Обучать как должно

Написать данный материал меня побудило наблюдение за развитием огневой подготовки в системе органов внутренних дел, так сказать, изнутри. Он не является набором критических замечаний в адрес действующих инструкций и нормативно-правовых актов, регулирующих процессы в данной сфере, как может показаться на первый взгляд. Это, скорее, попытка анализа сложившейся ситуации в целом с позиции одного из непосредственных участников сего действа.

В 2011 г. на шевронах сотрудников органов внутренних дел слово «Полиция» сменило заслуженную «Милицию», принеся вместе с собой ряд преобразований, призванных значительно повысить эффективность обеспечения законности и правопорядка в нашем государстве. Поскольку реформирование решили провести основательное, тем или иным изменениям подверглись практически все составляющие оперативно-служебной деятельности сотрудников. Естественно, столь масштабное обновление не могло не затронуть процедуру обучения полицейских устойчивым навыкам обращения с огнестрельным оружием, значение которых для качественного выполнения личным составом своих повседневных обязанностей трудно переоценить. Ведь ежегодно в России при их исполнении гибнет множество сотрудников сил правопорядка. Так, по статистике в 2010 г. МВД потеряло порядка 400 человек. В последующие годы эта цифра снизилась, однако не столь радикально: фактически ежедневно один полицейский гибнет, получает тяжёлые травмы или ранения при задержании опасных преступников и в результате нападения на сотрудников с целью завладения их оружием.

Автор статьи Дмитрий Иванов

Закономерным итогом обобщения опыта, полученного нашими правоохранителями в ходе двух чеченских кампаний, проведения ряда контртеррористических операций на территории Северного Кавказа и задержаний вооружённых преступных элементов по всей стране, стало получение в своё распоряжение инспекторами по служебно-боевой подготовке и инструкторами специальных подразделений нового наставления по организации огневой подготовки. В него вошёл ряд новых стрелковых упражнений, по условиям выполнения которых дистанции до мишеней значительно сократились, стрельбу стало необходимо вести преимущественно в область гарантированного поражения или жизненно важных органов… Казалось бы, оно полностью соответствует современным реалиям и учитывает вероятные опасности, с которыми могут столкнуться полицейские на службе. Уж с такой-то инструкцией грех не подготовить по-настоящему квалифицированных блюстителей закона. Однако давайте попробуем разобраться, так ли всё замечательно на самом деле.

Для начала постараемся определиться — что есть вообще огневая подготовка. Согласно «Толковому словарю русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, одна из трактовок слова «подготовка» аналогична значению слова «подготовить», то есть обучить, дать необходимые знания и навыки в какой-либо области. Соответственно, в нашем случае, это обучение сотрудников умелому и эффективному применению огнестрельного оружия в условиях осложнения оперативной обстановки, по сути своей образовательный процесс, который должен быть системным и последовательным, раз уж мы хотим получить качественный результат. А его достижение маловероятно без логичной и современной методики, то есть набора методов обучения.

Заглянув в вышеозначенное «Наставление…» мы найдём определения таких методов, как «показ», «повторение». Только нигде почему-то не написано, что именно должен показать инструктор и повторять обучаемый. В действующем наставлении присутствуют исчерпывающий перечень мер безопасности, условия выполнения упражнений и критерии оценки, однако описания конкретных приёмов и способов стрельбы из огнестрельного оружия, кроме всего прочего учитывающих специфику деятельности именно полиции и соответствующие ей тактические вводные, своего рода базового курса с описанием оптимальных хвата оружия, стойки, подводящих упражнений, там просто нет. Можно конечно допустить, что современная инструкция дополняет «Наставление по стрелковому делу» Военного издательства Министерства обороны СССР 1970 г., где помимо прочего как раз описаны приёмы и правила стрельбы из стрелкового оружия (неоднократно переиздавалось в советское время, в том числе для конкретных образцов вооружения). Только возникает вопрос, в какой степени методика организации огневой подготовки военнослужащих 70-х годов прошлого столетия соответствует современным реалиям полицейской работы? Здравый смысл и анализ случаев применения сотрудниками МВД огнестрельного оружия подсказывают — разница колоссальная. Правда, в 2014 г. было решено в столице создать институт штатных инструкторов, где преподавать должны 200 специально подготовленных офицеров. Только это капля в море.

Сегодня в регионах процесс обучения применению огнестрельного оружия «тянут» сотрудники кадрового аппарата или инструкторы по боевой и физической подготовке, которых в лучшем случае отправляли на недельные курсы переподготовки или повышения квалификации. Как следствие, каждый из них готовит сотрудников по своему усмотрению. И хорошо, если этот человек имеет пытливый ум и жажду знаний, желание расти, развиваться, стаж занятий в секции пулевой, оборонной или практической стрельбы, а не только разряд по тяжёлой атлетике, рукопашному бою и десяток часов просмотра тематических роликов в сети интернет. В противном случае мы получаем следующую картину: инструктор-борец — все боремся; боксёр — все боксируем и т.д., а стрельбой занимаемся по остаточному принципу.

Как следствие, очень мало времени уделяется «холостой» работе. Широко известно, что обращение с оружием завязано на мелкую моторику, которая в экстренной ситуации как раз отказывает (так уж устроена наша нервная система). В результате мы остаёмся один на один с опасностью, вооружённые крупной моторикой — хватать, давить, тянуть, а пистолет превращается в малополезный кусок металла. А ведь «холостые» тренировки включают в себя те самые подводящие упражнения, которые не только способствуют выработке условных рефлексов обращения с оружием, но и исправляют ошибки в технике стрельбы без расточительного расхода боеприпасов.

А как обстоят дела с прикладной направленностью в нынешней системе огневой подготовки? Её анализ показал, что занятия весьма отдалённо напоминают реальные ситуации, в которых правоохранителям приходится применять оружие. Например, практически отсутствуют упражнения, при выполнении которых сотрудник должен вести огонь в движении. Именно в движении (вперёд/назад, со смещением влево/вправо), а не по движущимся целям. При столкновении с противником на открытой местности стрельба из статического положения смертельно опасна для сотрудника. Изучение реальных огневых контактов и моделирование боестолкновений на занятиях по тактической подготовке с применением страйкбольного оружия показали, что полицейскому в первую очередь жизненно необходимо уйти с линии огня, стреляя при этом на ходу и подавляя противника. Здесь работают не только навыки плавного спуска и прицеливания, но и быстрого перемещения, удержания равновесия и баланса центра тяжести, чтобы не допускать раскачки корпуса, выбора величины опережения в соответствии со скоростью нашего перемещения относительно цели. Только этого как раз мы и не отрабатываем…

К сожалению, недостаточно внимания уделяется работе с укрытиями, а именно: минимизации фронтальной проекции стрелка, учёту геометрических особенностей стен, дверных проёмов при штурме зданий. Упражнение есть, а информации, как тактически грамотно и безопасно вести огонь из-за таких вот «щитов» и преград, — кот наплакал.

Также, на мой взгляд, весьма слабо затрагиваются вопросы использования экипировки. Например, стрелять в средствах индивидуальной бронезащиты у нас как-то не принято, хотя на мероприятиях по задержанию вооружённых преступников сотрудники, в особенности бойцы спецподразделений, действуют как раз в бронежилетах, защитных шлемах и разгрузочных жилетах. А уж применение на занятиях в условиях ограниченной видимости приборов ночного видения, тактических фонарей и лазерных целеуказателей кажется чем-то фантастическим.

Для иллюстрации проблематики приведу аналогию с боксом: стрельба в нашем ведомстве напоминает постоянное совершенствование удара по мешку без отработки перемещений по рингу. После таких тренировок спортсмен выходит на бой и хорошенько получает от шустрого и тактически подкованного противника, потому что привык лишь бить и стоять, а двигаться он попросту не обучен. Где связь между стрельбой и тактикой, этими двумя важнейшими составляющими боевой подготовки? Ведь необходимо обучать бойца не просто точно поражать мишени, а готовить его к тактически грамотным действиям в ходе огневого контакта в различных условиях.

Ещё одним немаловажным фактором, действующим на сотрудника полиции во время стрельбы, является его психологическая устойчивость к внешним раздражителям, например, светозвуковому воздействию. Из знакомых мне инструкторов практических подразделений и учебных заведений системы МВД лишь один представитель кафедры огневой подготовки ВИ МВД РФ на своих занятиях плотно занимается вопросом тренировки психики курсантов.

Не претендуя на статус истины в последней инстанции, позволю себе сформулировать ряд мер, реализация которых, по моему разумению, позволит несколько поправить сложившееся положение:

  • формирование полноценного института подготовки инструкторов и инспекторов по служебной и боевой подготовке с разработкой критериев для проведения качественного отбора среди кандидатов, так как соответствие данной должности требует наличия у сотрудника недюжинного умственного и физического потенциала, стремления к познанию и саморазвитию;
  • организация курсов систематического повышения и подтверждения квалификации для вышеназванных категорий сотрудников;
  • проведение семинаров по обмену опытом для инструкторов;
  • создание общепринятой базовой методики стрелковой подготовки для сотрудников полиции с использованием наработок как российских, так и зарубежных специалистов, в том числе служащих частных охранных структур, обеспечивающих физическую защиту граждан, а также из арсенала практической и оборонной стрельбы (безусловно, это спорт, но, по моему глубокому убеждению, даже в самой бесполезной, на первый взгляд, методике можно почерпнуть что-нибудь реально эффективное);
  • формирование «продвинутого» курса стрельб для спецподразделений с учётом особенностей их экипировки и тактики (работа в средствах индивидуальной бронезащиты, в составе группы со штурмовым щитом, стрельба со сменой оружия короткий/длинный ствол, в условиях ограниченной видимости с применением соответствующих технических средств);
  • проведение регулярных соревнований на уровне субъектов Федерации по тактической стрельбе среди полицейских с упражнениями, в ходе выполнения которых оцениваются как их индивидуальные действия, так и в составе функциональной группы.

Конечно, на пути подобных нововведений стоит ряд препятствий. И самыми весомыми из них, пожалуй, является нехватка финансирования, как следствие — отсутствие хорошей материальной базы… Однако давайте честно ответим себе, разве жизни полицейских, давших присягу охранять правопорядок на улицах нашей Родины и покой её мирных граждан, дешевле требующихся преобразований для создания современной системы огневой подготовки? Убеждён, что нет. Их жизни бесценны. Именно поэтому не перестаю искренне надеяться, что ситуация изменится в лучшую сторону, и сотрудников правоохранительных органов будут вскоре обучать качественно и эффективно. Одним словом, как должно.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий