Карл Скала. Продолжение…

В статье «Непринятый самородок или чешский авантюрист» («КАЛАШНИКОВ» № 8/2013) мы уже рассказывали об оружейнике Карле Скала, одно время жившем в Санкт-Петербурге. Сейчас у нас появилась возможность рассказать ещё об одном факте (к слову сказать, также запутанном) из его биографии, который, вполне возможно, будет интересен людям, так или иначе занимающимся историей охотничьего оружия.

В 1899 г., предположительно 26 января, некий Франц Винал отдаёт Карлу Скала в починку оружие. В течение примерно года Скала его ремонтировал. В конце 1899 или начале 1900 г. Скала возвращает часть оружия, после чего Скала забирают в Дом предварительного заключения по подозрению в подстрекательстве к поджогу. Оставшаяся часть оружия у Скала, видимо, была конфискована при задержании и возвращена Виналу уже судебным следователем.

За работу Карлом Скала был выставлен счёт на 100 руб. 65 коп., который Винал не оплатил. Выйдя из-под стражи, Скала 17 января 1901 г. подаёт иск в Мировой суд по 37-му участку Санкт-Петербурга о взыскании с Ф. Винала 100 руб. 65 коп. Забегая вперёд, скажем, что как мировой суд, так впоследствии и съезд Столичного (Санкт-Петербургского) мирового суда при рассмотрении апелляции, поданной Скала, приняли сторону Винала.

Из протоколов судебных заседаний становится ясно, что Винал не заплатил Скала потому, что, оказывается, Карлом Скала было возвращено оружие в невычищенном и неисправном виде. Это нисколько не удивило, поскольку в ГИАНО есть несколько похожих дел, когда после революции люди отдавали Скала оружие в починку, а потом не могли его получить обратно и вынуждены были обращаться в органы власти или Нарсуд. Но после внимательного изучения дела возникало больше вопросов, чем ответов.

После того как ружья были возвращены Виналу, он весной 1900 г. вновь отдаёт их в починку, только теперь уже оружейнику Ф. Мацка. Вот что вспоминает Ф. Мацка, который в этом деле выступал в качестве свидетеля со стороны Винала: «…принял в починку 5 ружей, из них одно в переделку, починенное г. Скала. У „лебеды“ всё было избито, ложе побито. У штуцера казённая часть была залита свинцом. Починка и чистка револьвера стоит не более 1 р. 50 коп. Ружья получил в то время, когда Скала находился в Доме предварительного заключения, ружья были в починке около года, и Брандт служила в магазине до самого закрытия. Починка, т.е. приделка курка к ружью стоит 8 рублей, а без золота 6 рублей. Штуцер нельзя открыть иначе, как в тисках.» или «1 ружьё … из Риги … предполагаю, что ружья были попорчены умышленно, ружьё 8 калибра было залито свинцом, [запрессованно(?)]но и было забито пулей».

Возникает вопрос: зачем? Ладно, ещё как-то можно понять: после революции Скала было уже под 70, его изобретения не признали, он уже несколько раз сидел в тюрьме, кругом была неразбериха, наверное, можно было себе позволить от отчаяния, бесперспективности или обиды на старости лет попакостничать, но в 1900 г. зачем было так портить свою репутацию, особенно после участия в выставке в 1897 г.?

Конечно, можно понять, что Винал, будучи, например, человеком невнимательным, мог сразу и не заметить на оружии таких повреждений, о которых говорил Ф. Мацка, но при этом непонятно, почему Винал, заметив такие повреждения на своём оружии, вместо того чтобы обратиться, например, в суд и требовать со Скала компенсации за испорченное оружие, предлагает заплатить ему, но не 100 руб. 65 коп., а 70 или 80 руб., по показаниям свидетелей со стороны Скала, и 60 рублей, по показаниям свидетельницы со стороны Винала.

Непонятна и логика судов первой и второй инстанций, по каким-то причинам занявших сторону Винала и принявших своё решение, основываясь лишь на показаниях Мацка и Брант (сторона ответчика), в то время как показания Семёна Муравьёва и Роберта Андерзена (сторона Скала) признавались либо не противоречащими показаниям Брант и Мацка, либо не заслуживающими доверия. Хотя, например, Ф. Мацка мог лишь констатировать, что отданное ему Виналом в ремонт оружие было испорчено, мог предположить, что оружие было испорчено специально, но вот утверждать, что это было сделано Скала, Мацка не мог! При этом и показания Марии Александровны Брант противоречили показаниям С. Муравьева, но суд не придал этому значения.

Исходя из этого и ряда других моментов, можно предположить, что вся эта история вполне могла быть провокацией против Скала.

Но поводом для этого материала послужило не желание реабилитировать К. Скала перед потомками, тем более что мало кто слышал о таком оружейнике, а то, что дело это показалось познавательным следующими моментами:

— в деле фигурирует Ф. Мацка, которого, кстати, Скала в одном из протоколов называет своим товарищем и указывает, что по его рекомендации к нему в 1907 г. приезжает Главачек. Мы узнаём (хотя, вполне возможно, для кого-то это и не было секретом), что Мацка занимается не только изготовлением оружия, но и его ремонтом;

— благодаря этому делу можно составить приблизительное представление о стоимости и, быть может, характере ремонта охотничьего оружия в то время. В связи с этим хочу обратить ваше внимание на один интересный момент! Из показаний Мацка получается, что Скала завысил стоимость ремонта, но тогда выходит, что Винал принёс Скала оружие, отдал его, сказал отремонтировать, развернулся и ушёл! Неужели, прежде чем сдать оружие в ремонт, Винал не приценивался, сколько это будет стоить?! Тем более что он владел оружейным магазином и в принципе должен был иметь представления о расценках в этой сфере;

— мы узнаём, что в Санкт-Петербурге был такой Винал. В деле эту фамилию писали и как Винал, и как Ванал, и как Вынал. В «Адресной книге С-Петербурга» под редакцией Яблонского мы находим следующие данные: в 1900 г. упоминается имя Винальд Франц (из за плохой сохранности можно лишь разобрать, что «инж» и «Антиквар.»), и в 1901 г. — Виналь Франц Вацлович и два адреса: ул. Гагаринская, 16, где, скорее всего, у него был магазин, и Пантелеймоновская 13-15, где он, видимо, и проживал. Скорее всего, оружейным магазином Винал владел недолго;

— в деле фигурируют свидетели Семён Муравьёв и Роберт Андерзен, которые, как можно предположить, и были теми двумя учениками К. Скала;

— в деле находит подтверждение тот факт, что с конца 1899 — начала 1900 г. Скала находился под арестом.

Указанное в приложении оружие, вполне возможно, ещё существует, и, быть может, его владельцам будут небезынтересны рассказанные нами факты, особенно, что это оружие было у такого мастера, как Ф. Мацка.

karlskala

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий