Имеющие аналоги

Бесшумный револьвер Гуревича

Системы бесшумного оружия с отсечкой пороховых газов в гильзе

В первой части материала, опубликованной в № 4/2017 речь шла о зарубежных боеприпасах, созданных с использованием принципа отсечки пороховых газов в гильзе. Во второй — мы коротко расскажем об отечественных патронах такого типа.

Мы не можем знать, был ли патент Бисселя, описанный в первой части статьи, известен советским инженерам или нет, но разработанные ещё до Великой Отечественной войны бесшумные патроны Гуревича использовали ровно такую же систему с промежуточной жидкостью, исполнявшей роль толкателя и ускорителя пули.

Напомним, что Биссель предлагал конструкцию, в которой небольшой пороховой заряд был отделён от пули пыжом-поршнем и слоем жидкости.

Патроны ПЗАМ с отсечкой пороховых газов в гильзе

Несамозарядный пистолет С4М

При выстреле пороховые газы толкали поршень вперёд до упора в передний скат гильзы, где тот заклинивался, не выпуская газы наружу. Импульс поршня передавался на пулю через жидкость, которая за счёт уменьшения сечения зарядной камеры на переходе к стволу дополнительно разгоняла пулю относительно скорости поршня. Разработанный до войны револьвер Митиных имел схожую систему с отсечкой пороховых газов, однако для повышения эффективности разгона пули и упрощения конструкции патрона «запирание» газов происходило не в дульце гильзы, а в передней части ствола, где находился синхронизированный с задним передний барабан, имеющий дульное сужение. Это сужение пропускало подкалиберную пулю, но жёстко заклинивало пыж-обтюратор. В серии оружие Гуревича и Митиных не выпускалось, но идея продолжила своё существование.

В середине пятидесятых годов по заданию КГБ СССР И. Я. Стечкин разрабатывает специальный бесшумный патрон СП-1 с отсечкой пороховых газов в стволе оружия, что позволило в дальнейшем создать целый ряд образцов бесшумного оружия, не имевших традиционного громоздкого глушителя звука выстрела. Одной из первых разработок, имевших вид именно пистолета (а не обычного предмета в виде портсигара или пачки сигарет), стал разработанный техническими службами КГБ СССР двуствольный несамозарядный пистолет С4, созданный примерно в 1961 году под специальный патрон «Змея» (7,62×63 ПЗ). В дальнейшем в связи с модернизацией патрона «Змея» появились его варианты ПЗА и ПЗАМ, под которые выпускался доработанный пистолет С4М.

Общий вид заводской укупорки патронов ПЗА (слева) и ПЗАМ

Патроны ПЗА и обоймы к ним

Начиная с середины пятидесятых годов года Климовский НИИ-61 (ныне ЦНИИТОЧМАШ), совместно с ЦКБ-14 (ныне КБ Приборостроения в Туле) разрабатывал бесшумный пистолет под патроны СП-2, а затем и СП-3, также базирующиеся на разработках Стечкина. В 1965 году на вооружение КГБ СССР и армейских спецподразделений был принят несамозарядный пистолет МСП, имевший откидной блок из двух стволов, заряжавшихся двумя 7,62-мм бесшумными патронами СП-2, а в 1972 году на вооружение поступил его вариант под усовершенствованный бесшумный патрон СП-3. Дальнейшим развитием этих работ стали более эффективный 7,62-мм патрон СП-4 и самозарядный пистолет ПСС и револьвер ОЦ-38 под него, а также новейший, принятый на вооружение в 2011 году бесшумный пистолет ПСС-2 под ещё более мощный 7,62-мм патрон СП-16. Все эти разработки после развала СССР были рассекречены и довольно подробно описаны в оружейной прессе.

Патрон «Фаланга» (ПФ) (слева), холостой спецпатрон «Мундштук» (ПМ) и 30-мм граната БМЯ «Ящерица»

Домашние разработки бесшумных систем не ограничиваются только «карманными» системами, созданными в результате сотрудничества тульских и климовских оружейников. Об исторических подробностях разработки систем бесшумного оружия в недрах технических служб КГБ СССР известно крайне мало, однако уже в 1954 году сбежавший на Запад советский разведчик Николай Хохлов сдал своим новым хозяевам разработанный специалистами технического отдела МГБ/КГБ трёхствольный пистолет, стрелявший отравленными пулями. Патроны для этого маленького пистолета обеспечивали отсечку пороховых газов в гильзе, а для обеспечения полной бесшумности дополнительно имели электрическое воспламенение заряда от спрятанной в рукоятке оружия батарейки. Оружие это было крайне маломощным и предназначалось главным образом для устранения нежелательных лиц «без шума и пыли» выстрелом с малой дистанции. Для решения задач, требующих большей дальности и убойности, в СССР под эгидой КГБ были созданы довольно неординарные системы, известные как изделия «Д» и «ДМ», или «Дятел» и «Буря» соответственно. Известно о них сравнительно немного, но на вооружение эти довольно крупногабаритные и мощные системы попали как в армейский спецназ ГРУ ГШ Советской Армии, так и в спецподразделения КГБ СССР, такие как «Альфа» и «Вымпел».

«Изделие Д» («Дятел»)

Изделие «ДМ» («Буря»)

Пистолет МСП

Основу этих изделий составили бесшумные патроны «Фаланга» (ПФ), имевшие очень прочную и тяжелую стальную гильзу длиной 93 мм и выстреливавшие специальную бронебойную пулю калибром 9,3 мм, выталкиваемую пыжом-обтюратором, после выстрела заклинивавшимся в дульной части гильзы. На базе патрона «Фаланга» был также создан холостой спецпатрон «Мундштук» (ПМ), предназначенный для метания 30-мм гранат БМЯ «Ящерица». Эти гранаты могли применяться для поражения важной небронированной техники в тылу врага, в частности самолетов-носителей тактического ядерного оружия, пусковых установок ракет, кабин радиолокаторов и средств связи. Само «изделие Д» представляло собой однозарядный пистолет-переросток с продольно скользящим поворотным затвором, дульной насадкой для метания гранат, отъёмной кобурой-прикладом и складной сошкой. Изделие «ДМ» стало развитием концепции изделия «Д», получив магазинное питание и усовершенствованные патроны «Фаланга-М» и «Мундштук-М» (ПФАМ и ПМАМ соответственно). Судя по всему, именно на базе конструкции патронов «Фаланга» были созданы более компактные патроны «Змея» калибра 7,62 мм, применявшиеся в упомянутом выше пистолете С4.

Резюмируя, можно констатировать тот факт, что отечественным инженерам и конструкторам удалось создать целый ряд весьма передовых и совершенных систем для бесшумной стрельбы, и, что не может не радовать, прогресс в этом направлении в России не стоит на месте. Правда, об успехах в этой сфере широкая публика, скорее всего, будет узнавать с известным опозданием, но оно и правильно — секреты, как военные, так и промышленные, нужно хранить.

Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий