Оружие нового типа

К 100-летнему юбилею автомата Фёдорова.

От редакции. В отечественной оружейной истории есть знаменательная дата: в декабре 1916 г. на фронт Первой мировой войны отправилась специальная рота из состава 189 Измаильского полка, вооружённая автоматическим оружием конструкции известного оружейника В. Г. Фёдорова. В комплект вооружения этой роты входили и несколько штук 6,5-мм автоматов Фёдорова — прототипов автомата, который с 1919 г. серийно выпускался в РСФСР и сыграл большую роль в вопросе создания автоматического оружия для Красной армии, став «школьной партой» для целого поколения советских оружейников и производственников. Это событие осталось практически незамеченным российской оружейной общественностью. Журнал «КАЛАШНИКОВ» попробует исправить это положение статьёй Р. Чумака. В ней читатели наконец смогут увидеть, как выглядел «тот самый», первый автомат Фёдорова 1916 г., 7,62-мм автоматическая винтовка Фёдорова из состава комплекта вооружения «автоматической роты» и многократно упоминавшийся «штык-кинжал» к ней. Эти сведения публикуются впервые в России.

В истории отечественного стрелкового оружия немало примеров создания удачных образцов, получивших мировую известность и признание, но лишь немногие из них могут претендовать на почётный титул «Первый в мире». Одним из таких образцов является автомат Федорова. Этот образец индивидуального автоматического оружия, созданный в России в начале ХХ века, намного опередил своё время и заложил основу развития современного стрелкового оружия этого типа в России и мире.

Автомат Федорова 1916 года. Фото техноцентр ЗиД

Клеймо года выпуска и серийного номера на стволе автомата Федорова 1916 года. Фото техноцентр ЗиД

В 1913 г. В. Г. Фёдоров закончил работу над 6,5-мм автоматической винтовкой под патрон улучшенной баллистики собственной конструкции. На её базе и с учётом опыта, приобретённого Фёдоровым во время пребывания на фронте в 1915 г., им была начата работа над новым типом индивидуального автоматического оружия, ставшим известным впоследствии как автомат. Летом 1915 г. с Сестрорецкого оружейного завода на полигон Офицерской стрелковой школы (ОСШ) доставили около 100 комплектов деталей 7,62-мм и 6,5-мм ранее разработанных систем автоматических винтовок Фёдорова для сборки и подготовки к испытанию в войсках. Несколько 6,5-мм винтовок подверглась глубокой модернизации: их ствол и ложу укоротили до карабинной длины, приспособили новый отъёмный магазин на 25 патронов (по другим данным — на 15 патронов) и доработали ударно-спусковой механизм (УСМ) для ведения непрерывной стрельбы. Получившееся оружие его автор В. Г. Фёдоров назвал «ружьё-пулемёт». Термин «автомат» применительно к этому образцу появился позднее, с лёгкой руки начальника полигона ОСШ полковника Н. М. Филатова.

Поскольку серийное производство патронов улучшенной баллистики наладить не удалось, а калибр винтовок Федорова обр. 1913 г. совпадал с калибром 6,5-мм японских винтовочных патронов, ружья-пулемёты калибра 6,5 мм приспособили под этот патрон. Такое решение было принято в том числе и потому, что в России к тому времени образовались значительные запасы японских винтовочных патронов. На протяжении 1914–16 гг. в Россию из Японии и Англии поступило около 600 000 шт. винтовок и карабинов системы Арисака различных модификаций, а также патроны к ним — вместе с оружием и по отдельным заказам. В 1916 г. производство японских патронов осуществлялось на Петроградском патронном заводе.

Таблица 1. Характеристики 6,5-мм японского винтовочного патрона
Масса патрона, г 21,0
Масса пули, г 9,0
Масса гильзы, г 8,85
Масса заряда, г 2,24
Длина патр, мм 75,6
Длина гильзы, мм 50,8
Длина пули, мм 32,0
V0, м/с 735

При стрельбе из короткого, 520-мм ствола, который имел автомат Фёдорова, японский 6,5-мм винтовочный патрон обеспечивал ему дульную энергию, близкую к той, что имеет современное оружие под патроны промежуточной мощности. Для автоматического оружия японский винтовочный патрон был почти идеальным образцом. Небольшая мощность позволяла создать лёгкие и компактные образцы винтовок, не поступаясь при этом прочностью оружия. Кроме того, японский патрон был «полуфланцевым» (6,5×50SR — Semi Rimed), т.е. имел гильзу с проточкой и фланцем, незначительно выступающим за габарит гильзы. Такой фланец не влиял на размещение патронов в магазине, не препятствовал работе автоматики и, в то же время, сохранял все достоинства фланцевой гильзы в плане технологичности изготовления её самой и оружия в целом. И, что очень важно, калибр и габариты японского патрона позволяли произвести переделку 6,5-мм автоматической винтовки Фёдорова 1913 г. под этот патрон с минимальными затратами (путём установки в патронник особого укорачивающего вкладыша). Именно японский патрон превратил «ружьё-пулемёт» в автоматическое оружие нового типа, которое по совокупности признаков можно отнести к оружию, называемому в настоящее время России «автомат», а за рубежом — «штурмовая винтовка».

Таблица 2. Сравнительные характеристики патронов
Характеристики патронов 7,62х53R обр. 1908/30 г. 6,5 мм Фёдоров 6,5х50SR* японский 7,62х39 обр. 1943 г.**
Дульная энергия (Е0), Дж. 3550 3143 1960 2019
Нач. скорость пули (V0), м/с 860 860 660 715

Полковник В. Г. Федоров. 1916 год. Фото ВИМАИВиВС

Особо следует отметить, что внешний вид оригинального 6,5-мм автомата Федорова 1916 г. сильно отличался от его «канонического» изображения, какое бытует в России и мире до сих пор. Выявленный автором единственный сохранившийся экземпляр такого автомата показывает, что он не имел металлического наконечника ложи, передней рукоятки и в буквальном смысле представлял собой укороченную 6,5-мм автоматическую винтовку Фёдорова 1913 г. Однако клейма серийного номера и года выпуска — «1916» на стволе не оставляют никаких сомнений по поводу технического облика этого изделия Фёдорова.

Летом 1916 г. роту из состава 189 Измаильского полка в составе 158 солдат и четырёх офицеров вооружили автоматическим оружием, сконструированным В. Г. Фёдоровым. По данным Журнала 5-го Отдела Арткома ГАУ № 381 от 6 сентября 1916 г., в состав комплекта вооружения упомянутой роты вошли:

  • 6,5-мм ружья-пулемёты (автоматы) с магазинами на 15 патронов в количестве 8 шт.;
  • 3-лин. самозарядные (в терминологии тех лет — автоматические) винтовки в количестве 45 шт.

Несколько 3-лин. автоматических винтовок Фёдорова приспособили для установки магазинов от ручного пулемёта Мадсена, их УСМ получил переводчик для ведения стрельбы очередями. Винтовки 3-лин. калибра комплектовались штыками-кинжалами.

В течение нескольких месяцев рота проходила специальную подготовку в ОСШ, во время которой в июле—августе провела около ста стрельб, имевших характер войсковых испытаний. Кроме оружия, роту снабдили набором самых современных, по тому времени, приспособлений: оптическими прицелами, приборами для стрельбы из-за укрытий, стрелковыми щитами, стальными шлемами, а также автоматическими пистолетами «маузер» для стрелков-дублёров (бойцов, которые прошли такой же курс обучения, что и «основные» стрелки-автоматчики и могли при необходимости из заменить). Бойцов с 6,5-мм автоматами свели в особую ружейно-пулемётную команду. 1 декабря «автоматическая рота» Фёдорова отправилась на Румынский фронт.

В бою автоматические винтовки Фёдорова впервые применены в начале 1917 г. Несколько экземпляров 6,5-мм автоматов поступили в опытную эксплуатацию в авиацию в 10-й авиационный дивизион. Испытание автоматов в воздухе прошли успешно, и начальник дивизиона Горшков ходатайствовал о вооружении его подразделения автоматами Фёдорова. По итогам испытаний автоматических винтовок и автоматов Фёдорова на фронте ГАУ приняло решение о заказе их 15 000 штук на Сестрорецком оружейном заводе. В конце 1916 г. завод приступил к выполнению заказа, но из-за развала государства выполнить его не удалось. Судьба роты автоматчиков тоже сложилась, в общем, незавидно. Особых боевых успехов ей достичь не удалось, а с началом революции солдаты роты разошлась по домам.

6,5-мм автоматическая (самозарядная) винтовка Федорова 1913 года. Фото ВИМАИВиВС

Новая часть истории автомата Фёдорова началась уже после Октябрьской революции. 1 февраля 1918 г. на заседании Чрезвычайной комиссии по снабжению Красной армии было решено возобновить изготовление на Ковровском пулемётном заводе ружей-пулемётов Мадсена и развернуть производство ружей-пулемётов системы Фёдорова. Комиссия также назначила В. Г. Фёдорова директором-распорядителем завода. Решение Советского правительства организовать производство совершенно нового и сложного образца автоматического оружия в ходе тяжелейшего внутреннего конфликта представляло собой очень рискованный шаг. В марте 1918 г. В. Г. Фёдоров прибыл на Ковровский завод с заданием в кратчайший срок (всего за 9 месяцев, с 1 мая 1918 г. по 1 февраля 1919 г.) организовать производство автомата. Работа по установке производства оказалась крайне тяжёлой: завод параллельно строился и готовился к выпуску пулемётов Мадсена, но наладить его не удавалось, а начавшаяся Гражданская война, общая дезорганизация промышленности и снабжения практически похоронили этот процесс. Только 22 июня 1919 г. заказ датскому синдикату Dansk Rekylrifle, специалисты которого работали на Ковровском заводе над организацией производства пулемётов Мадсен, был снят и завод получил задание сосредоточить все силы на производстве автоматов Фёдорова, заказ на которые установлен в объёме 9000 штук. Для организации производства автоматов на заводе была создана комиссия, в которую вошёл и один из конструкторов русского пулемёта «Максим» — П. П. Третьяков, который для этого прибыл из Тулы и работал в Коврове до 1920 г.

7,62-мм автоматическая (самозарядная) винтовка Федорова 1913 года. Фото ВИМАИВиВС

В процессе подготовки к серийному производству конструкция автомата Фёдорова подверглась значительным усовершенствованиям: к нему приспособлен магазин на 25 патронов, установлен металлический наконечник ложи и ствольная накладка, передняя рукоятка для удержания оружия, изменены очертания ствольной коробки и её крышки, а также некоторых других частей. В итоге автомат Фёдорова приобрёл облик, известный по многочисленным изображениям и сохранившимся образцам. Фактически этот переконструированный и существенно усовершенствованный автомат Фёдорова является новым образцом, достойным иметь собственное обозначение. Автор предлагает называть его, с учётом года проведения работ по переконструированию, 6,5-мм автомат Фёдорова обр. 1919 г.

Таблица 3. Тактико-технические характеристики автомата Фёдорова обр. 1919 г.
Масса без патронов, кг 4,4
Масса магазина с патронами, кг 0,8
Длина, м 1,045
Длина ствола, м 0,52
Прицельная дальность (японский прицел), шаг./м 2000/1425
Прицельная дальность (секторный прицел), шаг./м 3000/2100
Скорострельность одиночным огнём при заряжании из обоймы, выстр./мин. 20…25
Скорострельность автоматическим огнём при стрельбе из магазина, выстр./мин. 100
Темп стрельбы, выстр./мин. 600
Вместимость магазина, патр. 25

Дульная часть 7,62-мм автоматической винтовки Федорова 1913 года с установленным штыком-кинжалом. Фото ВИМАИВиВС

К июлю 1919 г. подготовка Ковровского завода к выпуску автоматов Фёдорова в основном завершилась и в серию пошла первая их партия в количестве 200 штук, изготовление которой осуществлялось полукустарным способом. Однако вспыхнувший в 7 часов вечера 10 июля 1919 г. пожар практически полностью уничтожил малый производственный корпус, в котором изготавливались приспособления и инструменты, что серьёзно затормозило процесс развития производства. Готовые автоматы при пожаре не пострадали, и вскоре их начали испытывать стрельбой, используя вместо тира глубокую яму.

К 15 сентября завод изготовил первые 15 автоматов, и до конца года их выпустили 100 штук. Массовое производство автоматов было налажено в апреле 1921 г., когда выпуск удалось довести до 50 шт. в месяц. Низкий темп роста производства объясняется объективными причинами — завод испытывал большие трудности с полуфабрикатами: заготовки ствольных коробок поступали с Ижевского оружейного завода, заготовки лож — с Тульского, но их поставка постоянно задерживалась из-за нестабильной работы этих заводов и железных дорог. Наличие и качество имеющегося оборудования и материалов было, по большей части, низким, что негативно влияло на качество автоматов и их комплектацию (отправляемые с завода в войска автоматы не комплектовались штыками, положенным комплектом запасных частей и кожаными чехлами для переноски). Тем не менее за год, с 1 октября 1922 г. по 1 октября 1923 г., при плане 600 автоматов завод изготовил 822 автомата.

7,62-мм автоматическая (самозарядная) винтовка Федорова 1913 года с установленным на неё магазином от ручного пулемёта Мадсена. Фото техноцентр ЗиД

В войсках положительно оценили возможности автоматов, и потребность в них оказалась очень высокой, но завод, в силу своих ограниченных возможностей, не мог обеспечить удовлетворение даже малой части заказов. Во время Гражданской войны автоматы Фёдорова направлялись на Северный и Кавказский фронты. В начале января 1922 г. лыжный отряд курсантов Интернациональной военной школы численностью 215 человек под командованием начальника школы А. А. Инно совершил лыжный рейд по тылам белофиннов, при этом две роты отряда были вооружены, помимо винтовок, автоматами Фёдорова. Весной 1921 г. с целью организации правильной эксплуатации автоматов по предложению Н. М. Филатова при школе «Выстрел» были организованы два курса по подготовке инструкторов-автоматчиков. Первый курс готовил мастеров по отладке и ремонту автоматов, второй — инструкторов по стрельбе из них. На курсах преподавали В. Г. Фёдоров и В. А. Дегтярев.

6,5-мм автомат Федорова модели 1919 года

6,5-мм автомат Федорова модели 1919 года с магазином на 10 патронов и штыком. Фото техноцентр ЗиД

После окончания Гражданской войны на основе накопленного боевого опыта В. Г. Фёдоров внёс изменения в конструкцию автомата, главными из которых являются введение неавтоматической затворной задержки для удобства заряжания оружия из обоймы, разобщителя в ударно-спусковой механизм (УСМ), секторного прицела взамен стоечного японского образца и усиленного выбрасывателя, позволявшего вести стрельбу не смазанными патронами. С 1923 г. выпускались уже усовершенствованные автоматы, а ранее выпущенные для проведения модернизации подлежали отправке на завод (по состоянию на 20 декабря 1924 г. на завод было возвращено 1118 автоматов). В 1922–1925 гг. Фёдоров экспериментировал с другими усовершенствованиями: менял схему установки штыка на новую по образцу германской винтовки Маузера (принятая изначально схема, у которой кольцо штыка надевалось на ствол, при боковом воздействии на штык вела к торможению ствола и отказу оружия, если после штыкового удара следовал выстрел), разработал лёгкую сошку, упрощал и усиливал конструкцию некоторых деталей. Часть этих усовершенствований, повышающих технологичность и надёжность оружия, удалось внедрить в производство.

Таблица 4. Кучность стрельбы автомата Фёдорова при стрельбе короткими очередями
Дистанция, шаг Отклонения пуль, м.
по высоте боковое
200 0,6 0,5
400 1,1 0,9
600 1,6 1,3
800 2,1 1,85
1000 2,6 2,35
1200 3,2 2,9

Для понимания роли автомата Фёдорова в развитии отечественного стрелкового оружия необходимо определить место, которое он занимал в РККА. В начале 1920-х годов в РККА произошло изменение организации стрелковых частей. В новом штате на взвод из трёх отделений полагалось иметь четыре автомата, на роту — 12. На марше автомат и часть боекомплекта нёс стрелок-автоматчик, для переноски другой его части, а также пополнения в бою, в распоряжение автоматчика выделялся специальный боец «помощник-заместитель» и один подносчик боеприпасов. Таким образом, расчёт автомата состоял из двух или даже трёх человек, а сам он фактически исполнял роль ручного пулемёта. Но технические возможности автомата, в первую очередь в плане обеспечения продолжительного непрерывного огня и кучности стрельбы, требующиеся от ручного пулемёта, категорически не соответствовали возложенной на него роли.

Использование автомата в несоответствующей ему роли ручного пулемёта объясняется большой потребностью РККА в этом виде оружия и отсутствием другого отечественного образца лёгкого оружия, способного к ведению непрерывной стрельбы. В одной из своих работ Фёдоров цитировал отзыв об автомате М. Энвальда, появившийся в 1920-е годы: «Этот тип (автомат), лишённый мощности и совсем уже неточный при непрерывной стрельбе, лишь по недоразумению и нашей бедности попал у нас в разряд коллективного оружия. К такой роли он не предназначался даже самим изобретателем». Но даже использование автомата Фёдорова в соответствии с его возможностями и по назначению, т.е. в роли индивидуального оружия, не снимало вопросов по будущему этого типа оружия. Дело в том, что по своим характеристикам автомат не вписывался в существовавшую в то время классификацию оружия пехоты, заняв промежуточное положение между ручным пулемётом и автоматической винтовкой. Фёдоров тоже понимал двойственность назначения разработанного им автомата, называя его «довольно путаным типом оружия». Претендовать на роль основного оружия пехоты взамен магазинной винтовки автомат не мог.

6,5-мм автомат Федорова модели 1919 года модернизированного типа. Фото ВИМАИВиВС

В 1920-е годы большинство ведущих специалистов мира, в том числе и Фёдоров, считали, что оружием пехотинца следующего поколения, способным совместить в себе положительные качества магазинной винтовки, подтверждённые в ходе мировой войны, со скорострельностью автоматического оружия могла стать только автоматическая (самозарядная) винтовка под полноразмерный винтовочный патрон, которая по массе, габаритам, пробивному действию пули, точности и дальности стрельбы соответствует магазинной винтовке. Автомат Фёдорова, технически являясь автоматической винтовкой под номинально винтовочный патрон, не соответствовал этим требованиям в первую очередь по мощности (дульной энергии) и кучности стрельбы. Анализ работ В. Г. Фёдорова того периода показывает, что он объективно оценивал возможности своего автомата и не считал его годным к роли основного оружия пехоты. Главное преимущество автомата перед самозарядной винтовкой его автор видел в возможности развивать достаточно плотный автоматический огонь в сложные моменты боя (при отражении атаки, обстреле групповых целей), причём основным видом стрельбы в этих случаях должна стать стрельба короткими очередями по 3–5 выстрелов с использованием упора, а стрельба очередями по одиночным целям не рекомендовалась. Такой подход конструктора к возможностям автомата был обоснован и базировался на параметрах кучности стрельбы (таблица 4) (кучность непрерывной стрельбы в 2–3 раза хуже параметров, приведённых в таблице). Оценивая автомат Фёдорова по критерию способности выполнения типовых задач соответствующего вида оружия, можно сделать вывод, что он всё же находится значительно ближе к автоматическим винтовкам, нежели к ручным пулемётам, что в значительной степени и предопределяло его неуспех в роли последнего. Тактическое назначение автомата, данное ему автором, соответствует ныне принятому для штурмовых винтовок, но их время тогда ещё не наступило — оно придёт в годы Второй мировой войны, вместе с выводом об излишней мощности полноразмерных винтовочных патронов.

Вид на мушку. Фото ВИМАИВиВС

Вид на секторный прицел. Фото ВИМАИВиВС

Опыт эксплуатации автомата Фёдорова выявил недостатки его конструкции, которая, вне всякого сомнения, не была совершенной. Выбор откатного двигателя автоматики, при котором возникают сильные удары массивного ствола о коробку в крайних положениях, вёл к значительным вертикальным колебаниям системы и ухудшал кучность стрельбы очередями. Конструктивное оформление ответственных механизмов не являлось оптимальным, снижая надёжность функционирования оружия. В автомате Фёдорова не обеспечивалось предохранение от неправильной сборки ряда важных узлов. Главные корпусные детали автомата (ствольная коробка-короб, казённик ствола) имели сложную конфигурацию, а, например, оси УСМ снабжены трудно объяснимыми элементами (ручками для вывинчивания). Магазин не допускал упора на него при стрельбе. Имелись в автомате и недостатки, делающие пользование им опасным: УСМ допускал возможность непроизвольного выстрела и травмы стрелка при досылке затвора вперёд вручную в случае его недохода в переднее положение. Из-за упора возвратной пружины в крышку коробки в случае разрушения её чеки при стрельбе отмечались случаи выбрасывания крышки в лицо стрелка. Механизм автомата был чувствителен к загрязнению и склонен к разнообразным задержкам, в связи с чем от стрелка требовалось «…тонко понимать сложную работу его механизма… уметь угадывать причины её неисправностей…», а также «…уметь быстро и без посторонней помощи устранять нередко случающиеся задержки». Автомат имел и недостатки производственного характера, большую часть которых удалось устранить в процессе производства, но далеко не сразу. В целом конструкцию автомата Фёдорова нельзя считать законченной, а его, в существовавшем виде, признать годным к роли массового оружия пехоты.

Автомат Федорова модели 1919 года с алюминиевыми наконечником ложи и ствольной накладкой, а также лёгкими сошками. Фото ВИМАИВиВС

Заметную негативную роль в судьбе автомата Фёдорова сыграло и положение с патронами к нему. В настоящее время распространена точка зрения, что автомат Фёдорова был снят с производства по причине стандартизации в апреле 1924 г. в РККА 7,62-мм русского винтовочного патрона. Но вряд ли это единственная и главная причина. Весомым аргументом представляется величина запасов японских патронов, имевшихся в то время в Красной армии. В. Г. Федоров справедливо считал, что если есть образец оружия под нештатный патрон (имелся в виду его автомат), это может не иметь принципиального значения, при условии, если он предназначен для вооружения небольших или специальных подразделений (экипажей бронемашин, прислуги пешей артиллерии, конно-охотничьих команд), поскольку расход патронов в них невелик (сейчас, кстати, такой подход является обычным при выборе вооружения для спецслужб). В этом случае снабжать находящееся в войсках небольшое количество автоматов необходимым количеством патронов не составляло трудности. Но введение автоматов на вооружение линейных стрелковых частей привело к значительному расходу имеющегося запаса патронов к ним, из-за чего нужно было решать: развивать ли выпуск 6,5-мм патронов в СССР, или создавать новый автомат под штатный 7,62-мм винтовочный патрон.

Бойцы берегового отряда сопровождения Балтийского флота осматривают ДОТ Ink6. Бойцы вооружены автоматми Федорова. Фото из книги Ириничева Б. «Финская война. Забытые кадры»

В середине 1924 г. ситуация с автоматами рассматривалась в высших кругах РККА. Заседание РВС под председательством инспектора артиллерии Ю.М. Шейдемана, состоявшееся 7 июля 1924 г., на этот счёт постановило следующее: «1. Категорически отказаться от винтовки т. Фёдорова, если параллельно не будут производиться патроны. 2. В самый короткий срок максимально ограничить сейчас производство автоматов, рассчитанных на 2,5-линейные пули, направив наличные средства и силы на создание автоматов 3-линейных… […] Одновременно разработать вопрос о дальнейшей судьбе Подольского патронного завода в связи с данными директивами…». 12 июля 1924 г. был подготовлен Протокол заседания у инспектора артиллерии РККА, в котором указано следующее: «Слушали: 1. Доклад об изготовлении первого пробного экземпляра ружья-пулемёта системы Фёдорова под 3-линейный патрон. […]. 2. Доклад о необходимости продолжения изготовления японских патронов на Подольском заводе. Постановили: ГУВП считает, что для обеспечения вышеуказанных 3 тыс. автоматов, считая на каждый автомат по 70 тыс. патронов и принимая во внимание наличность у нас японских патронов с острой пулей 41 млн, прекращать деятельность Подольского завода по изготовлению японских патронов впредь до обеспечения этого рода автомата положенным количеством патронов, не следует…». Как можно заметить из приведённых выдержек, в 1924 г. вопрос об отказе РККА от заказа автоматов Фёдорова не ставился, несмотря на нестандартный калибр и недостаточный запас патронов. Их выпуск прекратился более чем через год — 1 октября 1925 г. (по другим данным — 1 декабря), при этом всего с начала производства было выпущено 3200 штук автоматов. Причину прекращения производства автомата следует искать не столько в нестандартности применяемого в нём патрона, сколько в плоскости оружейно-технической политики РККА. В справке Военно-промышленного управления о результатах обследования заводов военной промышленности от 3 июля 1926 г. по Ковровскому заводу указывается, что завод прекратил производство автоматов Фёдорова и находится в ожидании установки производства новой автоматической винтовки. Действительно, с 1921 г. в СССР активно велись работы по созданию автоматических винтовок. В январе 1926 г. состоялся первый конкурс на автоматическую винтовку, через шесть месяцев планировалось проведение второго этапа конкурса с расчётом выбрать пригодный для вооружения армии образец и срочно запустить его в серию вместо «нестандартного» автомата Фёдорова. Но ни в установленный срок, ни позднее получить такую винтовку не удалось, в то время как производство автомата уже прекратилось.

Экспериментальный вариант выступа на наконечнике ложи для крепления штыка по типу винтовки Маузер обр. 1898 г.

В течение ряда лет после окончания производства автоматы Фёдорова состояли на вооружении РККА, ими был вооружён Московский полк Пролетарской дивизии. В 1928 г. автоматы изъяли из полка и передали на склады. Но на этом их биография не закончилась. В 1930-х годах находящиеся на хранении автоматы прошли капитальный ремонт — его стоимость в 1938 г. составляла 245,11 руб. Если учесть, что стоимость винтовки обр.1891/30 гг. в том же году составляла 126 руб., можно очередной раз убедиться, что в СССР сохранению автоматического оружия, даже снятого с вооружения, уделялось большое внимание. Такой бережливый подход оказался, в конечном итоге, правильным — во время войны с Финляндией зимой 1939–40 гг. по причине острого дефицита лёгкого автоматического оружия автоматы Фёдорова извлекли из арсеналов и дали для вооружения разведывательных и штурмовых подразделений, действовавших на линии Маннергейма. Это был последний задокументированный случай применения автоматов Фёдорова в бою.

Автомат Федорова у северных охотников. Кадр из кинохроники

Вклад автомата Фёдорова в развитие индивидуального автоматического оружия велик и его масштаб по-настоящему не оценен до сих пор. Этот образец предвосхитил ход развития индивидуального оружия на два поколения вперёд. В 1938 г. в работе «Оружейное дело на грани двух эпох» В. Г. Фёдоров изложил свое видение оружия пехоты будущего: «Автоматическая винтовка, или вернее автомат, протягивает свои руки к пистолету-пулемёту. Эти два образца оружия, — при условии значительного повышения качества пистолетного патрона — сольются в одном образце малокалиберного оружия — автоматическом карабине для вооружения армии. […] Лишь малокалиберный автомат-карабин с магазином на 20 патронов […] будет обладать отличными качествами в отношении лёгкости, компактности и удобства обращения». Действительно гениальное предвидение. По совокупности признаков автомат Фёдорова стал первой в мире серийной штурмовой винтовкой. Именно из автомата Фёдорова концептуально произошли германская штурмовая винтовка StG-43 и автомат Калашникова, хотя между этими образцами никакой прямой связи, конечно, нет. Ряд конструктивных элементов, впервые реализованных в автомате Фёдорова, нашли воплощение в более поздних отечественных и иностранных образцах стрелкового оружия. Например, дополнительная рукоятка на цевье, которая, по задумке Федорова обеспечивала надёжное удержание автомата при стрельбе очередями за счёт лучшего прижатия к упору. Автором обнаружен экземпляр автомата Фёдорова с выдвижной опорой-моносошкой внутри передней рукоятки. Аналогичная опора применялась в опытном автомате Калашникова 1950 г. и некоторых других образцах. Дисковый магазин, разработанный для авиационного пулемёта Федорова (модифицированного автомата), в несколько доработанном виде нашёл применение в ручном пулемете Дегтярёва — ДП. С самого своего появления в начале ХХ в. автомат Фёдорова имел узлы, направляющие движение подвижной системы (в данном случае ствола), изготовленные штамповкой из стали, а в 1920-х годах — даже из лёгкого алюминиевого сплава, то есть содержал в себе черты высокотехнологичного стрелкового оружия следующих поколений.

Рота 189 Измаильского полка, вооруженная автоматическим оружием Федорова перед отправкой на Румынский фронт. 1916 год. Фото ВИМАИВ и ВС

Главной причиной относительно недолгой службы автомата Фёдорова является его появление в то время, когда в России ещё не был накоплен опыт проектирования автоматического оружия. Это, несомненно, сделало честь отечественной оружейной школе (подобные образцы в начале ХХ века имели буквально единицы стран), но предопределило наличие в автомате большого количества технически несовершенных решений и недостаточный уровень надёжности конструкции. Тем не менее, судьбу автомата Фёдорова нельзя однозначно оценить как неудавшуюся. Он стал «полигоном», на котором войска получили боевой опыт эксплуатации современного индивидуального автоматического оружия, который позволил выработать требования к перспективным образцам и пути их совершенствования. На автомате Фёдорова оттачивало знание тонкостей функционирования автоматики первое поколение советских конструкторов-оружейников, работавших в фёдоровском КБ, в том числе В. А. Дегтярёв, С. Г. Симонов и Г. С. Шпагин. Почти все они в своих ранних системах так или иначе подражали автомату Фёдорова, а приобретя опыт, создали образцы стрелкового оружия мирового уровня, с успехом выдержавшие испытание Великой Отечественной войной. На базе автомата Фёдорова в середине 1920-х годов была создана первая в мире система унифицированного стрелково-пулемётного вооружения. По причине несовершенства базового образца эти работы не могли быть успешными, но сама концепция унификации оказалась верной и ещё до войны реализовалась в комплексе пулемётного вооружения Дегтярёва, а затем, в начале 1960-х годов, в комплексе стрелкового вооружения на базе автомата Калашникова.

Автор настоящей статьи благодарит начальника Технического центра ОАО «Завод имени Дегтярёва» В. В. Никулина за предоставление фотоснимков автомата Фёдорова 1916 г., а также заместителя главного редактора журнала «Техника и вооружение» С. Л. Федосеева за предоставление уточнённых сведений о составе вооружения «автоматической роты» Фёдорова.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий