в том, что предписанием ГРАУ был установлен срок поставки матчасти — вторая декада ноября, но ни одно предприятие в него не уложилось. ГРАУ МО предъявило претензии Госкомитету при Совмине по оборонной технике, который не остался безучастным и не только пригрозил руководителям предприятий административным «ресурсом», но и отлучением от конкурса.

Так или иначе, но конкурсные полигонные испытания опытных снайперских винтовок состоялись. И основной целью данных работ было дать заключение о возможности изготовления опытной серии винтовок одной из конструкций для последующих войсковых испытаний. Так что на пьедестале почёта второго места не существовало — в соответствии с планом-графиком испытаний всё должно было разрешиться до конца января 1962 г. И на этот раз кучностные стрельбы проводились патронами с пулями Л, ЛПС и целевыми ЦП-64. Стрельбы производил заслуженный мастер стрелкового спорта капитан М. А. Иткис и стрелки полигона Г. С. Соколов и А. А. Губерницкий. Последний всего через год станет непревзойдённым стрелком из СВД, уверенно «перестреливая» всех именитых спортсменов. По этой причине это был последний раз, когда спортсмены участвовали в испытаниях.

В таком виде ССВ-58 конструкции Драгунова завоевала приоритет в этой длинной истории испытаний. Но это был далеко не конец этой истории

В таком виде ССВ-58 конструкции Драгунова завоевала приоритет в этой длинной истории испытаний. Но это был далеко не конец этой истории

Финал испытаний пришёлся на 22 января 1962 г., о чём незамедлительно было доложено в ГРАУ МО, и так державшее «руку на пульсе событий»; ГРАУ требовало постоянных докладов о ходе работ. В этот раз фортуна улыбнулась Драгунову, и наверно неспроста. Выбранная тактика продвижения и совершенствования базового образца без каких бы то ни было коренных изменений себя полностью оправдала. В результате кучность обеих конкурировавших систем была оценена равнозначной —
«…опытные винтовки при стрельбе целевыми патронами по кучности удовлетворяют ТТТ даже в том случае, если стрельбы из них производят лица, не имеющие достаточных навыков проведения прицельных стрельб. Удовлетворительная кучность боя (близкая к верхнему пределу требований ТТТ) получена также при стрельбе патронами с лёгкой пулей и пулей со стальным сердечником». А вот во всём остальном лидерство драгуновской системы было неоспоримо — «…по надёжности действия во всех условиях и ресурсу требованиям ТТТ удовлетворяют только винтовки Драгунова». Константиновскую систему с точки зрения безотказности подвёл именно магазин, не «желавший» правильно функционировать. В результате громадное количество задержек в стрельбе. Ситуация была усугублена ещё и множественными поломками пружин толкателей газового двигателя автоматики и ударников. Так что победа Драгунова была несомненно заслуженной и честной. Резюме этого этапа подвело Заключение ГРАУ МО от 16 марта 1962 г.: «Полигонные испытания 7,62-мм самозарядных снайперских винтовок проведены достаточно полно. Выводы и заключение по результатам испытаний сделаны обоснованно и правильно. 7,62-мм самозарядную винтовку конструкции Драгунова Е. Ф., как наиболее полно удовлетворяющую требованиям по боевым и эксплуатационным характеристикам, рекомендовать к изготовлению опытной серии для войсковых испытаний». До принятия ССВ-58 на вооружение Советской армии оставалось более года.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий