Модный тренд или?..

IPSC и IDPA как средства повышения эффективности огневой подготовки силовиков

В своей первой статье «Обучать как должно» («КАЛАШНИКОВ» № 2/2017) я упомянул о целесообразности использования современных наработок и методик, в том числе из арсенала оборонной и практической стрельбы, с целью улучшения стрелковых навыков сотрудников силовых структур. Чтобы моя точка зрения не была голословной, было решено провести соответствующий анализ, а выводы представить на суд читателей.

Итак, вы спросите, почему я заострил внимание именно на IPSC и IDPA? Ведь систем подготовки стрелков известно немало. Сегодня в нашей стране инструкторы разной степени квалификации пропагандируют и преподают почти всё их многообразие: от «секретного» наследия НКВД до хваленых израильских методик. По-хорошему каждой из них стоит уделить внимание и разобрать, как говорится, «по косточкам». Однако здравый смысл подсказывает, что для этого мало собрать воедино и изучить всю литературу и видеоматериалы, посвящённые упомянутым течениям в области огневой подготовки. В идеале необходимо найти человека, обладающего устойчивым навыком такой стрельбы, являющегося носителем истинного знания и практического опыта применения оружия, умеющего доступно рассказать и показать всё на деле. Это подразумевает колоссальные затраты времени и материальных средств, которых просто нет.
А вот особенности IPSC и IDPA вполне доступны для изучения как в теории, так и в реальности на стрельбище.
Инструкторы и отделения федераций присутствуют почти во всех регионах нашей Родины, проводится множество курсов, семинаров и турниров. Плюс «практика» за последние десять лет завоевала статус наиболее динамично развивающегося направления стрелкового движения, проникла в ряд подразделений, в том числе специальных, и вызвала множество бурных дискуссий о целесообразности принятии её в качестве основы в подготовке их сотрудников.
Для начала попробуем сформировать перечень сложностей, с которыми может столкнуться сотрудник правоохранительных органов при выполнении задачи с применением огнестрельного оружия. Опустим правовой аспект, оставив лишь техническую и тактическую составляющую. Всё можно описать одним словом — неизвестность. Правоохранитель заранее не может предвидеть количество целей, их габариты, вооружение, степень подготовленности, наличие средств индивидуальной бронезащиты, направление появления угрозы, попадание гражданских лиц в сектор ведения огня, дистанцию до целей. Ко всему этому стоит добавить, что в такие моменты на сотрудника действует сильнейший стресс, его мозгу приходится вести анализ ситуации с бешеной скоростью, работать придётся скорее всего в движении или из неудобного положения. В лучшем случае из-за укрытия. И это далеко не полный перечень факторов, которые необходимо учитывать при планировании обучения личного состава. А теперь разберёмся, помогут ли нам в решении проблемы подготовки сотрудника к действиям в вышеозначенных условиях IPSC и IDPA.
Начнём с «практики». Как правило, все аргументы «против» сводятся к следующему: IPSC не является методикой в полном смысле этого слова, это лишь правила соревнований, упражнения в которых не отражают специфики реальных боевых ситуаций, а использование этих наработок гарантированно приведёт к смерти сотрудника. Да, всё так. Об этом нам скажут и здравый смысл, и опыт действующих сотрудников, и статистика. Но кто заставляет вас, уважаемые инструкторы и правоохранители, идти на поводу у «продавцов» стрелковых секретов и брать на вооружение всё в полном объёме? У нас отсутствует базовая техника производства быстрого и точного выстрела? Так почему не позаимствовать её у «практиков»? Ведь у них есть всё, что для этого нужно, апробированное на огромном количестве стрелков: стойка, извлечение пистолета, постановка рук, хват, прицеливание. Кто-то сейчас вспомнит про кардинальные различия закрытой кобуры сотрудника и открытой у спортсмена. Специально было изучено множество нормативно-правовых актов, опрошен ряд представителей ряда силовых структур из числа инспекторов и инструкторов направлений боевой и физической подготовки с целью поиска ведомственных требований к вышеуказанному элементу экипировки. Оказалось, что их попросту не существует. Не указаны нигде. А кожаная кобура с портупеей — дань традиции. Так исторически сложилось… Соответственно, вполне можно работать с открытой оперативной кобурой.
Идём дальше. Представим ситуацию: мы находимся за укрытием, у нас два противника на разных дистанциях. Требуется вести огонь с переносом по фронту и в глубину. А с учётом разницы расстояний до цели ещё менять темп стрельбы: разгоняемся или сбрасываем. Необходимы такие навыки? Безусловно. А теперь давайте понаблюдаем за тренировками членов IPSC. Отрабатывают они эти технические нюансы? Регулярно. Причём количество стрелков велико, многие из них стараются оптимизировать технику исполнения, делятся своими наработками и нюансами друг с другом, что также можно использовать как положительный опыт.
Теперь давайте подумаем, откуда безопаснее всего работать по время огневого контакта? На мой взгляд, из-за укрытия. Однако его конфигурация зачастую предоставляет сотруднику возможность вести огонь из неудобного положения, а то и со слабых руки или плеча. И посмотрите трансляции Чемпионата мира 2017 по карабину. Участникам приходится стрелять из положений лёжа, сидя, полуприсед, с наклонной плоскости, с разных плеч. Сами понимаете, что всё это оттачивалось на тренировках множеством стрелков с целью выработать наиболее эффективную технику выполнения. Почему не воспользоваться готовым, а не изобретать велосипед? Уверен, это целесообразно. Ещё раз подчеркну, что полагаю логичным взять именно техническую составляющую, навык работы с оружием в различных режимах и положениях и при необходимости адаптировать его к соответствующей специфике деятельности подразделения.
Перейдём к IDPA. Представители федерации позиционируют свой спорт как дисциплину, максимально приближённую к реальным ситуациям, где необходима самозащита с использованием огнестрельного оружия. В плане базовой техники производства выстрела, в том числе из разных положений, в общем-то ничего нового. Отличия начинаются с требований к экипировке и вооружению. Никакого тюнинга в виде накладок и утяжелителей на рукоятки, дульных тормозов-компенсаторов, коллиматорных прицелов, увеличенных магазинов и т. д. Кобуры и подсумки должны быть пригодны для скрытого повседневного ношения в течение длительного времени и прикрыты одеждой. С собой на упражнение участник берёт максимум два запасных магазина. Снаряжение не должно быть видно со стороны, когда оно надето на стрелка. Однако самое любопытное мы увидим при более детальном изучении правил: здесь появляются особенности построения упражнений и элементы тактики, характерные для реальной работы полицейского на улице или в здании. Например, 75% выстрелов должно быть произведено с расстояний не более 15 м, а дистанции между точками ведения огня, где стрелок вынужден перемещаться по открытой местности, не могут превышать десяти. Далее, необходимо использовать все виды укрытий, доступные на упражнении: более 50% проекции туловища стрелка должно находиться за ними, а ноги — полностью. При прохождении углов и препятствий используется всем известный метод «нарезки пирога». Мишени поражаются в соответствии с тактическим приоритетом (вновь отработка переноса огня по фронту и в глубину). Перезарядка осуществляется исключительно за укрытием, а магазин сбрасывается лишь по полному израсходованию боеприпасов, в противном случае будьте любезны его сохранить. Плюс наличие необстреливаемых штрафных мишеней, имитирующих гражданских. Разве это не те самые меры личной безопасности сотрудника и элементы тактики, следование которым повышает вероятность сохранения жизни полицейского в условиях огневого контакта? Они самые. Как видите, система правил построена таким образом, чтобы требовать соблюдение этого от стрелка в обязательном порядке при выполнении упражнений. Выходит, это и есть те самые тренировки навыков ведения огня из боевого оружия в связке с отработкой тактически грамотных действий в условиях боестолкновения, занятия, которых правоохранителям катастрофически не хватает сегодня.
Отдельно коснусь проведения соревнований и хронометража. Часто приходится слышать контраргументы примерно следующего содержания: в реальности лучше не спешить, действовать методично, а суета лишь навредит. Полностью соглашусь, однако не стоит забывать, что я предлагаю рассмотреть соревнования лишь как элемент подготовки, а не полноценное руководство к действию. Всем, кто стрелял из оружия и хоть раз выступал на соревнованиях, известно, что во время тренировок в знакомой обстановке на стрельбище всё идёт как по маслу и результат хороший, а на турнире то руки трясутся, то спешка заставляет делать промахи. Объяснение этому простое — стресс. Организм оказывается в незнакомых для себя условиях, пытается к ним адаптироваться, а хозяин уже требует от него максимальной отдачи, что зачастую вызывает сбои, проявляющиеся в совершении ошибок и ухудшении результатов. Как я уже отмечал в начале статьи, во время выполнении задачи сотрудник также находится под воздействием сильнейшего стресса, его мозгу приходится работать в сумасшедшем темпе, производя оценку ситуации и принимая решения. Соответственно, задача лица, ответственного за боеспособность подразделения, состоит в повышении уровня готовности личного состава к действиям в условиях подобных психофизических нагрузок. Вот и давайте посмотрим на соревнования не как на способ самоутверждения отдельных людей, а в контексте обучения сотрудников работе в экстремальных условиях. В качестве стрессора выступит время выполнения упражнения — наряду с физической нагрузкой это сегодня самый доступный ресурс, помогающий нам вывести обучаемого из состояния равновесия и спровоцировать его на совершение ошибок. Прелесть его ещё и в универсальности — подходит и для закрытых тиров, и для открытых стрельбищ. Если шумовые или пиротехнические эффекты мы не всегда можем применить по причине отсутствия условий для этого и из соображений безопасности, то секундомер либо стрелковый таймер всегда с нами и готов помочь. Пищу для ума даст упражнение, построенное инструктором исходя из специфики деятельности сотрудника и анализа статистики применения его коллегами оружия. И конечно, никакого ознакомления с мишенной обстановкой. Учебно-боевая задача готова, а стресс обеспечен. Убеждён, что такой элемент в системе боевой подготовки даст положительный эффект. Что немаловажно, это вполне бюджетное решение: обстановка в любом тире строится из реек и полипропиленовой плёнки, доступных в большинстве строительных магазинов. Потоковость таких мероприятий также высока. Только не стоит планировать много упражнений. Лучше взять качеством.
В заключение хочу отметить, что в результате таких мероприятий сотрудники узнают много нового, посмотрят на себя и свои возможности в другом свете, появится заинтересованность в совершенствовании навыков. А любому инструктору известно, что появление энтузиастов среди обучаемых в разы облегчает преподавательскую работу. Обоюдная выгода налицо. Проверено.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий